Большие и маленькие, в деревянных и кожаных обложках, с лупами и без оных - каких только нет! И все это - книги. Самые интересные с точки зрения издательского дела можно увидеть в областной научной библиотеке на выставке «Книга как искусство: от старопечатных до современных изданий».

- Открытие экспозиции мы решили приурочить ко Всемирному дню книги, который отмечается ежегодно 23 апреля, - рассказывает заведующая отделом маркетинга и рекламы библиотеки Ольга Панченко. - К тому же 31 год назад 22 апреля мы переехали в здание, где работаем до сих пор - на улицу Софьи Перовской. Так что эти дни для нашего коллектива особенные, мы стараемся удивить читателей.

Действительно, поразиться есть чему. К примеру, книги-малютки, размером всего-навсего 35 на 43 и 40 на 45 миллиметров. Такое изящное издание и в руки-то взять боязно, не говоря уже о том, чтобы раскрыть: это какого же размера должны быть буквы в такой книге? Однако все эти страхи напрасны. Переплет у малюток надежный, буквы достаточно разборчивы.

- Книги небольших форматов различаются, - говорит заведующая сектором редких книг отдела хранения основного фонда Елена Кузнецова. - К примеру, если у издания размер 100 на 100 миллиметров, то это миниатюрная книга, а если меньше, то малютка. Посмотрите, «Изречения Козьмы Пруткова», выпущенные в 1973 году Пермским издательством. Она величиной лишь 35 на 43 миллиметра, все рисунки и оформление шрифта сделаны известным художником Владимиром Вагиным. Буквы написаны как будто от руки красно-оранжевыми чернилами, их начертания напоминают произведения, выполненные старославянской вязью. А для тех, кто не может разобрать слова, к книге прилагается небольшая лупа.

Малютки удивляют не только своим размером. Их оформление также заслуживает пристального внимания. Так, обложка книги Марины Цветаевой обшита синей тканью с серебряным тиснением, «Стихи Сергея Михалкова» - в суперобложке в виде триптиха, создающего веселую картинку поездки человека в трамвае, а каждая книга четырехтомника Михаила Лермонтова украшена репродукцией картины к произведениям поэта.

Почти у каждого экспоната есть ляссе - шелковая тесемочка-закладка. У некоторых изданий сохранился экслибрис, книжный знак владельца. Так, четвертый том «Сочинений Карамзина», выпущенный в 1834 году знаменитым Смирдиным, раньше находился по «адресу»: «библиотека А. С. Хомутова. Отдел 3, № 21, 4 шкаф». А на корешке «Севера России» Сидорова красуется монограмма «СШ». Это суперэкслибрис, инициалы графа Сергея Шереметьева - мецената, владельца самой большой в дореволюционной России частной библиотеки.

- Обратите внимание на книгу «Миния общая» 1834 года издания, - продолжает экскурсию Елена Кузнецова. - Она сохранила владельческую надпись, оформлена как церковно-служебная книга: в ней есть инициалы (крупные, отличные от прочих начальные буквы глав), отпечатанные красной краской, заставки, виньетки. Примечательно это издание еще и тем, что его «одежду» сделал пару лет назад мурманский художник-переплетчик Александр Ермольчев. Он обтянул деревянные дощечки, которые выступали в качестве обложки с года издания, кожей. На корешке сделал тиснение, воспроизвел бинты (поперечные декоративные объемные вставки) - все оформил так, как делалось в 30-х годах XIX века.

Альбом эксклюзивной серии книг «Следы человека» 1997 года издания, посвященный жизни и творчеству итальянского живописца Джузеппе Арчимбольдо. Бумага, на которой написан текст и отпечатаны репродукции, - ручной работы, называется верже. Это ограниченная серия - всего две тысячи экземпляров, и каждое издание имеет свой номер. В мурманской библиотеке таких книги две, под 212 и 542 номерами.

На соседней витрине выставлены самые «возрастные» книги, выпущенные в XIX - начале XX веков. Так, на одной полке стоят четыре весьма схожие между собой издания в малопримечательных коричневато-желтоватых обложках.

- Нет, это не четырехтомник, - отвечает на наш вопрос Елена Кузнецова. - Это старопечатные издания, выпущенные до 1830 года и выполненные в одном стиле. Взять, к примеру, «Сочинения Жан-Луи Бюфона», вышедшие в свет в 1806 году. В книге есть гравюры к каждой статье об отдельном виде животных. Листы сделаны из тряпичной бумаги, буквы написаны гражданским шрифтом. В основе переплета - картонные крышки, обтянутые телячьей кожей. Подобные издания украшались лишь на корешках - бинтами или полосочками. А вот роскошные называемые подносными, поскольку вручались в качестве подарка, книги чаще выпускались в конце XIX - начале XX века.

В качестве примера наш экс-курсовод показала «Царское Село при Елизавете» Александра Бенуа. Это издание большого формата, с кожаным переплетом, вытесненной золотом рамкой, с императорской короной на обложке. Внутренняя часть форзаца (дублюра) обшита муаром - тканью с видимым отливом. На фронтисписе отпечатан портрет Елизаветы Петровны, иллюстрации проложены папиросной бумагой... От этой книги буквально веет роскошью.

- Работа Бенуа до сих пор пользуется спросом, - с любовью говорит Елена Кузнецова. - По ней можно изучать историю Царского Села, жизни того времени, ведь автор снабдил книгу редкими фотографиями и схемами строительства.

Кстати, эту книгу, равно как и остальные, представленные на выставке, можно увидеть не только за стеклом. Как рассказали библиотекари, если читатель заказывает издание, а оно в данный момент свободно только в миниатюрном размере или изданное много десятков лет назад, его выдадут на руки. Естественно, только в читальном зале, а не на абонементе.

Фото: Ещенко С. П.
Книга как искусство: от старопечатных до современных изданий.
Екатерина АНДРЕЕВА