Кровь на детском платьице

В то холодное осеннее воскресенье северянин Михаил Раков* гулял с восьмилетней дочкой на детской площадке. Пока Ксюша с упоением раскачивалась на качелях, мужчина поглядывал на часы. Хотелось домой. Несмотря на начало осени, он сильно озяб, ветер, казалось, пробирал до костей. И это при том, что на нем была теплая кожаная куртка, добротные ботинки, шапка.

- Ксюха, пошли домой, мультики смотреть! - позвал он.

- Ну, пап, еще немножко!

Мужчина вздохнул и углубился в айфон. Но вскоре поднял рассеянный взгляд от экрана и буквально остолбенел. В пяти шагах от него стояла маленькая девочка. В легком белом платьице и красных тоненьких колготках. Без обуви - практически босиком на студеном тротуаре. Ветер едва не сдувал четырехлетнюю малышку с ног, когда мужчина бросился к ней и подхватил на руки.

- Ты где живешь?! Где твоя мама? Почему ты не одета?

Пока он сыпал вопросами, попытался закутать озябшего ребенка в свою куртку. Только потом рассмотрел, что маленькое личико все в гематомах, на шее красные отпечатки чьих-то рук, один глаз заплыл под сине-багровой опухолью, а на платьице пятна крови.

- Кто тебя побил? - спросил у малышки.

- Дедушка Леня, - выдавила девчушка. Ее трясло от холода и от ужаса.

- Где твой дом? - добивался Михаил. - Куда тебя отнести?

Его дочка уже стояла рядом, со страхом глядя на избитую кроху. Но в ответ малышка только замотала головой. Как выяснилось потом, она прекрасно знала, что живет в доме по соседству, но боялась, что ее вернут к дедушке.

С ребенком на руках Михаил кинулся в ближайший опорный пункт полиции. Дверь была закрыта. Тогда он зашел в бар неподалеку (там было по крайней мере тепло), оттуда позвонил в полицию и скорую помощь. Однако ни прибывшим медикам, ни правоохранителям ребенок, который был явно в шоке, практически ничего не сказал. Кроме своего имени - Лиза.

Медики доставили девочку в областную больницу, где после проведения необходимых исследований у нее были диагностированы тяжелые повреждения. Позднее, уже в ходе расследования уголовного дела, судмедэксперты сделали заключение: «Открытая черепно-мозговая травма, в составе которой линейный перелом нижних отделов чешуи лобной кости справа... со смещением костных фрагментов, с ушибом головного мозга средней степени, с пневмоцефалией и эмфиземой области правого глазного яблока».

В общем, состояние ребенка было таким, что его поместили на лечение в отделение нейрохирургии областной больницы.

Шок

Как же так вышло, что средь бела дня маленькая девочка получила столь тяжелые травмы? Оказалось, накануне папа и мама привезли ее погостить на выходные к бабушке Лиде.

Пятидесятилетняя бабушка работала неподалеку в магазине и проживала со своим, как модно сейчас говорить, гражданским мужем - Леонидом Грязновым. Тот не так давно освободился из ИК строгого режима, где отбывал 8-летний срок за убийство. И сама молодая бабушка, и родители маленькой Лизы прекрасно знали об этом, но не видели ничего опасного в том, чтобы иногда оставлять с ним на длительное время маленькую девочку.

- Он всегда был адекватным, доброжелательным, безобидным, к Лизе относился, как к родной, и я даже подумать не могла, что он может причинить дочке какое-то зло, - сказала следователю в ходе допроса мама девочки - Марина. - Мы не раз ее с ним оставляли, и ничего страшного не случалось.

Правда, ее муж Степан, сын Лидии, насчет адекватности мог бы поспорить: ведь мать не раз просила его подействовать на сожителя, который пил практически ежедневно, иногда впадая в запои, и не раз поднимал на нее руку. Степан собирался поговорить с бывшим сидельцем «по-мужски», но тот, прослышав о таком намерении, каждый раз просто сбегал из дома...

В общем, в ту злополучную субботу молодые супруги посадили дочку в свою машину и вечерком доставили ее к бабушке погостить. И отбыли со спокойной душой. Тем более, что бабушка уверяла их, что у нее завтра выходной, а по внучке она соскучилась.

И вот бабуля и внучка улеглись спать. Леонид же по давней привычке пил на кухне крепкое пиво и смотрел по телефону фильмы до 4 утра. Потом уснул на часок, а затем снова поднялся и продолжил пить и смотреть кино.

В 8 утра бабушка отправилась на работу и узнала о том, что произошло, только вечером, когда ей позвонили сотрудники полиции. А происходило дома следующее.

Около 11 часов дедушка Леня и Лиза сходили ненадолго погулять, при этом дедушка купил себе еще полтора литра крепкого, семиградусного пива и сигареты. Потом они вернулись домой. Как рассказала девочка, сожитель бабушки очень быстро выпил всю немаленькую бутыль и рухнул спать. А она играла в комнате.

Осыпает мозги алкоголь

Спустя примерно час дедушка Леня подскочил на кровати как ужаленный, бросился к малышке, схватил ее за горло и, сдавив, закричал:

- Где моя доча?! Где она? Говори!!!

Лиза даже ничего не успела ответить, как на нее посыпался град ударов кулаками по голове. Дочей, кстати, дедушка Леня называл ее, потому что своих детей у него не было. Но, глядя на нее стеклянными глазами, в алкогольном дурмане узрел, видимо, совсем другое.

