Закончился очередной театральный сезон. Пришла пора подводить итоги. Оглядываясь назад, понимаешь, что театры не сидели сложа руки и при желании мурманчане могли познакомиться с весьма разнообразным репертуаром.

Сезон прошел под знаком празднования 60-летия Победы. Это ко многому обязывало, и успех юбилейных постановок превзошел ожидания.

На мурманских подмостках состоялось немало премьер. Здесь и психологическая мелодрама Юджина О,Нила "Луна для пасынков судьбы" (Мурманский областной драмтеатр), и пикантный "Перебор" Херберта Бергера, и романтическая история Валентина Рощина "А вдруг это любовь?" (театр КСФ). Одними из первых в России флотчане поставили акунинское "Зеркало Сен-Жермена". Мурманская облдрама открыла новое имя Марии Ладо - "Очень простая история". Малыши, как всегда, не остались без сказок...

Актеры заглянули в колодец

Не секрет, что успех спектакля начинается задолго до прощального поклона артистов публике. Путь к овациям долог. Для начала неплохо бы подобрать подходящую пьесу. Лучше сделать ставку на громкое имя драматурга, но можно довериться и оригинальному сочинителю-новичку. В этом сезоне Мурманская драма подразнила аппетит публики сразу двумя этими приманками. Осенью на афише появилось название знаменитой пьесы Юджина О,Нила "Луна для пасынков судьбы" (режиссер - Никита Ковалев, художник - Наталья Авдеева). По весне северяне стали свидетелями рождения нового имени. Одним из первых в России театр осуществил постановку пьесы мало кому пока известной Марии Ладо. Ее "Очень простая история" (режиссер - Султан Абдиев, художник - Андрей Пронин) пришлась нам ко двору.

Известная американская мелодрама О,Нила вещь для исполнения наитруднейшая. Она требует от актеров филигранного мастерства. В центре внимания - грустная история любви одинокой фермерши Джози Хоген (Лариса Белодед) к местному гуляке Джеймсу Тайрону (Алексей Шулин). Молодые люди издали симпатизируют друг другу, но соединиться вместе им, похоже, мешает сама судьба. Джози как бы не принадлежит сама себе. Слишком много сил отдает процветанию семьи: отцу, который требует внимания к своей старости, брату, видящему в ней свою защиту и опору. Злая молва приписывает хлесткой на язык фермерше распущенность и грубость. Она же романтически мечтает о внимании к себе легкомысленного красавца Тайрона. Интрига в том, что однажды изрядно поднабравшийся в кабаке Джеймс попадается в расставленные Хогенами сети и... проводит наедине с Джози ночь. Мелодраматический накал этого "лунного свидания" чрезвычайно высок. Герои то мучают, то жалеют друг друга, исповедь сменяется исповедью... Ловелас Тайрон на поверку оказывается душевно ранимым, психически неуравновешенным человеком. Многое в сюжете пьесы объясняется властью комплексов над естественными чувствами человека.

Постановщик Н. Ковалев предлагает свою интерпретацию знаменитого сюжета. Акцент сделан на жертвенности чувства Джози. Фигура Тайрона остается в тени. Все сводится к банальной неврастении героя. Исповедальный монолог разочарованного в жизни "красавчика" публика слушает внимательно. Но образу, создаваемому А. Шулиным, не достает, на мой взгляд, многогранности, парадоксальности поведения. А жаль. Возможности актера, безусловно, позволяют разыграться режиссерской фантазии. Ковалев же, по моему представлению, увлечен больше текстом пьесы. Может быть поэтому "Луна..." - спектакль достаточно литературный. В нем слишком много говорится о любви. Но слова не спасают людей от тоски и одиночества...

Пьеса Марии Ладо "Очень простая история" тоже имеет свою глубину. Это глубина притчи. То есть колодца. Кажется, дно - вот оно, рукой подать! Ан нет... Эффект доступности обманчив.

Вещица Ладо - не исключение. В ней реальное переплетено с фантастическим, забавный вымысел - с жестокой реальностью. Режиссер постановки Султан Абдиев увлекся необычной интригой и ставил "Простую историю" как своего рода эксперимент.

