- Основные положения приговора скопированы из обвинительного заключения, включая расстановку запятых, интервалы и даже лексические ошибки, - такой, в частности, упрек предъявил адвокат Василий Ананьев в адрес решения Октябрьского суда Мурманска по делу его подзащитного Геннадия Шубина.

Вчерашняя пресс-конференция защитника экс-главы «Колэнергосбыта» вызывала немалый интерес у мурманских журналистов. И понятно почему: ведь речь идет о самом громком «предпринимательском» деле в нашей области, рассмотрение которого недавно завершилось в Октябрьском районном суде Мурманска. Тем более что в финале процесса судья Елена Шиловская огласила лишь резолютивную часть приговора - статьи Уголовного кодекса и сроки заключения (Шубину - 12 лет колонии, его племяннику Александру Хазову - 9). А вот часть мотивировочную, то есть за что конкретно назначено весьма серьезное наказание, публично зачитывать не стала. И это было общественности неизвестно. Адвокаты получили приговор целиком спустя неделю после завершения слушаний. Многое в 122-страничном документе, по словам Ананьева, удивило.

И главное то, что в нем не дана комплексная оценка финансовому положению «Колэнергосбыта». Как известно, подсудимым инкриминировалось хищение денег у генераторов электроэнергии. Так следствие квалифицировало серьезные неплатежи гарантирующего поставщика на оптовый рынок.

- «Колэнергосбыт» был приобретен с полуторамиллиардным долгом, доставшимся «в наследство» от прежних собственников, - напомнил адвокат. - Этот долг был обслужен и погашен в соответствии с принципом календарной очередности погашения платежей. Соответственно, в период, когда он гасился, приобретался новый долг, нараставший к тому же из-за комплекса проблем в сбытовой деятельности.

По наблюдениям Ананьева, доводы свидетелей - экс-менеджеров «КЭС» Елены Присяжнюк, Алексея Преснова, Любови Корчагиной и других - практически не вошли в приговор.

- Показания Корчагиной в части образования задолженности и вовсе искажены. Так, якобы со слов Корчагиной, большой долг перед оптовыми поставщиками электроэнергии образовался ввиду «неоплат поставок». И все. Ни слова о неотключаемых должниках, об огромной дебиторской задолженности, о выручке самого «Колэнергосбыта».

На вопрос о долгах предприятия перед «оптом», Ананьев ответил, что в основном они образовались из-за неплатежей различных МУПов, которые отключить от энергоснабжения «гарант» не имел права. Но суд это не принял в расчет, а ходатайство о производстве комплексной экспертизы деятельности «КЭС» отклонил.

Относительно второй крупной составляющей дела - невозвращенных кредитов «Сбербанка» - Ананьев подчеркнул: как подтвердили в суде сами представители банка, кредиты были обеспечены залогами минимум на 120 процентов, а залоговое имущество осмотрено оценщиками, аккредитованными опять же в «Сбербанке». Так что отсутствует главный признак хищения - безвозмездность. Ведь залог уже истребован банком, и никто не исключает, что завтра он будет продан с аукциона и истец получит свои деньги.

Третий эпизод дела - хищение акций полярнозоринского коммунального предприятия «ТВС». И в нем, как считает адвокат, следствие неверно определило потерпевшего:

- Обвинение утверждает, что у МУПа-банкрота, владевшего акциями теплоснабжающего предприятия, был правопреемник - муниципалитет. Хотя по закону это невозможно. К тому же решение о допэмиссии акций было связано с поиском нового инвестора с учетом заведомой убыточности теплоснабжающей организации, а сделка по покупке акций проверена прокуратурой и службой финмониторинга и признана законной. Мы не раз говорили об этом в суде, и, видимо, нас услышали. Но результат странен. Упоминание о «потерпевшем» муниципалитете исчезло, а описание преступления осталось. То есть мы имеем преступление без потерпевшего вовсе. Что, согласитесь, удивительно.

Естественно, на пресс-конференции прозвучала точка зрения стороны, которая по долгу службы обязана предпринять все возможное, чтобы соблюсти интересы подзащитных. Но, судя по всему, Фемиде предстоит выслушать ее доводы еще раз. Адвокаты Александра Хазова апелляцию в областной суд уже подали. На подходе и жалоба от самого Шубина. Пока она не будет рассмотрена, приговор в силу не вступит.

Татьяна БРИЦКАЯ