Город горняков благодаря своему географическому положению давно стал неизменным местом проведения многих саамских праздников. Сюда традиционно съезжаются представители коренного народа из ближних и дальних городов и поселков Кольского края. Правда последние годы по экономическим причинам программа весенних встреч ограничивается рамками детских и молодежных театрализованных постановок. Конечно, жалко, что теперь не услышишь старинных песен оленного народа в исполнении бабушек, которые помнят еще довоенные времена.

Зато год от года набирает силу «Моайнас лань»: внуки и правнуки тех бабушек со сцены на саамском языке рассказывают о тундре и ее обитателях. «Страна сказок», как переводится название театрального фестиваля детских постановок, очаровывает и уводит зрителя далеко в тундру, устами детей раскрывает ее секреты. Тундра говорит по-саамски, этот язык понимают звери и озера, карликовые березки и северное сияние. Саамская мифология исполнена благодарности к своей кормилице, вот и для ребятишек она лучший педагог.

Легенда «Сотворение земли», представленная ловозерским театральным коллективом «Танцующие саамы», сказка «Мать- земля» фольклорной группы «Роанняс», тоже из Ловозера, сценка «Как медведь играть пошел» ансамбля «Тирьмесь юккс» из Ёны - эти детские сценические откровения не могли оставить равнодушным зал.

- Мы с дочкой полюбили «Моайнас» всем сердцем, хотя вовсе и не саамского роду-племени. Всякий раз не перестаем поражаться наблюдательности и мудрости коренного народа. Потом и сами смотрим на тундру их глазами, - отозвалась горожанка Наталья Петрова.

Маленькая Люба подтвердила мамины слова.

- Дети так хорошо играют оленей, медведей! И так красиво в тундре! Мы вместе с папой и мамой собираем летом грибы и ягоды, я тоже люблю разговаривать с теми, кто живет в лесу, хотя они прячутся от наших глаз. Там даже есть маленькие чахкли! Это такие человечки тундры, которые живут под землей.

Праздник можно было и на вкус попробовать: саамская уха черпак за черпаком подавалась всем желающим прямо на улице. На солнышке, да еще в светлое пасхальное воскресенье - разговляйся, народ! Весело, радостно, вкусно. А в фойе досугового центра «Полярная звезда» раскинулась широкая саамская ярмарка.

Интересное наблюдение: все чаще среди мастеров, предлагающих здесь свои изделия, встречаю людей разных национальностей, перенявших творческую ухватку у хозяев тундры. Например, Оксана и Альберт Сооб - мать и сын. Оксана коми, а отец Альберта - эстонец.

- Все равно финно-угорская группа! - смеется Оксана. - А саамские промыслы настолько увлекают, что мы с сыном профессионально выбрали этот путь.

Так и есть, я вспоминаю эту пару - мы познакомились в свое время в профтехучилище № 26 в Ловозере. Оба, матушка и сынок, его студенты, мастера резьбы по кости, рогу, дереву. Оксана еще осваивает пошив изделий из меха и кожи. Дело, ставшее родным, оба любят, совершенствуются в мастерстве.

- А папа ваш как?

- А папа понял, что сопротивляться бесполезно! Оплачивает нам съемное жилье в Ловозере, пока учимся, - отвечают.

«Кохнт Иммель эньте ноавьтэть чуэрьвэть я пильеть» - в переводе «Как бог дал зверям рога и уши». Сказку сыграли «Мурман лань паррнэ» - то есть дети города Мурманска. Их руководитель Нина Афанасьева знает тундру и ее обычаи сызмальства. Наверное, поэтому ребятишки на сцене и играли так убедительно. Даже захотелось познакомиться поближе.

То, что я узнала от маленькой девочки, поразило до глубины души. Анне Михайловой, исполнявшей роль олешка, всего семь лет. Девчушка гордится корнями семьи, увлеченно рассказывает ее историю и даже чувствует ответственность за продолжение дела, начатого прадедом.

- Мой прадедушка Никон Петрович Герасимов окончил курсы ликбеза, затем учился в Ленинграде, как тогда назывался Петербург. Мог после института остаться там, но вернулся в тундру, в родной поселок - сейчас на его месте Верхнетуломское водохранилище. Стал ездить по погостам и уговаривать детей учиться. Он был учителем и работал над созданием саамской письменности. В 1937 году, когда ему было 27 лет, попал в сталинские лагеря, и родные не получали известий о нем до 1958 года. Потом выяснилось, что прадедушка был расстрелян через два месяца после ареста. Кстати, меня назвали Анной в честь его красавицы-жены, моей прабабушки.

- Прадедушка открыл дорогу к знаниям многим детям из самых отдаленных саамских поселений. С одной из его учениц нам посчастливилось познакомиться, - присоединяется к разговору Аленка, одиннадцатилетняя сестра Ани. - Вот эти красивые саамские наряды, в которых мы выступали, сшила для нас Мария Антоновна Конькова в память о своем учителе, нашем прадедушке.

Девочки готовы рассказывать бесконечно: как их старшие родственники жили с ярлыком «члены семьи изменника Родины», как саамский язык не приветствовался в школах и на селе и стал забываться... Теперь Анна и Алена намерены продолжить дело своего предка. Обе учатся в языковой школе, изучают несколько языков, но саамский - для них на первом месте. И вообще они просто замечательные девчонки, красавицы. Все в прабабку.

...Легенды и притчи оленного народа плохому не научат, они пестуют в каждом ребенке лучшие черты, бичуют пороки. Лени, чванливости и корысти не место в тундре. Утаишь плохие дела от людей, так от северного сияния - вряд ли. Не верите? Об этом рассказала постановка оленегорского театрального коллектива «Пудзеланнь моайнас». Она так и называется - «Как северное сияние наказало саамского парня»... И разве можно стать недобрым человеком, когда за тобой даже северное сияние присматривает?

Фото: Попович Татьяна
Аня Михайлова.
Татьяна ПОПОВИЧ, Оленегорск