Сюжет оригинален. На скотном дворе общаются между собой по ночам животные и люди, способные "звериный" язык понимать. Кто мудростью житейской делится, кто о полетах "во сне и наяву" мечтает. Резвой Хрюшке (Оксана Шпеко) хочется хозяйской ласки, свободы за пределами скотного двора, душевного праздника... Наивная! Желанная прогулка по лугу оборачивается для нее трагедией. Хмурый Хозяин (Александр Водопьянов) просто-напросто зарезал раздобревшую скотину. А она - Свинья! - возьми да и обернись на том свете Ангелом (Тамара Шангалеева). Вот чудо!

И поведал Ангел убогому загону сентиментальную историю о том, как спасаются Души. Дескать, чтобы уберечь от гибели хотя бы одно земное существование, необходимо заиметь на небесах Заступника. Принести жертву! Спасать в деревне есть кого. Хозяйская дочь Даша (Юлия Денежкина) беременна. Родители Даши уговаривают дочь принять "крайние меры". Будущую жизнь под хирургический нож? Не спят обитатели скотного двора! Решают, как быть? Кто принесет себя в жертву, станет Ангелом-спасителем?

Не буду пересказывать сюжет полностью. В нем много и комического, и по-настоящему трагедийного. Все, впрочем, заканчивается вполне благополучно. С самой концепцией постановки, ее сентиментально-жертвенным пафосом, воспринятым театром и залом исключительно всерьез (в духе Достоевского), на интеллектуальном уровне можно и поспорить. Меня в чем-то не убедило и даже покоробило излишнее нагнетание драматизма: сцена принесения себя на заклание Лошади (Ирина Крылова), например. Но в разговоре со зрителем театр выбрал язык открытого, кровоточащего сердца. И публика откликнулась - слезами и умилением.

Принц Датский из театрального королевства

Иногда незанятость актера в премьерах сезона не менее ощутимы, чем его несомненный успех. Думаю, истинные мурманские театралы заметили временное "отсутствие" в новинках народных артистов РФ - Аллы Журавлевой, Корнелия Баздерова. В сравнительно маленькой, но искрометной роли Бабушки показалась Маргарита Конторина; несколько мастерски сыгранных эпизодов у Натальи Долгалевой ("А вдруг это любовь?"), Марины Скоромниковой ("Очень простая история").

Корифеи оказались занятыми лишь в текущем репертуаре. Зато молодежи и в том, и в другом театре предоставили возможность наиграться сполна.

Мне уже приходилось писать о несомненном успехе спектакля флотского театра "А вдруг это любовь?" (режиссер - Юзеф Фекета). Приобретшая современный имидж пьеса Рощина получила искренний отклик в сердцах зрительской аудитории. Постановщики нашли верное сценическое решение - образ спорящей на все лады о любви дискотеки. Молодые исполнители главных ролей смотрятся современными Ромео и Джульеттой, страдающими от распрей социально неоднородных семей.

Молодой артист театра КСФ Алексей Гудин в этом сезоне, несомненно, совершил профессиональный скачок. В его ролях появилась та доля сценического правдоподобия, которая позволяет публике принимать сыгранных артистом героев за "своих", кровно близких людей. Таковы в его исполнении и пылкий, бесшабашный Валька ("А вдруг это любовь?"), и застенчивый, впервые влюбившийся по-настоящему сержант Петр Бородин из "Соловьиной ночи".

"Соловьиная ночь" - спектакль о последних днях Великой Отечественной войны. Главный режиссер театра, заслуженный деятель искусств России Юзеф Фекета, отдал этой постановке много творческих сил. Внешне спектакль получился ярким, по-настоящему майским, наполненным буйством цветущих яблонь... Очень музыкальным! (С прискорбием замечу, что "Соловьиная ночь" стала последней работой, своего рода "победным завещанием" замечательного Мастера - музыкального оформителя В. Панчешного).

