Когда собираются в лес по грибы-ягоды, деда оставляют дома на хозяйстве. Не то еще потеряется в лесу, не усидит ведь на месте. Потом бегай, ищи-кричи...

Дедом, оставленным в одиночестве, овладевает жажда деятельности. Желательно общественно полезной. Появляется мысль сотворить что-нибудь этакое. Чтобы близкие, возвратившись с полными кошелками, восхитились, заахали:

- Ну дед! Ну молодец! Во дает! - А жена даже приобняла бы. А невестка чмокнула бы в предусмотрительно выбритую щечку. Внуки-погодки изобразили бы вокруг деда танец диких, заработав усмирительный подзатыльник...

В общем, перебрав варианты, дед решает провести генеральную стирку. Заодно лично опробовать приобретенную молодыми стиральную машину-полуавтомат. Нашу советскую "Сибирь". Надежная машина. Много лет назад, где-то посреди прошлого века была и у них такая - "Сибирь-1". А сейчас вот - "Сибирь-6". Все течет, все меняется. Пыжились, шумели - "двадцатый век, двадцатый век!" А он теперь "прошлый", и не более того. Как во времена молодости деда был девятнадцатый. Тот уж нынче и вовсе позапрошлый...

Принцип стирки прост: водички погорячей напустил, порошок с импортным названием засыпал, она и крутит. Потом отжимает. Полоскание, еще отжимка. Хорошо отжимает, лучше всяких заграничных автоматов. Хоть тут же гладь. Или так надевай. Главное, рассортировать белье должным образом. Белое к белому. Затем - не самое белое. А там уж и цветное. Любимую тельняшку - память прошлого. Праздничную красную футболку. Может, футболку отдельно? Четвёртая закладка? Да ну ее. Футболке сто лет, она уж и не красная. Так, розовая. Никакой опасности для окружения.

Тельняшки у деда три. Зимние, байковые. Дед любит носить их дома, в осенне-зимне-весенний период. Когда в квартире прохладно. Прежде вроде бы потеплее было. А теперь зябко как-то. Тут тельняшка как раз. Дед носит их в порядке очерёдности... Жена время от времени рукава укорачивает, заплаты на локти ставит. Хорошо когда-то тельники делали: рукава длинные-длинные, впрок. Со смыслом. Не то что нынче...

Завистник тут один, когда картошку окучивали, спрашивает:

- Ты что, моряк?

Дед разогнул спину, подумал, глядя куда-то:

- Да нет. Я из пехоты. А тельниками этими один капитан второго ранга наградил. Медаль, говорит, выдать не могу. А это - носи. Чтоб помнил. Вот и ношу.

...Через какое-то время после той славной стирки жена, глянув на деда, с ехидцей такой спрашивает:

- А что это за розовые пятна на тельняшке?

- Какие пятна? Никаких пятен!

- Как это никаких? Вот и вот. Помада губная, что ли? Размазанная, размытая... Застирывал, что ли?

В общем, приходится деду сознаться в грехе: было, совокупил футболку с тельником в одной воде - во время той стирки, когда в лес все уезжали. Ради одной футболки четвертую закладку, что ли, крутить? Переплелись они там, пока крутились. И вот, понимаешь...

Ай да футболка! Стираная-перестиранная, а покрасила-таки тельник. Дед и сам того не заметил. Тельник-то он после той стирки не гладил, не хватало ещё тельняшку гладить! Она, как наденешь слегка сыроватую, сама разглаживается. Так они и задуманы были изначально. Чтоб утюги там всякие не раздувать, на мелочи не отвлекаться. Не до того было на фоне больших дел.

В следующий раз деда втискивают в машину, с собой берут в лес. Чтоб инициатив всяких не проявлял, на хозяйстве оставшись. Мало ли чего еще придумает. Крем-брюле там. Или балкон красить. Намекал уже, что нелишне бы. Не хватало ещё, сыграет с верхотуры. В своей тельняшке.

...Глаз да глаз за нами, стариками в тельняшках, нужен.

Роман КРАВЧЕНКО-БЕРЕЖНОЙ