Увидеть классический балет в том виде, в котором им наслаждалась публика более ста лет назад, - возможность для северян уникальная. Собственно, вообще побывать на балетном спектакле для нас редкий шанс, ведь своего музыкального театра в Мурманске нет. А если добавить, что речь идет о «Щелкунчике»... Тут уж не приходится удивляться, что в оба вечера, когда на сцене областного драматического театра артисты Музыкального театра Карелии давали балет Чайковского, зал был переполнен. Билеты разошлись как горячие пирожки, среди публики оказалось немало ребятни - несмотря на то, что представления шли в вечернее время, родители не могли упустить шанс приобщить чада к вечным ценностям.

- У нас, в Петрозаводске, «Щелкунчик» идет уже третий сезон - и всегда с аншлагом, - сказала Надежда Громова, заместитель директора карельского театра. - В новогодние праздники можем давать его все десять дней, и каждый раз в зале яблоку негде упасть.

Причин такому ажиотажу множество. О достоинствах музыки и магии старой сказки и говорить не стоит. Для многих поколений соотечественников, начиная с той самой премьеры, состоявшейся век с лишним назад, «Щелкунчик» Чайковского стал одним из самых ярких воспоминаний детства, к которому можно обращаться за верой и надеждой всю жизнь. Рождество, нарядная елка, танцующие феи и бессмертный вальс цветов - такое не забывается. Но петрозаводчанам удалось сделать свою постановку особенной - яркой и истинно сказочной.

Балетмейстер-постановщик Кирилл Симонов решил пойти путем непростым, но интересным - воссоздать этот балет в том виде, в котором видел его сам Чайковский: сделать реконструкцию постановки, которая шла на сцене Мариинского театра Санкт-Петербурга в 1892 году.

Восстанавливали по крупицам все: костюмы, сценографию, хореографию, декорации, маски и даже либретто - оно создано на основе оригинального текста Мариуса Петипа. Это была очень любопытная творческая задача - увидеть в первоначальном виде то произведение, которое кажется нам забронзовевшей в веках классикой. Кое-что сохранилось, например, фотографии и рисунки костюмов и мышиных масок. Что-то пришлось воссоздавать буквально из обрывков разрозненных сведений, в том числе танец Буффона во втором акте балета. Описания некоторых танцев, сценарный план, эскизы декораций частично были получены в музее театрального и музыкального искусства в Петербурге, а также из зарубежных источников. Маски и костюмы в основном готовились в мастерских той же Мариинки, что-то делалось в Петрозаводске.

- Вся бутафория «Щелкунчика» - это кропотливая ручная работа, - отметила Надежда Громова. - Мы считали очень важным соблюсти дух эпохи не только в нарядах главных персонажей, но даже в таких, казалось бы, мелочах, как игрушки на новогодней елке. Вручную делались золотые и серебряные яблоки и орехи, куклы, которые приносят гости и ставят под елку, - ни одна из них не повторяет другую.

Оценив мастерство танцоров, публика обратила внимание на то, что «Щелкунчик» не изобиловал сложными балетными фигурами и замысловатыми хореографическими трюками.

- Это сделано намеренно, в соответствии со стандартами той эпохи, к которой обращался режиссер, - подчеркнула Надежда Громова. - Тогда постановки были более простыми, без изощренной техники, к которой мы привыкли по современным спектаклям. Балет вообще развивается в сторону большей техничности, об этом даже Майя Плисецкая в своей книге пишет - то, на что способны нынешние танцоры, не под силу было даже звездам несколько десятилетий назад. Что уж говорить о столетии с лишним!

Стоит отметить, этот «Щелкунчик» уже не первый в карьере Кирилла Симонова. Лет десять назад он ставил этот же балет на сцене Мариинского театра вместе с эпатажным Михаилом Шемякиным, который сделал совершенно особенную сценографию, далекую от истоков, к которым Симонов обратился теперь. Как сказала Громова, постановка идет в Мариинке до сих пор.