Центральная коллизия постановки далека от однозначности. Молоденький сержант Бородин (в напарниках Гудина - дебютант Александр Нестеров), прогулявший всю "соловьиную ночь" напролет с немецкой девушкой Ингой (Марина Бутова, Юлия Блохова) искренне поддался наплыву пьянящих сердце весенних эмоций. Закон же, не позволяющий советским воинам вступать в близкие отношения с немецким населением, строг к юноше. Находится немало тех, кто готов за счет ареста Бородина рьяно выслужиться. Но вряд ли неоперившийся Ромео должен по всей строгости расплачиваться за чиновничью бессердечность. Публика солидарна с мудрым генералом Лукьяновым (Александр Агафонов), берущим на себя ответственность за спасение жизни провинившегося сержанта. Честь и жизнь спасены, но влюбленные вынуждены расстаться. Актер Гудин пронзительно ведет сцену разлучения. Финал спектакля надолго остается в памяти.

Молодежь труппы стала основой во всех смыслах победного спектакля в Мурманской облдраме. Коллизия пьесы "Весенний день, тридцатое апреля" исполнена драматизма. Русский паренек Андрей (Владимир Равданович) волею обстоятельств попадает в плен к группе фашиствующих молодчиков. Ему и всем находящимся на верхних этажах берлинской школы-госпиталя угрожает смертельная опасность - гитлеровцы готовятся взорвать здание. Трагедию удалось предотвратить. Но Андрей погиб.

Спектакль признан одним из лучших на Московском телевизионно-театральном фестивале Союзного государства "Этот День Победы...". Постановщик, главный режиссер МДТ Султан Абдиев, награжден орденом Ломоносова "за выдающийся личный вклад в развитие культуры и искусства". Актер Владимир Равданович стал лауреатом в номинации "За талантливое исполнение мужской роли в театре".

Что ж... Успехом земляков нельзя не гордится. Скажу лишь, что мурманчане ценят награжденных не только (и, может быть, даже не столько!) за этот военный спектакль. Он лишь звено в цепи. Режиссерский талант Абдиева стал очевиден после его значительных постановочных проектов. Сегодня всерьез можно говорить об индивидуальном почерке главного режиссера, его тяготении к масштабности замысла ("Театр времен Нерона и Сенеки", "Ящерица"), фольклорно-историческому колориту ("Белое облако Чингисхана"), чутье настоящей минуты ("Конкурс"), литературном вкусе ("Люди и мыши")... Поговаривают, что "в портфеле" главрежа - "Король Лир". Это ли не повод на подмостках отметить награждение?

Роль Андрея в послужном списке Равдановича особенная. Артист больше знаком зрителю как исполнитель остро характерных комедийных ролей. Здесь же потребовалось органичное естественное существование артиста в экстремальных предлагаемых обстоятельствах.

Надо признать, что в представленном на фестиваль спектакле молодые актеры сыграли ровно, в ансамбле. Но при этом нельзя не отметить работу Алексея Кинка: ему удалось найти характерность - одновременно комедийную и драматическую.

Артистическое пополнение мурманских театров еще учится в университете. Заметным событием в культурной жизни города стал открытый экзамен по сценическому мастерству. Под руководством педагогов (С. Абдиев, В. Ерасов, А. Водопьянов) четверокурсники подготовили ряд драматических отрывков, объединенных в композицию. Играли отрывки из Брехта, Радзинского, Горина и даже Шекспира. Алеша Кинк рискнул показаться в роли Гамлета! Нашелся и Принц Датский в нашем театральном королевстве. Не буду спешить с оценками. Но смелость, напомню скептикам, города берет.

Можно ли в молодой поросли разглядеть будущие вековые деревья? Трудно сказать. Мне пришлись по душе игривость и находчивость Глеба Глебова; решительно пробивающий себе дорогу темперамент Олеси Трум; обаяние Тамары Шавгалеевой... А принимающие участие в экзамене Марина Бондарева и Юлия Денежкина уже несколько сезонов подряд выходят на профессиональную сцену.

Вместо тайны – розыгрыш

Как заведено, сезон в том и другом театре завершился премьерами.

В Мурманской облдраме подарок получили вышедшие на каникулы школьники. Никита Ковалев осуществил постановку классической сказки С. Прокофьева, Г. Сапгир "Василиса Прекрасная". Режиссер флотского театра Юрий Сергиенко преподнес сюрприз взрослой публике. На сцене - святочная история от загадочного Бориса Акунина - "Зеркало Сен-Жермена".

