Подобно ярким кометам, пролетают эти люди мимо родного гнезда, на миг освещая наши души светом своего искусства. Им рукоплещет публика знаменитых оперных театров и концертных залов. Они уже давно сроднились с Петербургом и сценой Мариинки. И редкий случай выпадает северянам услышать их живые голоса.

Наталья Мордашова, Татьяна Павловская и Сергей Дробышевский - выпускники Мурманского музыкального училища. По-разному складывалась их творческая судьба, но сейчас служат в труппе под управлением Валерия Гергиева. В своем рабочем графике они нашли пару дней для поездки в Заполярье, чтобы увидеться с преподавателями и порадовать мурманчан итальянской и русской вокальной музыкой. Щедрость артистов отозвалась двумя аншлагами.

"СПОЙТЕ ЧТО-НИБУДЬ!"

Первый день мариинская троица провела в альма-матер. И учителя, и студенты, пришедшие на встречу, с восхищением и почтением смотрели на гостей и не решались забрасывать их вопросами. Обстановку разрядил Сергей Дробышевский. Он вдохновенным тенором с блеском исполнил песенку Герцога из "Риголетто": "Сердце красавицы склонно к измене...", получил в ответ восторженные аплодисменты, и затем разговор завязался сам собой.

- Знаете, нигде больше в бывшем Союзе нет лучшего музыкального училища, чем наше, - признался Сергей. - Здесь работают педагоги, которые могут буквально заразить музыкой. Для меня, например, таким человеком стала Роза Константиновна Валькович. Но чтобы заниматься творчеством, нужно обладать не только вокальными данными, а в первую очередь очень крепкими нервами и светлой головой.

После Мурманского музыкального училища Сергей окончил музыкальную академию в Минске. Четыре года назад стал солистом Мариинского театра. Выступал в Будапештской Национальной опере, Латвийской Национальной опере, Ludwigshafener Opera (Германия), Klagenfurt Opera (Австрия), принимал участие в международных музыкальных фестивалях.

Концертмейстер Наталья Мордашова окончила Санкт-Петербургскую консерваторию. В Мариинке - с 1993 года. Принимала участие в подготовке многих спектаклей. Выступала с отечественными и зарубежными певцами. Как аккомпаниатор участвовала в международных конкурсах, гастролировала по России и за рубежом.

Татьяна Павловская тоже выпускница Петербургской консерватории. В 1995 году приглашена в труппу Мариинского театра, где дебютировала в партии Татьяны ("Евгений Онегин"). Выступала в США на сцене "Карнеги-Холл" и "Метрополитен опера", а так же в опере Сан-Франциско. В 1999 году пела в Букингемском дворце, где проходил гала-концерт с участием группы солистов Мариинского театра, Пласидо Доминго и оркестра Лондонской филармонии под управлением Валерия Гергиева.

Ну просто дух захватывает! Но ведь нам, простым смертным, не ощутить вкуса грандиозных фестивалей. И, наверное, поэтому в первый день встречи всем так не терпелось послушать пение наших земляков. Вместо вопросов о творческой жизни звучала одна нетерпеливая просьба "Спойте что-нибудь". А гости, уставшие после дороги, признавались в любви своему родному училищу, педагогам и рассказывали о себе.

"ЭТО ЖЕ БЭСКА!"

Наталья Мордашова училась на фортепьянном отделении в классе Светланы Петровны Урги.

- Все годы учебы в училище для меня были счастливыми, вспоминает Наталья Васильевна. - Я жила в поселке Сафоново. Каждое утро в десять минут восьмого уезжала на автобусе в Мурманск. Возвращалась поздно. Помню, играла и все время боялась услышать от педагога ее любимый возглас: "Это же бэска!" Однажды я спросила: "Светлана Петровна, а что это значит?" Она ответила: "Бред сивой кобылы". После консерватории я поступила в Самарский академический театр, работала концертмейстером. Вышла замуж, родила сына.

Однажды знакомые посоветовали Наталье Васильевне прослушаться в Мариинском театре. На что она только махнула рукой: "Да там таких, как я, хоть пруд пруди!" Но поехала. Опытную пианистку взяли сначала на полставки. Так пришлось работать год.

- Путь был очень тернистым, - качает головой Мордашова. - Но меня спас концертмейстерский опыт, умение читать с листа любую партитуру. Потом пришлось учить иностранные языки. В оперном театре это необходимо. Концертмейстер, который вместе с певцами разучивает партии, должен знать, как точно звучит чужой язык. Многие певцы приезжают на конкурсы и поют итальянские арии в русском переводе. Это невозможно! Только на языке оригинала. На любом конкурсе судьи очень придирчивы по части знания и произношения иностранных слов.

Наталья Мордашова - ответственный концертмейстер в театре. Она - добрый гений и ангел-хранитель оперных певцов.

- Я их очень люблю, - признается она. - Вся моя жизнь - это помощь им. Певцы - уникальные люди. Их профессия требует сочетания многих талантов. Они не только поют, но и играют роль. Им нужно поддерживать хороший контакт с дирижером, партнерами, быть вокально собранными вне зависимости от состояния здоровья и настроения. Гергиеву нужны мобильные певцы, у которых и с голосом все в порядке, и с артистизмом, и со здоровьем. Это должны быть личности. Они по указанию худрука должны выучить за три месяца сложнейшую роль, на которую обычно у западных певцов уходит год. Я иногда с ужасом думаю: "Боже мой, а если мне побыть в их шкуре!" Режиссерам ведь все равно, какие трудности испытывают певцы при постановке спектакля. Очень огорчает, что в последнее время режиссеры больше выпячивают свое "я", забывая о певцах и музыкальном образе. Придумывают нелепые мизансцены, костюмы, отвлекающие от музыки.

