С приходом в нашу жизнь различных гаджетов мы читаем книги не только в бумажном варианте, но и электронном. Это, понятное дело, не новость. А вот то, что написано на заборах и транспарантах, вполне может считаться нелитературной формой поэзии - думаю, для многих станет сюрпризом.
Речь, естественно, не идет о нецензурной лексике или характеристике некоего Васи. К примеру, Всеволод Некрасов написал фразы на растяжках-транспарантах и повесил их вдоль дороги в лесу. Идущий по ней, желая того или нет, читал.
- Это так называемая видеопоэзия, - сказал поэт, арт-критик, член Союза писателей Санкт-Петербурга Роман Осминкин. Он выступил в областной научной библиотеке с лекцией о современном облике литературы. - Жанр находится пока в стадии становления, творческом поиске. Текст рождается параллельно с видеорядом, получается своеобразное противостояние поэтического и практического языков.
Сам Роман постоянно экспериментирует в своем творчестве. Если говорить о той же видеопоэзии, то недавно арт-критик стал победителем конкурса «Пятая нога». В ролике он вместе с другим героем по очереди пишут на доске слова, считая некоторые из них лишними, стирают их, заменяя на новые. В результате рождается фраза «Художника во мне никто не узнаёт». Итог этот не так важен, гораздо интереснее наблюдать за процессом: один персонаж пытается внести лирику, второй же постоянно думает о реальных проблемах и делах, например, что гулять и летать можно с разрешения администрации порта.
- Другой вид - стрит-арт. Так, Кирилл пишет на гаражах разноцветные буквы, - продолжил Роман Осминкин. - Цвета разные, потому что автор использует краску, найденную около мусорных баков. Для Тимофея Разина полотном стала заброшенная фабрика в Екатеринбурге. На здании он написал манифест. Это, пожалуй, самый большой пример стрит-арта у нас в стране.
Впрочем, идея громко заявить о себе, показав свою индивидуальность, не нова. Французский поэт Стефан Малларме еще в 1897 году опубликовал свою поэму, слова которой были напечатаны разными шрифтами, размерами, были расположены вразнобой. В России отличался от других Владимир Маяковский, строки его стихов больше напоминают лесенки и другие фигуры, чем привычные ровные строфы.
- После Великой Отечественной войны стали популярными нечитабельные поэмы, - сказал лектор. - Было много произведений, в которых вместо привычных слов - урчание, рычание. Авторы хотели через физическое ощущение сделать поэзию интернациональной. Все это - желание произведений прорваться в нелитературный процесс.
В 1970-х годах Лев Рубинштейн записывал свои творения на библиотечных карточках, по частям. Сейчас есть коллекционеры, собирающие карточки в библиотеках с читательскими комментариями или рисунками. Иногда попадаются очень интересные экземпляры. Другой похожий проект - «Стихи на деньгах». Согласитесь, нет-нет, да каждому из нас попадется купюра с написанным на ней номером телефона, цифрами или целой фразой. Единственное, в рамках проекта все желающие сами писали строки выбранных произведений и выкладывали их снимки в Интернет. С одной стороны, развлечение, с другой, есть повод обратиться к книгам, ведь не каждый из нас помнит стихи наизусть.
Еще один вид современной поэзии - уличная. Желающие продекламировать стих собираются в парках, у памятников или других местах города и читают. Правда, нравится это далеко не всем прохожим, но это, как говорится, дело вкуса - и оратора, и слушателя.
Также не всем по душе пришлось и изделие современной промышленности. Один производитель решил, видимо, поддержать Год литературы, прошедший в России в 2015-м, и выпустил елочку-ароматизатор с копией портрета Александра Сергеевича Пушкина. Идея сомнительна, зато теперь любой из нас может понюхать, чем пахнет великий поэт.
К солнцу русской поэзии обратился и Роман Осминкин. Поскольку он прочитал северянам не обычную лекцию, а перформанс, то в завершении продекламировал стих, надев на лицо маску с изображением Александра Пушкина.