На первый взгляд, между этими спектаклями нет и не может быть ничего общего. "Василиса Прекрасная" - об очередной победе Добра над Злом. Актуальность акунинской комедии очевидна. В долгожданный Миллениум волшебное зеркало позволило героям пьесы - изысканному декаденту Томскому (Алексей Гудин) и вульгарному хаму Вовану (Дмитрий Пастер) поменяться... временем. Забавно и по-своему поучительно! Изменилось ли что-нибудь в России за целый век? Или герои только на первых порах будут чувствовать дискомфорт? А потом успешно приживутся в новых для себя декорациях?

Традиционную сказку в МДТ и постмодернистский спектакль в театре КСФ при всей их содержательной полярности роднит постановочный дух.

Никита Ковалев умудрился придать вечному фольклорному сюжету свежее дыхание. И это - учтите! - без внешней модернизации. Все в его "Василисе Прекрасной" вроде бы сугубо правильно - и костюмы, и декорации. Никто не осовременен сверх меры, ничто не поставлено с ног на голову. А эффект актуальности тем не менее возникает. Почему? Думаю, секрет в ироническом отношении постановщика и артистов к изображаемому. Благодаря остроумному утрированию отдельных черт, легкой интонационной передозировке, взгляду на сказочных персонажей как бы со стороны, у спектакля появляется своего рода подтекст. И думающий зритель волен его истолковывать.

Игривая ирония ощутима и в постановке Юрия Сергиенко. Она в особом "святочном" обрамлении пьесы Акунина. Художник Раиса Чебатурина придумала великолепные декорации. Они погружают зрителя в атмосферу Времени, которое, по меткому выражению поэта, "у Вечности в плену". Безошибочно работает часовой механизм. Плавно вращается гороскопический круг планет. Прозрачная синева легчайшего занавеса, кажется, скрывает некую тайну. Эх, кабы люди прислушивались к космическим часам, пытались осознать свое вселенское присутствие!

Но люди остаются людьми. И из века в век повторяется одно и то же. Идея пьесы Акунина в принципе проста. И театр не берется усложнять ее. Век нынешний и век минувший удивительно похожи. Деньги слепо играют человеческими страстями. Амбиции заставляют здравомыслящих людей рядиться в фальшивые перья. А какую власть над разумом имеют стройные дамские ножки!

Что меняется? Ни-че-го.

Человек пошл и слаб. К тому же смешон. И достоин комедии! Не об этом ли Чехов? Вот про то же Акунин. Обидно? В принципе, да. Но...

О, как можно горячится, придя к столь неутешительным выводам ! Стучаться в настежь раскрытые двери! Делать трагическое выражение интеллигентного лица! Ей - отечественной интеллигенции - в пьесе и спектакле тоже досталось! Образ ее в "Зеркале..." смешон и трогателен (озорная работа Николая Новодворского). Но не всегда ли она страдала от хамства, сама себя загоняя в пыльный непрезентабельный угол?

Прозорливый, бесспорно талантливый, Акунин под маской шутовства ставит не самые простые вопросы. Но не впадает при этом в ложное глубокомыслие. Он призывает к эстетической игре. Театр в меру своих представлений о "декадансе" и современности подхватывает ее.

Актеры с упоением кувыркаются в "прикольном" тексте, меняя костюмы, путаясь в декорациях. Томский-Гудин и Вован-Пастер в какой-то момент спектакля становятся идентичными. Кто есть кто? Кружится голова от всей этой неразберихи!

...Мудро ведет себя только Время. Мерно раскачивается золотой Маятник. На нем примостился придумщик Мистерии - Господин в парике (Ю. Сергиенко). Он берется утверждать, что владеет тайной Бессмертия. Зал прислушивается... Но и тут розыгрыш. Свет медленно гаснет. Тайна тонет во мраке. Спектакль неожиданно заканчивается.

Окончен и театральный сезон. Хочется думать, он был не из худших. В нем немало труда. Режиссерского. Актерского. Зрительского, ведь сопереживание - работа ума и сердца.

Во имя чего старания? Думаю, ради победы - победы фантазии над косной действительностью. Таланта над посредственностью. Качества над количеством.

Зрелой драматургией, привезенными с фестивалей наградами, успешными премьерами, вниманием публики можно гордится. Что-то не может не огорчать. Главное, не утратить вкус победы и волю к ней...

Людмила ИВАНОВА, театральный обозреватель