Представители этой профессии совершенно честно могут сказать о себе, что каждый день встречаются с чудом. Хранители тайн, которые умеют распознать легкий говор муз, они утверждают, что на работу каждый день ходят... за счастьем. Сегодня профессиональный праздник отмечают музейщики всего мира.

Международный день музеев был учрежден в 1977 году, кстати, по инициативе Советского Союза. Вот уже 14 лет накануне этой даты музеи открывают свои двери зрителям с вечера до утра: в загадочное ночное время можно прикоснуться к тайнам и чудесам необычного мира. Именно мира - ведь перед нами не только место демонстрации художественных произведений, но точка, в которой соприкасаются самые разные искусства, - недаром само слово «музей» обозначает дом Муз. Именно таков областной художественный музей - за недолгий, по меркам крупных государственных собраний, срок - 21 год - он стал гостеприимным домом, где есть место и музыке, и поэзии, и театральной маске... Накануне праздника мы побеседовали с его директором Ольгой ЕВТЮКОВОЙ.

- Иногда я слышу от человека: зачем мне идти к вам, если я могу себе позволить посещение Прадо, Лувра, Эрмитажа, Русского музея. Что ж, я сама бываю во многих крупных собраниях и могу сказать: в любом настоящем музее, независимо от его местонахождения и статуса, есть главное - возможность живого общения с произведением искусства. Я совершенно убеждена, как это ни странно прозвучит: то, что несут холсты, скажем, в Эрмитаже, есть и у нас. Имеется в виду та особая атмосфера, которая создается присутствием оригинальных произведений.

Ольга Александровна знает точно: потребность в живом общении с произведением искусства для человеческого духа - одна из важнейших. И никакие материальные блага недостаток этого общения не компенсируют:

- Главное, что происходит при этом диалоге, - огромная эмоциональная работа, - говорит она. - Причем успешному, благополучному человеку порой особенно необходимо попасть в нашу атмосферу тишины, спокойствия, торжественности. Пусть перед ним будет написанный на холсте оленевод, поющие на берегу Белого моря поморки, изображенные на ткани одуванчики или старинный портрет великой княжны - все это равно необходимо! Это терапия, поэтому, попав в музей однажды, люди обязательно возвращаются в него.

Самой пройти такой «терапевтический сеанс», почувствовать себя в роли зрителя Ольге Александровне удается нечасто: слишком много времени отнимает решение насущных проблем: коммуналка, ремонт, хозяйство. Да и творческая жизнь в собрании произведений изобразительного искусства на Кольском Севере идет в таком темпе, что порой некогда оглянуться, остановиться, особенно в те дни, когда готовятся мероприятия, подобные только что прошедшей Ночи музеев. Мы разговаривали с Ольгой Александровной как раз накануне, вокруг кипела работа, участвовали все сотрудники, на это время забывшие о должностных различиях и распорядке дня. Такой выматывающий труд во имя общего дела - для увлеченных людей самый любимый, он дает особое творческое единение, позволяет реализовать креативный потенциал коллектива.

- Здесь, с нашими крошечными окладами, служат только те, для кого это ремесло - счастье, - говорит Евтюкова. - Особенные люди. Конечно, мне как директору очень бы хотелось получить возможность их заинтересовать материально, но...

Давно повелось, что зарплаты музейных работников в России - самые низкие во всей культурной «отрасли». Зачастую они не превышают прожиточного минимума. Неудивительно, что люди, добровольно обрекшие себя на такое скудное в материальном плане существование, кому-то представляются неудачниками, не нашедшими более теплого места. Особенно это касается молодежи, пришедшей в музей после вузов, - а ее в коллективе много. Впрочем, для российского интеллигента привычно работать «за идею», тем более что музейное дело - благодарное, позволяющее испытать громадный эмоциональный подъем. А вот в Европе и Штатах искусствовед - высокооплачиваемая профессия. Настолько престижная, что выпускники вузов порой годами бесплатно стажируются в музеях, чтобы приобрести опыт работы и возможность перехода в штат, выдержав солидный конкурс. За это время они должны сделать себе имя, предъявив при поступлении на службу научные работы, проекты, публикации.

Вряд ли в ближайшее время в России музейщик станет «белой костью», пока бюджет такого рода учреждений, в особенности периферийных, скуден, а перспектива туманна, причем грядущая реформа вызывает у работников культуры особую тревогу. Например, сотрудники областного художественного музея всерьез опасаются возникшей на горизонте перспективы превращения в автономное учреждение, то есть фактически ухода на самоокупаемость. На Северо-Западе России мурманское собрание - единственное, кому пока грозит такая участь, хотя абсурдность этой идеи очевидна.

- Может ли быть музей коммерчески успешен? Наверное, да, - соглашается Ольга Евтюкова. - Но встав на этот путь, мы сразу будем вынуждены поднять цены для посетителей, отказаться от проведения бесплатных мероприятий, отменить очень популярный «бесплатный день» для пенсионеров (пока это последняя пятница каждого месяца)... И тогда, во-первых, встает вопрос о нашем предназначении, а во-вторых - о том, не потеряем ли мы зрителя. Жизнь легче не становится, и если цены на билеты взлетят, далеко не все из наших постоянных посетителей окажутся готовы выложить значительную сумму вместо того, чтобы потратить ее, скажем, на оплату коммунальных услуг или репетитора для ребенка. По сути дела, коммерчески успешными могут и должны быть только грандиозные выставки из крупнейших собраний страны, которые мы периодически проводим.

