Что делать, если каждую ночь злые духи разбирают по кирпичику только что сложенные стены строящегося монастыря? Напугать их решил один лама. Как рассказывает легенда, он изготовил маски божеств, придумал для персонажей ритуальные танцы. И чудесная мистерия сделала свое дело: злые силы были укрощены, а некоторые шальные духи даже примкнули к танцующим маскам.

Цам, или по-тибетски Чам, в переводе означает "танец богов". Суть мистерии - это борьба добрых сил со злыми духами, окружающими человека. Цам представляет собой одну из наиболее ярких театрализованных и красочных обрядовых форм буддийского богослужения. После разгрома монастырей в 30-х годах в Бурятии и Монголии традиция Цам была утеряна. Сейчас ее пытаются возродить.

Дашчайлинь-хит - единственный в Монголии монастырь, где в наши дни исполняется "танец богов". В нынешнем году в нем участвовали более ста танцоров, восемьдесят из которых были в масках. Одна из них - новая работа мурманчанина Сергея Панчешного, работника драматического театра Северного флота. О его необычном хобби наша газета уже рассказывала. Сергей Владимирович вот уже двенадцать лет занимается изготовлением из папье-маше масок мистерии Цам. На его счету более пятидесяти произведений. Несколько из них находятся в буддийском храме Петербурга, другие - в Бурятии. Три года назад Панчешный побывал в Улан-Удэ, где встретился с Богдо Гэгэном - духовным лидером буддийских монахов - и получил от него благословение на работу. Мастер считает, что в его хобби прослеживается какая-то кармическая связь с древней культурой.

В конце лета наш земляк впервые побывал в Улан-Баторе, собственными глазами увидел ритуальное представление, а еще привез в монастырь свои произведения.

- Началось все с того, что на мой сайт пришло письмо от некоего Марио. Он сообщил, что живет в Берлине, работает на радио. И его тоже интересует тема мистерии Цам. Мы некоторое время с ним переписывались. Его родители живут в Улан-Баторе. Мама - русская, а отец - монгол, кстати, известный оперный певец. Он пригласил меня съездить с ним в Улан-Батор. С пустыми руками ведь не поедешь. Отец Марио, Банди, познакомил меня с постановщиком Цама, ламой Буяндолгером. Тот согласился использовать мою маску.

В историческом Цаме персонажи жестко определены, ничего прибавлять нельзя. Среди прочих там есть так называемые театральные, для развлечения зрителей: Снежный Лев и Белый Старец. И мастер решил создать льва. Тем более что монахи монастыря Дашчайлинь-хит еще не успели им обзавестись.

- Лев - маска сложная, никогда таких еще не делал, - продолжил рассказ Сергей Панчешный. - В мистерии его изображают два человека: один - голова, другой - туловище. Перерыл кучу материала, собрал все, что было по львам. Есть много вариантов его изображения. На Тибете эти звери, конечно, не водятся. Поэтому в буддийской иконографии их изображают условно. Порой лев смахивает на лягушку. Думаю, что у меня получился настоящий буддийский лев. Правда, был выбор с расцветкой: зеленый или коричневый. Решил придерживаться традиций. Получился белый лев с зеленой гривой. В театре для него сшили язык из алого атласа. Гриву помогли друзья сделать: из пряжи вязали узелки. Маска долго сохла у меня в квартире. Два месяца ушло на изготовление. Какие-то детали доделывал прямо накануне отъезда в Монголию.

Буяндулгеру очень понравились работы Панчешного (вместе со львом мурманчанин привез еще и маску морского дракончика). Лама сказал, что их обязательно возьмут в Цам. Костюм к маске обещали достать в фольклорном танцевальном ансамбле.

- Нас монахи пускали везде, - продолжает рассказ Сергей Владимирович. - Там вообще очень творческая атмосфера царила. Перед основным ритуалом освятили маски и костюмы. А через несколько дней состоялась генеральная репетиция мистерии на улице. Буяндулгер там главенствовал, показывал движения монахам, отбивал такт тарелками-цимбалами. Он семь лет учился на Тибете религиозным танцам. Я все ждал, когда выход льва будут репетировать. Даже засомневался, что это случится. Наконец вечером послали за костюмом. Привезли, начали примерять. Оказалось, что "львиное платье" сшито на одного человека. Лама распорядился привезти еще один костюм. И так одели второго человека, игравшего туловище. Получился немного наивный лев, но для первого раза неплохо.

В день представления Цама монахи разметили на большой площадке круги: насыпали дорожки из муки. Храм превратился в грим-уборную. Сама мистерия началась с выхода двух скелетов - Хранителей кладбища.

- После их танца пошло основное действо, - делится впечатлениями Панчешный. - Персонаж Ворон пытался подобраться к главной жертве, которой предстояло сгореть в огне, но его все время отгоняли богатыри с копьями. Потом один за другим стали выходить божества, их сподвижники. Они исполняли свой танец и становились в круг. Затем наступило время для развлечений. Первым к зрителям вышел Белый Старец, основное божество кочевых народов, покровитель диких и домашних животных. Он, как будто бы пьяный, покачивался. Засучил рукава и начал отплясывать. Но вдруг устал и лег поспать. Мальчишки его будили, он их ловил. Потом зрителям раздавали конфеты от Белого Старца. После него на площадку вышел Снежный Лев. В пасти у него - воздушный шарик. Лев не танцевал, просто ходил, рычал, кого-то кусал понарошку, баловался. Вообще, Цам по времени очень затянутое зрелище. Если два часа еще можно смотреть и вникать в действие, то потом устаешь от монотонности. Да к тому же жара мешает. Жалко было танцоров, плотно одетых в шелк и парчу. Этот Цам длился примерно пять часов. Бывает и восемь, а то и несколько суток.

Конечно, в древние времена у людей не было радио или телевидения. И это красочное зрелище оказывало на верующих огромное влияние. Цам имеет глубокий внутренний смысл.

- На следующий год мы с ламой Буяндулгером договорились, что я сделаю для монастыря еще четыре маски. А еще хочу ворона им привезти, - подытоживает Сергей Панчешный. - Марио планирует сделать об этой поездке фильм. Он отснял много видеоматериала. Собирается послать эту работу на фестиваль этнографических фильмов.

Ольга ФЕОФАНОВА