Бог весть, о чем говорят эти двое, черные контуры на желтовато-коричневой бумаге. Нет, наверное, даже не говорят, их разговор скроен не из слов, просто мысли текут сквозь него - и наоборот. Иногда слова можно опустить, как лишние подробности. Так же как художник опустил лишние детали, предельно лаконично, кажется, парой движений, создав емкий образ. Он и она. Ничто не нарушает тишину. Им очень спокойно. Вечер.

Никита Духно - а речь о его работе из цикла «Вечерние разговоры» - приверженец лаконизма. В его живописи всегда увидишь ту простоту, добиться которой очень и очень сложно. Он умеет. В шутку утверждает, что все дело в природной лени, которая, дескать, и диктует отказ от лишнего.

В областном художественном музее открылась персональная выставка Духно. В небольшом зале - живопись и дизайнерские работы автора.

Спокойная, звучная, узнаваемая живопись. Стиль? Манера? Почерк? Скорее всего, Духно узнаешь по особому углу зрения. Он так смотрит на окружающий мир, что, глядя на необычные, цепляющие глаз холсты, поневоле начинаешь видеть натуру под тем же углом. Кажется, именно этот причудливый ракурс - самый верный! Да и сам художник считает себя реалистом. Да-да, она ведь такая и есть - картинка перед нашими глазами. Зыбкая, изменчивая, разорванная, моргнешь - и уже другой мир перед тобой.

Ленинград, Питер - кому как нравится - его ни с чем не спутать, его узнаешь по неуловимому блику, мгле, решетке, отражающейся в воде. Конечно же, на холсте та самая решетка с набережной Мойки! Голова кружится, когда пытаешься поймать воображаемую точку, с которой смотрит художник, - он изображает не мост и ограду, а отражение этого моста, его изнанку («В воде»). Поневоле расслышишь здесь Бродского, говорившего, что облака и водичка - два шоу, которые никогда не надоедают глазу. Облаков и водички у Духно много, он умеет написать такой цветной, сочный и в то же время такой прозрачный и легкий воздух, что на его вернисажах особенно легко дышится.

Вот «Последняя голубятня» - крошечный красно-оранжевый птичий домик на фоне далекой высотки «Арктики» и огромного неба - именно такого, какое бывает только в Мурманске. Прозрачного, простуженно-бледного и близкого. Никита часто пишет мурманскую «уходящую натуру», фиксирует исчезающие на глазах деревянные лестницы, выцветшие блеклые дома. В них он видит особую поэзию, его пейзажи всегда построены на светотени, блике, настроении. На том зыбком, что мы подчас не успеваем заметить - а ведь именно это и полно смысла и красоты.

Дав себе труд остановиться и погрузиться в мир, запечатленный художником, вдруг испытываешь толчок узнавания. Какая-то рифма внутри тебя отзывается на эти холсты. Это как сиюминутная память детства, которая внезапно просыпается в нас, повинуясь случайному впечатлению, ассоциации. И тогда сразу узнаешь угол, упавший на стену луч света, дрожащую тень на пороге - все, вплоть до запаха.

Духно умеет всмотреться в предмет, вещи. На его картинах - это не «мертвая природа» натюрморта, это живые герои, звучащие, дышащие. Такова «Виолончель», в сиреневой дымке вечера устало облокотившаяся на стену грифом, чуть выгнув шею. Здесь особенно заметна любовь автора к игре со светом, тенью и пластической формой. Ну а «Зимние травы» и вовсе гимн цвету и форме, которые сами создают образ, определяют настроение и сюжет.

И на фоне полуабстрактных, во многом декоративных работ нынешней выставки есть лишь одна, которую в традиционном смысле можно назвать реалистической. Она и стоит особняком - на мольберте. Автопортрет. Давний, 1979 года. Художник вполоборота на фоне все того же узнаваемого пейзажа: желтовато-голубые блеклые пятиэтажки, холодное небо, коптящая труба котельной…

Он обернулся, словно окликнули, оторвали от разговора с теми, кого любит и в кого не устает всматриваться. В руках не кисти, не палитра - таких избитых сюжетов Духно себе, конечно, не позволяет. На его ладони сидят птицы. Он нарисовал голубей нарочито крошечными, беззащитными. Он часто пишет птиц, называет их подлинными жителями города - люди только приходят и уходят, приезжают и вновь уносятся на поездах и самолетах, не обращая внимания на истинных хозяев этого края. А те - те доверяют лишь художнику, открывая ему свои птичьи души и даря свою простую крылатую мудрость.

Фото:
«Вечерние разговоры». Фоторепродукции Константина СУШКО.
Фото:
«Виолончель». Фоторепродукции Константина СУШКО.
Татьяна БРИЦКАЯ