В какой-то момент он изо всех сил швырнул девочку на пол, и она смогла уползти под стол. А сам снова упал на кровать и захрапел.

Лиза потом рассказала следователю, что плакала тихонько, чтобы мучитель не услышал. Подождала, пока уснет, а затем мышкой выскользнула из квартиры. О том, чтобы надеть сапожки, шапку, накинуть куртку, и мысли не возникло - сбежала в чем была.

Она еще очень долго была в состоянии шока - это отмечали все, кто помогал ей в тот страшный день и в последующие дни в больнице. Потом спустя время отошла - смогла что-то рассказать. Единственное, в чем упорствовала - не хотела ни назвать адрес, хотя знала его, ни указать свой дом. Страшно боялась вновь столкнуться с «добрым и безобидным», как характеризовали его взрослые окружающие, дедушкой Леней.

Он, кстати, встретившись с полицией, сразу написал явку с повинной.

Настаивал, что ничего не помнит, был пьян и не спал перед этим всю ночь. Помнит якобы только то, что девочка отказывалась обедать и он, рассердившись, шлепнул ее ладонью по лицу. Один, мол, всего разик!.. Тяжелой же оказалась ладонь, сломавшая ребенку кости черепа и нанесшая другие увечья.

А ведь совсем не из праздного любопытства спрашивают нас в определенных обстоятельствах доктора и следователи: не было ли в прошлом травм головы? Последствия черепно-мозговой травмы, в том числе отдаленные, могут быть самыми драматичными. Это и хронические прогрессирующие состояния неврологических проявлений (парезы, параличи, нарушения речи, координации и другое), развитие психических и когнитивных расстройств, нарушение циркуляции ликвора (спинно-мозговой жидкости) с развитием гидроцефалии и внутричерепной гипертензии, а еще и серьезные расстройства регуляции функций внутренних органов. Дай бог, чтобы Лизе удалось всего этого избежать.

Не дает покоя мысль: ведь всего этого ужаса могло не случиться. Если бы взрослые люди - родители, бабушка - проявили ну хоть немного осмотрительности. Хоть чуть-чуть подумали, с кем они оставляют на длительное время (и не первый раз!) маленькую девочку. Не проявили. Необъяснимая безалаберность, непростительное легкомыслие.

Кстати, нельзя не сказать спасибо сотрудникам отдела уголовного розыска № 1 УМВД по Мурманской области по раскрытию тяжких и особо тяжких преступлений. Они буквально в считанные часы в ходе оперативно-розыскных мероприятий вычислили домашний адрес пострадавшей Лизы и задержали сожителя ее бабушки. И для этого провели тщательный поквартирный обход, досконально проверили камеры видеонаблюдения и выполнили другие процедуры. Перепуганная избитая девочка не могла им в этом помочь. И когда за дочкой наконец вечером приехал папа, он увидел, как из подъезда выводят «доброго и безобидного» дедушку Леню. Что характерно, за весь день ни папа, ни мама Лизы не звонили бабушке, чтобы поинтересоваться, как там дочурка чувствует себя рядом с отсидевшем за убийство дедулей...

Иди гуляй, детка!

Месяц назад я вернулась из Турции. Солнце, море, дивный воздух. А также - пресловутое «все включено», в том числе и алкоголь, на который многонациональные обитатели отеля налегали с усердием.

Как-то раз я ехала в лифте на свой пятый этаж отеля. На втором лифт остановился, и вошла прелестная девчушка лет четырех. Наша, русская, как выяснилось потом, из Новосибирска.

- Ты куда едешь? - проявила я бдительность.

- В гости! - не испугалась чужой тети кудрявая глазастая кукла.

- А где живешь, помнишь? - спросила я строго. - Пошли, отведу.

- Не хочу домой, - закапризничала малышка. - Мама спит и сказала, чтобы я не мешала. Сказала: «Иди гуляй!..». Я уже давно гуляю. У бассейна, на пляже у моря, в баре, где мороженое.

- Одна?!

Маме пришлось проснуться, потому что я уже через пару минут привела к ней дочку. Рядом с кроватью на столике был «дамский» набор: сигареты, смартфон, бокал с колой и бутылка местной анисовой водки. Напиток убойной силы, кстати.

Молодая мамочка была очень недовольна и не скрывала этого. Я ей напомнила, что в отеле шесть этажей и огромное множество народа. Очень разного, раскованного и не всегда трезвого. И педофилы, не исключено, тоже могут встретиться. Она посмотрела на меня, как на старую нудную грымзу. Выражение на лице было: оставьте все меня в покое! Хочу спать!

- Иди, погуляй еще! - сказала она дочке. - До ужина еще долго.

И повернулась к стене, дав мне понять, что аудиенция окончена.

И вот я никак не могу понять, когда сталкиваюсь с таким - неужели в отношении ребенка обязательно должно случиться преступление, чтобы на него наконец обратили внимание самые близкие ему, родные люди?

  • ● ●

Дело вел городской следственный отдел управления СКР по Мурманской области. Фигурант 1971 года рождения был обвинен в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, опасного для жизни человека, совершенном в отношении малолетнего, - это пункт «б» части 2 статьи 111 Уголовного кодекса. В ходе предварительного следствия обвиняемый признал вину в инкриминируемом преступлении в полном объеме.

Недавно состоялся суд. «Дедушка» получил 4 года 6 месяцев лишения свободы, отбывать наказание он будет в колонии строгого режима.

Приговор пока не вступил в законную силу.

 *Имена и фамилии изменены.