МОЙ ДОМ

Дом, словно целая страна:

Пьет горькую, девок целует,

Ругается напропалую -

То мир у него, то война.

У тех, чей потолок - мой пол,

Внизу, в хрущобном чреве,

Дерутся молодцы во гневе,

Забыв про свадьбу, водку, стол.

И тут же, рядом, за стеной,

Все - по испытанному кругу -

Сосед клянет свою подругу

Под скрип кроватный заводной.

А выше - сразу надо мной,

Как будто не на этом свете

Заливисто смеются дети,

Ведь завтра праздник - выходной!

Дом, словно океан земной,

Как волны, судьбы отмеряет,

Бурлит - от края и до края.

Не спит, все говорит со мной...

МОНОЛОГ СТРАННИКА

"Все бы вам разговоры вить,

Заговаривать души от боли...

Я уже заскучал без любви -

Этой смертной счастливой неволи!

Белолица она, как Луна -

Чем красивее, тем непристойней.

И, как смерть на миру, красна

Жгучей ревностью и погоней.

Куличи у беспутной сладки,

Невелики вот только да редки -

Только сяду за стол, мужики -

Глядь, а там уж одни объедки.

...Но бывает, бывает порой

Все иначе. Как будто в сказке,

Стиснет сердце не лютой тоской,

А живой нестихающей лаской.

И зажгутся повсюду огни -

Словно радугу в небе увижу,

И вернутся погожие дни,

Небо станет светлее и ближе.

Полно вам разговоры вить -

Заговаривать души от боли.

Я уже заскучал без любви -

Этой смертной счастливой неволи..."

***

Как все же порой мир безумен и пуст,

Все б ему гоношиться да правду искать.

А я - лишь похабное слово меж уст,

Еще им несказанное пока.

И сам я себе неприятен, и зол,

И черной бедой неминучей

Плетут над главою моею узор

Тяжелые, низкие тучи.

И солнышка милого не увидать,

И жизнь, как пустяк, невесома,

И сам я - нескладный, медлительный тать -

Тащусь к магазину из дома.

А там - ну такая душе благодать!

Там снедью торгует молодка.

Там лучшая в мире живая вода -

Паленая русская водка.

Куплю. И домой потащусь не спеша

Привычной дорогой знакомой,

Вразвалку шагая и жадно дыша,

Мечтою одною влекомый.

И - выпью! Уйдет, отодвинется тьма,

И новое слово родиться,

И раем покажется дом-тюрьма,

И тучи устанут виться.

***

Дорога - она навсегда и всерьез,

Покуда душа не остынет.

И мамин извечный, тревожный вопрос:

"Опять уезжаеши, сыне?".

Но как хорошо раньше света вставать,

И, вещи собрав, отправляться по свету -

К еще неоткрытым пока островам,

Забытым мирам и далеким планетам.

За дальней, незримой, но теплой звездой

По карте судьбинных линий -

Так жизнь убывает - верста за верстой,

Оглянешься - нет и в помине.

Но - в путь спозаранку! Но в путь - в полный рост! Не стой, а то все опостылет.

Дорога - она навсегда и всерьез,

Покуда душа не остынет.

***

Когда по-актерски глумливо

Поэта играет фигляр,

Все выйдет неладно и криво,

Глядишь, и петля - не петля.

Не ведая тени сомненья

На голубом глазу

Кривляется не Есенин,

А штатный базарный плясун.

Да, было - кабацкие драки,

Шальной хоровод Галь и Оль,

Покуда в богемном мраке

Мозги осыпал алкоголь.

Все минуло, кануло в Лету,

Жизнь сызнова не сверстать,

Но был он великим поэтом,

Фигляру - поэтом не стать.

ОНА

Белая и гладкая, как рыба,

Круглые глаза, как фонари,

Отдыхать привыкла на Карибах,

Тут не смей о Ялте говорить.

Даром, что окончила два вуза,

Только, как ее ни поверни,

Но в постели - сущая медуза -

Странно, что умеет говорить.

Дом ее, как мертвая планета:

Кактусы в горшочках, чистота.

Как чужая песня без ответа,

Без детей, как церковь без креста.

Тишь да гладь выстуживают душу.

Есть она? Поди там разбери!

Лишь себе одной исправно служит,

Рубль снаружи да пятак внутри...

***

Не скоро, но все же состарюсь:

Деньжонок поднакоплю,

Поэзию с прозой оставлю

И домик у моря куплю.

Там буду светло и безбедно

Свой нищенский век доживать,

О прошлом толкуя победно,

Устало и сладко зевать.

Большим стану, толстым, как груша,

Начну стариковски хандрить,

По праздникам водочку кушать

И черную трубку курить...

А все, чего сердце желало,

Что душу и грело, и жгло,

Сгорит, словно и не бывало -

Без имени, властно и зло.

И все, что там было - в начале,

Исчезнет, как тот пароход,

Что только что был у причала,

А вон - уже в небе плывет...

Дмитрий Коржов