Кирилл Симонов - режиссер молодой и известный, добившийся успеха и признания не только в России, но и за рубежом. Родился в Петрозаводске в 1977 году, окончил петербургскую Академию русского балета имени Вагановой и был принят в труппу Мариинского театра. Тогда же начал пробовать свои силы в качестве постановщика. Получив диплом хореографа и балетмейстера-постановщика, ставил спектакли в Москве, Новосибирске, Токио, Лондоне. Поставленная им в Новосибирске «Золушка» была признана лучшим балетным спектаклем и получила «Золотую маску». Многочисленными наградами отмечен и «Щелкунчик» - он удостоен премии «Онежская маска», сам балетмейстер и солист Владимир Варнава - лауреаты национальной театральной премии «Арлекин». Симонов решил продолжить реконструкторские изыскания и в ближайшее время планирует воссоздать «Спящую красавицу» в одной из первых ее исторических версий.

Балетная труппа в Мурманск приехала внушительным составом - сто с лишним человек. Труппа в Петрозаводске молодая и интернациональная - есть артисты из разных регионов России, причем весьма далеких от Карелии, например, из Ханты-Мансийска, а также из Узбекистана и даже Японии. Трое японцев отучились в нашей Вагановской академии и распределились в Петрозаводск. Мурманчане это заметили и наградили овациями очаровательную фею Драже в исполнении Ами Фудзикавы.

Кроме взрослых артистов приехали дети - воспитанники детской балетной студии Музыкального театра. Они исполняли роли самих себя - ребят на новогоднем празднике, а также пажей и крысят. Кстати, крысятам, Мышиному королю и Щелкунчику можно было посочувствовать - танец им здорово осложняли большие маски. По признанию юных артистов, в них жарко и не совсем удобно, но искусство требует жертв.

Приятным моментом стало и то, что балет шел в сопровождении оркестровой музыки. 37 музыкантов расположились в нашей оркестровой яме, которую, думаю, не каждый зритель вспомнит в таком «рабочем» состоянии - музыкальными спектаклями с живым звуком балуют нас крайне редко. «О фонограмме не может быть и речи», - отметила Надежда Громова. Кроме того, яма оказалась маловата для такого количества артистов - рассматривался даже вариант со снятием нескольких первых рядов, чтобы расположить там музыкантов. Однако обошлось.

Роскошные костюмы, красивые декорации, маски и грим - зрелище получилось феерическим и даже роскошным. Для провинциального театра осуществить столь масштабную по затратам постановку - дело непростое. Однако петрозаводчане дали понять, что провинциалами себя ничуть не считают - ощущают себя столичным театром, ведь работают они в столице республики.

- Такая большая работа стала возможна благодаря пониманию со стороны наших властей. «Щелкунчик» был поставлен полностью на бюджетные средства, - подчеркнула Надежда Громова. - Правда, с конца прошлого сезона денег нам не выделяют, но, надеемся, что это временная трудность. Кроме того, мы активно ищем другие источники финансирования. Например, на грант, выделенный Союзом театральных деятелей России, поставили оперу-мюзикл «Черная курица». А в рамках перекрестного года России-Италии получим средства от иностранных спонсоров, чтобы поставить «Колокольчик» Доницетти. Да и сами зарабатываем средства. В этом направлении многое, если не все, зависит от директора театра. Елена Ларионова пришла к нам после того, как с нуля подняла карельский театр кукол. После такого успеха ей досталась более сложная задача, но мы в будущее смотрим с оптимизмом. У нашего директора очень трезвый менеджерский взгляд на вещи, и это помогает нам находить средства и развиваться. Сейчас вот на носу реорганизация бюджетных учреждений, довольно сложный процесс. Однако наша позиция такая - мы умеем ставить хорошие спектакли и будем их ставить.

- Жители Петрозаводска тоже смогут оценить уровень нашего театра, - отметил, вручая цветы гостям, губернатор Дмитрий Дмитриенко. - В конце сентября мурманский драматический театр отправится в Петрозаводск с ответными гастролями и покажет три спектакля. Надеемся, что это станет хорошей традицией.

Фото: Ещенко С. П.
Фото: Ещенко С. П.
Фото: Ещенко С. П.
Юлия МАКШЕЕВА.