- Были времена, когда и я приезжал на Север в одной рубашке, - усмехнулся парень в камуфляже, разглядывая наши легкие "штормовочки" и гитары в чехлах. Пристань в карельском поселке Рабочеостровске, откуда должен был отчалить на Соловки "Василий Косяков", понемногу заполнялась туристами. Нагруженные тяжелыми рюкзаками и палатками, люди предвкушали путешествие по святым местам Беломорья. Их "суровому" пилигримскому настрою мешал только наш городской вид, смахивающий на пижонство в такой походной обстановке. С моря веял теплый ветер. И было приятно от мысли, что уж мы-то, мурманчане, в отличие от публики из столичных городов точно приехали на юг. А что не нацепили на себя потертые штаны и тельняшки, так это и понятно: впереди нас ожидала встреча с песней и публикой.

"ЧАЙ С МОШКОЮ ПОПОЛАМ"

Бардовский фестиваль "На Соловецких островах" - детище новорожденное. Его отцы - представители питерского клуба авторской песни "Восток" и Соловецкого музея-заповедника.

Хотя северный фестиваль и не задавался целью "догнать и перегнать" знаменитый Грушинский, тем не менее его география сразу же заявила о себе: более семидесяти авторов и исполнителей приехали из Петербурга, Архангельска, Нарьян-Мара, Выборга, Северодвинска, Петрозаводска, Мурманска, Ярославля, Москвы, Воронежа.

Размещением поэтов с гитарами занимался музей-заповедник. Нам были бесплатно предоставлены места в гостинице "Петербургская". Любители свежего воздуха арендовали палатки и спальники. Между прочим, удовольствие не из дешевых. Островитяне сдают в аренду туристический инвентарь, ориентируясь на московские кошельки. Например, только одна палатка (без теплого коврика и спального мешка в комплекте) стоит сто пятьдесят рублей в сутки. Частное жилье в летнее время года тоже "кусается": сарайчик с диваном, но без удобств одному человеку сдается за сто рублей в сутки, двоим - за двести и так далее. Питание на таком мероприятии происходит только за свой счет. На Соловках еда дорогая, цены на продукты намного выше, чем на материке.

Зато все экскурсии по достопримечательностям монастыря и музея-заповедника были бесплатными для бардов. Да и солнечная погода радовала. В озерах можно было купаться без боязни простудиться.

Благодать беломорского архипелага испытали на себе все участники фестиваля. Тут бы всем подружиться, обменяться адресами, творческими планами... Но пока не получилось. Может быть, единению помешал дух соперничества между командами.

Участникам предстояло выступить в жанре классической бардовской песни, какую когда-то писали Визбор и Окуджава. Нелегкая задача - найти в современном мироощущении место для идеалов поэтов-шестидесятников. Но организаторы подчеркнули, что соловецкий фестиваль как раз призван сохранить традиции жанра. Потому, что в нем должна жить человеческая интонация, рассказывающая о чем-то простом, всем понятном и близком. Например, запомнилась своими произведениями Лидия Беляева, учительница из Архангельской области. Жюри наградило ее специальным призом за любовь к родному краю. На тихой старенькой гитаре, но с искренней душевностью исполнила Лидия строки про морошковые поляны. Лауреатом среди авторов стал Игорь Малыгин из Ярославля, написавший песню о судьбе лесоруба. В ней нет ни надрыва, ни драмы. В каждой фразе рельефом - мужской твердый характер, подчеркнутый размеренным ритмом.

"ДЕД, А ТЫ, ВООБЩЕ, В КУРСЕ?"

На любом творческом фестивале бывают интересные встречи. Искрометного диалога может и не получиться, но остается впечатление, что прикоснулся к самой истории. Так случилось при знакомстве с возглавившим жюри Валентином Вихоревым, автором известной песни "На Соловецких островах".

Валентин Иванович уже разменял восьмой десяток . Родился он в 1931 году в Ленинграде. Пережил блокаду. В конце войны попал в детский дом в Сибири. Позже в родном городе окончил ремесленное училище. Работал механиком по обслуживанию ЭВМ высшей квалификации, много лет был начальником пионерлагеря. Песни начал писать примерно с конца пятидесятых. Лауреат конкурсов туристской песни I и III Всесоюзных походов молодёжи 1965 и 1967 годов. Член жюри многих фестивалей и конкурсов. Автор более чем трехсот песен. Страстный любитель альпинизма и горных лыж.

Мировоззрение Вихорева хорошо видно в его произведениях, кратких комментариях, которыми он предворял каждую песню. Например, в одном из них прозвучало: "Я верю, что мир спасет доброта". Запомнилась и одна рассказанная им зарисовка.

- Вот раньше мне казалось, что лучше палатки места для жилья нет, - говорит Вихорев. - Сейчас, конечно, мне уже трудновато кочевать. Построил домик в Ленинградской области, посадил во дворе деревья, колодец вырыл. Потом об этом песни написал. А вот недавно сидели мы с моим трехлетним внуком возле дома на скамеечке. И вдруг он у меня спрашивает: "Дед, а ты в курсе?". Я оторопел: "Это как?". Внук поясняет: "Ну, вообще, в курсе?". Я ему: "Уж восьмой десяток на свете живу, значит, в курсе". А мальчонка и говорит: "Пошли тогда яблочки собирать с нашей любимой яблоньки". Вот и этот эпизод "родил" песню.

Рассказы и песни Валентина Вихорева как-то по особенному подействовали на публику. Так что в конце этого небольшого концерта-встречи зрители неожиданно подхватили одну из песен мэтра, и в зале возникло ощущение братства неутомимых романтиков. "Кто сказал, что я сдал, что мне рук не поднять, что я с песней порвал, что рюкзак не собрать?", - дружно пели все. И сразу захотелось к костру - или нет, лучше сразу отправиться покорять неизведанные земли. Традиция все-таки заразительна.

Ольга ФЕОФАНОВА