Мурманский музей, в который пока можно попасть «за медный грош», давно стал мостиком «от окраины к центру»: здесь в разное время можно было вживую увидеть иконы Рублевского музея, шедевры Русского или Третьяковки, изящного собрания Павловска... Компенсировать удаленность, провинциальность помогают и встречи, подобные регулярным, в течение уже нескольких лет, визитам историка моды Александра Васильева, или приезды на этюды известных художников-«митьков» Ольги и Александра Флоренских, или выставки фотографа Екатерины Рождественской.

Постоянная связь с центрами российской культуры поддерживается еще и с помощью электронных технологий: много лет в музее функционирует проект «Виртуальный мир Русского музея», позволяющий попасть в пространство картины, побывать в залах знаменитого собрания. С одной стороны, это просто дает возможность приобщиться к мировым шедеврам, с другой - является образовательным проектом. И здесь музейщики работают на себя: с подготовленной аудиторией легче разговаривать, она обладает не «туристическим» подходом (пробежал по залам, отметился у «Явления Христа народу», сфотографировался «на фоне»), а зрительским, вдумчивым.

- Попадая в атмосферу музея, любой человек становится творческим, - убеждена моя собеседница. - Начинается духовная работа, постижение искусства, человек внутренне меняется, набирается эмоциональных переживаний, а эмоциональная память - самая сильная, поэтому прикосновение сияния творчества, искусства остается с человеком надолго.

Новое поколение зрителей требует динамичной работы. Ольга Евтюкова мечтает, чтобы ресурсы позволяли создавать, например, интересные интерьеры для выставок, декорировать залы специально для конкретной экспозиции, как это делается в крупных музеях. Стены залов Третьяковки, например, часто меняют цвет в зависимости от образа очередной создаваемой выставки. А можно, когда световое оборудование позволяет, и вовсе необычно показывать картины в темноте: локально высвечивая сам холст, делая акцент на нем и отсекая лишнее пространство. Иными словами, современность требует творческого подхода к самому экспонированию.

Впрочем, в Мурманске в повестке дня пока гораздо более насущные вопросы, решение которых не очень-то вырисовывается. У музея нет достойного фондохранилища, то есть оборудованного помещения для хранения коллекции. Пусть она сравнительно невелика: за 21 год работы удалось собрать чуть более 6 тысяч произведений, однако и их негде разместить и, тем более, показать: экспозиционные площади тоже весьма ограничены. Директору видится радикальное решение проблемы:

- Рядом с нами стоит на «вечной» реконструкции кинотеатр «Родина», под крышей этого здания - памятника архитектуры, кстати, - вполне могли бы соседствовать сам кинотеатр и хранилище либо выставочный зал. Нам ведь даже негде выставить коллекцию работ мурманских художников, которая рассказала бы людям о развитии изобразительного искусства на Кольском полуострове.

Пока фонды находятся в том же здании на Коминтерна, что и сами выставочные площади. А еще здесь постоянно проводятся концерты, работает программа кинопоказов, а в день рождения музея, в январе, здесь даже играл театр Северного флота. Выставочный зал, кинотеатр, концертная площадка, сцена - подобный синтез характерен для всех музеев, которые по сути становятся территорией концентрации идей и творческих достижений.

- Я только что вернулась из Рованиеми, где побывала в реконструированном художественном музее, - рассказывает с восторгом Евтюкова. - Он превратился по сути в центр культуры, который курируют сам музей и местная филармония. И все это в очень красивом здании - финская архитектура ведь всегда была известна своим высоким уровнем.

Ольга Александровна убеждена, музей должен быть прекрасен и внешне, он не может выглядеть убого, с некрасивым фасадом, щербатыми окнами, попорченным паркетом:

- Здесь всегда должно присутствовать ощущение праздника, жизнеутверждающего начала. Чтобы, впервые попав сюда, ребенок - а первая встреча, как правило, происходит в школьном возрасте - оказался в ситуации комфорта, чтобы ему было удобно, хорошо, невероятно интересно. Я знаю, что к нам многие приходят за особой аурой и... светом. Здесь очень необычный свет - за счет больших окон и мраморной парадной лестницы, даже молодожены приходят фотографироваться - такое царит ощущение радости, праздника, торжества.

Ольга Евтюкова - человек увлеченный и энергичный, вот и отдохнуть она себе позволяет только «в профессии»: лучший «релакс» - чтение лекций по истории искусства и работа в Школе юного музейщика. Этот образовательный проект существует под крышей музея уже давно и призван воспитать не столько будущего искусствоведа, сколько профессионального зрителя, для которого культура будет жизненной потребностью.

- Если музей станет не нужен, это катастрофа. А чтобы остаться востребованными, нельзя останавливаться, - убеждена директор. - Мы должны быть открыты для всех, быть на виду, идти к людям, даже тем, кто сам не в состоянии до нас добраться. В этом году наши сотрудники проводили занятия для детей с ограниченными возможностями. Сами приходили к ним, проводили мастер-класс по народному искусству. И теперь изыскали возможность, чтобы все лето они посещали занятия в нашем компьютерном классе, значит, и им нам удалось открыть радость постижения искусства... И это, пусть и небольшое, но очень важное дело.

Татьяна БРИЦКАЯ