Самой Наталье Васильевне тоже приходилось играть роли. Например, Моцарта. Сидела за клавесином, в парике и камзоле. Да еще потихоньку подсказывала певцам текст.

- Вообще концертмейстеры работают и суфлерами. Сидим в будке, подсказываем или из-за кулис знаки подаем. Была я в "Метрополитен опера". Там шикарная суфлерская "будка": с телемониторами, по которым транслируют дирижера и певцов, кресло автоматическое, кнопочку нажимаешь и едешь вверх к дыре на сцене.

Основная работа - за роялем. Ведь все прогоны музыкального спектакля играет концертмейстер, клавир - от корки до корки. Ставится микрофон к роялю, который находится в оркестровой яме.

- И вот сидишь и изо всех сил создаешь иллюзию оркестра. А перед премьерой носишься по гримеркам: одному напомнить слова, с другим повторить партию. А потом нужно бежать в суфлерскую будку, - с улыбкой говорит Наталья Васильевна.

ПОСЛЕ ПОЦЕЛУЯ ЭЛЬВИРА С ДОН ЖУАНОМ УПАЛИ В ПУБЛИКУ

- Меня учили быть бойцом в жизни, - взяла слово певица Татьяна Павловская. - Роза Константиновна дала благословение на вокал. Сказала моим родителям: "Отпустите, ей дано", когда они мучались вопросом: отпускать меня на вокальный факультет или нет. А Тамара Васильевна Рамаданова - самый главный человек в моей судьбе. Она научила идти по жизни с высоко поднятой головой. Самый требовательный педагог. Вела у меня специальность - дирижирование и сольфеджио. До сих пор мечтаю дирижировать оркестром, например, в опере "Дон Жуан".

У Татьяны было много постановок с великими дирижерами и режиссерами. Работала она и с Андреем Кончаловским, поставившим "Войну и мир". Играла Наташу Ростову.

- Вокальные партии физически было сложно исполнять. Ведь картины шли одна за другой и нам некогда было перевести дыхание, откашляться. Только быстро переодеться и вновь бежать на сцену, - делится Татьяна впечатлениями.

Однажды в "Ла Скала", где шел этот спектакль, из-за спешки случился курьез.

- Мы переодевались в опеределенных местах: женский гардероб был на левой стороне кулис. Но мой партнер по туру вальса нечаянно увел меня направо. Что делать? Пришлось за кулисами стремительно бежать через софиты, монтировщиков. Успела. Правда, вышла на сцену в незастегнутом платье. Но этого никто не заметил. Зато Кончаловский, сидевший в зале, потом сказал Татьяне: "Я думал, ты обязательно во что-нибудь вляпаешься, пока бежишь".

Другой случай произошел по вине режиссера.

- Однажды мы с Дон Жуаном упали прямо в публику, - смеется Павловская. - Это было в Вашингтоне. Режиссер нам поставил страстный поцелуй на краю сцены. Мой партнер немного попятился и полетел вместе со мной с полутораметровой высоты. Дон Жуан по национальности был уругваец. Мы с ним по-английски разговаривали. Так вот он мне после падения шепнул: "У меня искры из глаз посыпались". Мы встали и убежали за кулисы, и там как принялись хохотать. Да и все, кто там стоял, почему-то очень обрадовались. А нам срочно нужен был лед. У Дон Жуана челюсть начала вспухать. Зато публика подумала, что все так и было задумано. На этом наши приключения не кончились. В одной из сцен я оперлась на кресло, а оно поехало по сцене, а я вместе с ним. При этом ведь надо петь и играть! Пришлось упасть в объятия Дон Жуана. А меня смех уже начал пробирать. И я тихонечко хихикаю на плече у парнера. Но он оказался опытным артистом, взял на себя инициативу и спас сцену.

ДОЖДАЛИСЬ ВОЛШЕБНЫХ ЗВУКОВ

На следующий день в областной филармонии прошел замечательный концерт с участием артистов Мариинки. Со сцены прозвучало много итальянской музыки. А в зале не было свободных мест. Конечно, большая часть публики - музыканты-профессионалы. Огорчило только одно обстоятельство: как только началась программа, в зале раздалось нахальное пиликанье мобильных телефонов.

Два часа пролетели незаметно. Хотелось бесконечно наслаждаться великолепными голосами и мастерской игрой на рояле. Особенно хороша была Татьяна Павловская. Поет она божественно. Ее голос, сильный и трепетный, немного напоминает Марию Каллас. Какую бы арию она ни пела, всегда видишь перед собой красивую и страдающую героиню, как будто она все время доверяет нам тайны своего сердца. Голос ее проникает в самую душу. Когда Татьяна исполняла сон Эльзы из оперы Вагнера "Лоэнгрин", у зрителей невольно наворачивались слезы. Хотя наверняка никто не понимал немецкого языка.

Очень эмоционально певица исполнила арию Русалки из одноименной оперы Дворжака. А потом, переполненная чувствами, бросилась в партер обнимать своих преподавателей.

После концерта, когда публика уже разбежалась по домам, артисты и их учителя долго не расставались. Фотографировались и все не могли наговориться.

Ольга ФЕОФАНОВА