«У вас так много грустных стихотворений. А вы счастливый человек?» - спросили Римму Маркову на творческой встрече в Апатитах, где она не была свыше двадцати лет. «Я не могу сказать, что несчастлива. Минуты счастья ежедневны, однако радость не может быть постоянной. В моих стихах действительно гораздо больше, чем в прозе, отразились настроения, окрашенные в другие тона», - ответила она. Коренная петербурженка, в 70-е годы по распределению приехала в Апатиты преподавать изобразительное искусство. Здесь получила признание как поэт. Через 12 лет вернулась в Питер, затем эмигрировала в Швецию, где живет уже 17 лет - в пригороде Стокгольма. О чем грустит сегодня русская писательница и поэтесса?

О межнациональном

Думающему человеку всегда есть о чем печалиться. О Родине, которой все еще тяжело, хотя и не сравнить с девяностыми: старенькая мама писательницы осталась в городе на Неве (на постоянное жительство Швеция «добро» не дает), дочь постоянно навещает ее. А потому в курсе происходящего в России. «Хотелось бы больше позитивных изменений, а пока за страну горько, уровень жизни здесь гораздо ниже, чем в Швеции», - говорит Римма Мейеровна. И просит в стихотворении: «Господи, помилуй страну мою, которой горше нет!»

Впрочем, трудностей хватает в любом государстве. Наша бывшая соотечественница преподает русский язык. Это очень востребованно, ведь в Швецию стремятся попасть уроженцы самых разных стран. Достаточно сказать, что в муниципалитете (районе города), где живет Римма, ее коллеги преподают детям иммигрантов тридцать пять языков. Такое смешение культур не может не рождать проблем, хотя бы даже в сознании людей, во взаимоотношениях.

Две повести, написанные Марковой уже за рубежом, как раз замешены на проблемах национального самосознания людей. Повесть «Штольц» (она, кстати, напечатана в журнале «Нева» за 2009 год, по ней поставлен и спектакль на «Радио России» в программе «Литературные чтения») - история взаимоотношений шведа Альфа-Андрея Штольца и его русской жены Ольги. Не получилась у них семейная жизнь, и произведение дает подробный ответ почему.

Вот только одна из претензий Альфа-Андрея к Ольге: «Ей невозможно было объяснить, что в гости здесь ходят для приятной беседы, для мирного веселья, а не ради идиотских дискуссий, к которым она привыкла в России, что хороший обед и умение хозяйки угодить гостям важнее так называемого «общения», без которого только русские не умеют обходиться по своей дикости…» За точность наблюдений писательницы можно ручаться. Не слишком смелым будет предположить, что в этом произведении есть и автобиографические мотивы. Недаром же близкую подругу Ольги, которую не совсем добрым словом за те же «недостатки», что и жену, поминает Альф-Андрей, зовут Римма.

Повесть «Черный викинг», которая в нашей стране издана не была, но зато вышла в Швеции на русском языке с параллельным переводом на шведский, о самоидентификации ребенка из смешанной семьи. Главный герой, подросток, ощущает себя чужим везде: и в Швеции, где живет, и в России, откуда его мама, и в Сомали, на родине отца. Впрочем, мальчишке удается в конце концов найти ответ на важный вопрос - «кто же я?». Высшей похвалой писательница считает тот факт, что некоторые из читателей восприняли мальчика как реального человека и даже утверждают на форумах, дескать, знают его лично. Хотя, конечно, это собирательный образ.

«Лапландию раскрасить довелось»

А начался творческий путь Риммы Марковой, как уже было сказано, на Кольском Севере. Здесь в 1981-м и в 1984-м вышли два первых сборничка поэтессы - «Хибинская тетрадь» и «Полярное солнце». «Путевку» в литературную жизнь, как до сих пор с благодарностью вспоминает Римма Мейеровна, ей, как и многим другим молодым литераторам, дал тогда редактор Мурманского книжного издательства Александр Тимофеев. Он сам искал таланты, разъезжая по всему Кольскому полуострову, с его легкой руки взяли старт и апатитские поэтессы Римма Маркова и Полина Беспрозванная (с которой, кстати, Римма Мейеровна до сих пор дружит).

Не тени на снегу,

но контурная карта,

Раскрашенная нами вкривь и вкось.

Кому-то выпал Крит, кому-то Спарта,

А нам Лапландию

раскрасить довелось... –

пишет она в стихотворении тех лет, посвященном подруге.

Третий сборник Римма Маркова выпустила уже в Питере, в 1994-м. Название его выразительно - «Попытка невыезда». Как вспоминает поэтесса, уезжать из России она не собиралась, хотя обстоятельства и чужие примеры к тому подталкивали, но судьба распорядилась иначе. Она познакомилась со шведом, вспыхнуло взаимное чувство, и Римма с дочкой отправились к нему. И вот уже 17 лет в этой стране, продолжая писать - без этого нельзя жить. По-прежнему на русском языке - от этого богатства невозможно отказаться. Печататься удается, как правило, в «толстых» журналах на русском языке в разных странах (Швеция, Финляндия, Антильские острова, Америка), можно найти ее произведения и в Интернете.

И еще одно поприще нашла себе наша соотечественница: пропаганда русской культуры, и недавно даже получила звание «Просветитель года». Такое признание заслужила деятельность Риммы в Интернациональном культурном центре своего муниципалитета, где она проводит разного рода встречи, литературные чтения и праздники для русскоговорящей молодежи.

…Пополнился фонд библиотеки имени Гладиной книгами Риммы Марковой. Узнаванием и новыми открытиями после трехдневной встречи с давними знакомцами - Апатитами, Кировском, Мурманском - наполнилась душа писательницы. Еще одна нить потянулась от нас в страну викингов. Нет, не нить, а струна. Тронь ее - зазвенит. Наверное, печально.

Зоя КАБЫШ, Апатиты