«Золотой шатер» (16+) - спектакль под таким названием пополнил репертуар Мурманского областного драматического театра. В основу постановки легла пьеса московского драматурга Марины Мелексетян.

- Это молодой автор. Марина в 2020 году выиграла президентский грант на постановку своего произведения в любом из театров России. Премия была получена в рамках всероссийского проекта «Цех драматургов». Это нечто подобное режиссерской гильдии, только в Цех принимаются начинающие авторы, недавно окончившие Литинститут, - рассказал художественный руководитель театра Вадим Данцигер. - Мы мониторим все, что происходит в современной драматургии, и поэтому, когда поступило предложение взять «Золотой шатер», решили сотрудничать. Лично мне содержание показалось очень интересным. У нас получился скорее лабораторно-экспериментальный проект. Для меня, как для худрука, важно, чтобы театр интегрировался именно в современную отечественную драматургию. Это, естественно, не снимает с нас ответственности за классику. Мы с нее начали, поставили гоголевскую «Женитьбу» (16+), потом немного ушли в современность - западную в виде «Папы. Адажио» (16+) по пьесе Флориана Зеллера и отечественную - «Золотой шатер». Впереди нас ждет активная работа над «Маскарадом» Лермонтова. Таким образом, стараемся охватить все драматургические направления. Естественно, с учетом, что это будет интересно зрителям.

Спектакль «Золотой шатер» - история о постбесланском пространстве. Зачастую бывает так, что в судьбе людей случаются события, которые переворачивают привычный уклад жизни, обжигают душу. Над ними не властно время, их невозможно удалить из памяти, сколько бы ни прошло лет. Новая постановка рассказывает о людях, казалось бы, переживших беду, но обожженных ею на всю жизнь, их боль никуда не уходит. Много лет спустя после трагедии судьба вновь сталкивает участников.

Работой над новым спектаклем руководил приглашенный режиссер-постановщик Лев Харламов из Нижнего Новгорода. С автором текста он и Вадим Данцигер держали связь на дистанции, поскольку драматург живет в Москве и не смогла приехать в Мурманск. В частности, в процессе работы возникали нюансы, которые вызывали вопросы, необходимо было находить компромиссы между авторскими и режиссерскими ходами.

- В пьесе, а за ней и в спектакле поднимается очень сложная тема. Насколько я знаю, до Марины Мелексетян тема трагедии в Беслане не поднималась в драматургии и театре. Здесь есть и национальный вопрос, и детский, - сказал режиссер. - Была ли Марина очевидцем событий 2004 года, что она взяла за основу своей пьесы, точно не скажу. Из текста видно, что автор посмотрела очень много документальных фильмов, посвященных тем страшным событиям. Я сам видел множество этих лент и заметил отклик на них в пьесе. На какие еще источники опиралась Марина, не знаю.

На первые два премьерных показа, которые состоялись 13 и 14 марта, драматург не смогла приехать в заполярную столицу. Коллектив Мурманской облдрамы надеется, что она посетит один из следующих, важно узнать мнение автора о воплощении ее пьесы на сцене.

- Тема посттравматического синдрома после трагических событий в Беслане очень сложна. И до сих пор никто не нашел ответы, что на самом деле там произошло, могло ли разрешиться иначе, кто виноват, как велось расследование, идет ли оно до сих пор, - продолжил Лев Харламов. - Есть очень много людей, которых впрямую или по касательной задели эти события. И они уже 17-й год живут с этой посттравматикой. Что чувствуют такие люди, возможно ли им помочь - в постановке мы искали ответы на эти вопросы. Как и при рассуждении над любой другой сложной темой, здесь не может быть и не должно однозначных ответов. Потому что, если они есть, если можно описать спектакль в одном - двух предложениях, тогда непонятно, зачем его ставить. Надо поднимать серьезные вопросы и искать на них ответы. Я выступаю за то, чтобы их искал не режиссер, а зритель - в тот момент, когда выходит из зала, чтобы думал, обсуждал с родными, близкими, друзьями.

В спектакле задействованы 14 актеров, однако самих персонажей немного меньше. Кого играют оставшиеся - зрители узнают, придя на спектакль. Среди артистов есть непрофессионалы. Например, 10-летняя Доминика Палина, дочь актрисы театра Светланы Лебедевой. Она играет роль восьмилетней девочки. Как заметил режиссер, эта актриса оказалась самой работоспособной и была готова репетировать сутки напролет.

Также зрители увидят на сцене Юлию Васькову, Марину Волкодав, Алексея Воронина, Юлию Гусарову, Евгения Застражникова, Алексея Кинка, Светлану Лебедеву, Наталью Молчанову, Владимира Равдановича, Ирину Рыдзелеву, Галину Серёгину и других.

Следующий показ спектакля «Золотой шатер» состоится 25 марта. Постановка длится час 40 минут без антракта.