"Вот два похожих ботинка - но какие у них разные судьбы!" - эту цитату из "Собаки Баскервилей" художник Никита Духно привел на открытии выставки в художественном музее, объединившей его живопись и фотографии Николая Жолнина.

Собравшиеся на вернисаж оценили самоиронию. Хотя, быть может, тут точнее было бы сказать так: ботинки-то очень разные, но вместе составили весьма гармоничную пару... Действительно, несхожесть творческой манеры двух авторов налицо. Но при этом выставка не распадается, более того, такой целостности удается достичь далеко не всякому художнику, затевающему персональный показ.

Единство впечатления во многом объясняется концептуальностью экспозиции, которой, к сожалению, не избалована мурманская публика. Авторы продумали каждую мелочь, касающуюся подачи работ, развески, света - пространство организовано с умом, талантом и уважением к зрителю. Живописные и фотографические работы (казалось бы, опасное сочетание) звучат в едином ритме, составляют мелодию сродни джазовой - недаром именно джаз сопровождал открытие выставки.

Масштабная экспозиция, занявшая целый этаж музея, знаменует собой пятилетие творческого союза двух мастеров. Их совместные проекты, реализующиеся в работе дизайн-фотостудии "Н-Студио", давно завоевали известность и признание. Профессионально занимающиеся дизайном художники являются авторами фирменного стиля множества организаций и предприятий, среди которых областная филармония, "Руссландия Полярные зори отель", а также логотипов конкурса "Красный сарафан", фестиваля "Арктик-джаз". Впрочем, дизайну на выставке отведена единственная витрина с ироническим названием "Посвящается трудовым будням "Н-Студио". Основная же часть экспозиции демонстрирует индивидуальное творчество каждого.

Никита Духно живо чувствует тенденции современного искусства, постоянно движется вперед. В основе этого движения - прекрасная академическая подготовка (два высших художественных образования - не шутка). Его живопись метафорична, отличается индивидуальным почерком. Художник с удовольствием затевает игру с цветом, в основе его работ лежат ассоциации.

Многие произведения на выставке сопровождает текст. "На случай, если какой-нибудь зритель спросит, отчего это у меня луна зеленая", - комментирует автор. Поэтический образ вторит живописному, их единство рождает особый эффект, заставляющий надолго задержаться у картины. "Отражался тополь в луже неба, небо отражалось в луже тоже...": небо и земля будто меняются местами, соединенные взаимным отражением ("Дождь"). "Помни, наблюдатель, что есть наблюдающие за тобой. И вы, наблюдающие, помните: и за вами Наблюдающий есть!" - это эпиграф цикла работ, с которых на зрителя внимательно смотрят наблюдающие глаза. Некоторые даже вооружены биноклями. В центр помещен телескоп. Заглянув в него - а как же не заглянуть? Любопытно! - вы обнаружите, что "с той стороны" вас пристально рассматривает... сам Никита Духно. Да еще и сквозь бинокль. Так что художник и зритель подчас могут поменяться местами. Ведь известно: произведение искусства отражает не только личность творца, но и душу зрителя, раскрывает человеку тайны его духа.

Духно пишет лаконично, с кажущейся простотой. Всего две-три цветовые плоскости, несколько бликов - это пронзительно синий "Закат", морской пейзаж, в котором многие узнают вечернюю Севастопольскую бухту. Контрастный, желто-зеленый холст и та самая "зеленая луна" - это "Мертвый тополь"; впечатление южной ночи: теплая земля, нагретый за день воздух... Воздуха в картинах много (а этого достигает не каждый живописец), персонажам просторно на холстах. Духно изображает людей и животных, восхищаясь самой жизнью, ее биением, красотой, всякий раз по-новому вглядываясь в натуру.

Такой же способностью, взглянуть на мир "как в первый раз", обладает Николай Жолнин. Модный мурманский фотохудожник много работает на заказ. Творчество живописца и фотографа в определенном смысле противоположно: задача первого - воплощение образа, замысла, характера, второй же, напротив, идет от натуры, от плоти, выявляя в ней характер, эмоцию, душу. Но салонный портрет с его риском заштампованности, "гламурности" становится испытанием для автора.

Жолнин испытание выдерживает. Персонажи его работ свободны, их движения естественны, эмоции ярки. Люди на снимках смеются, печалятся, ждут, тревожатся, любят - словом, живут. Девочка в бальном платье заворожено глядит на пламя свечи, карапузы в солидных - "как у папы" - костюмчиках серьезно смотрят в объектив... При всей студийности, "постановочности" фотографий они лишены искусственности: деланных поз или натянутых улыбок. Воссоздавая момент жизни, художник сохраняет живое дыхание, правду чувства. В его работах соседствуют ирония (пара внушительных бритых затылков в кадре) и страсть (рискованное ню - обнаженная натура). И здесь, как и в живописи Духно, много воздуха, много пространства. А в нем игра света и тени создает образы, в которые веришь, потому что они - настоящие.

Неизменно высокий уровень и требовательность к себе отличают обоих художников. И при всей разности техник и манер сами работы свидетельствуют о творческом дуэте. Выставка "Н-Студио" состоялась как целое и обещает стать одним из заметных культурных событий этой осени.. Зрителю есть над чем поразмышлять: не ограничиваясь чистым впечатлением, экспозиция дает пищу уму и повод для дискуссии. Авторы же, избегая лишнего пафоса, повторяют: "Мы хотели просто, чтобы люди могли встретиться и поговорить на приличном фоне. Только и всего!"

Татьяня БРИЦКАЯ