Эта книга - очень новогодняя. На мой взгляд, лучший подарок на самый любимый всеми нами праздник или на Рождество. Особенно - детям. Потому как сборник «Болят ли у рыбы зубы» составили детские рассказы знаменитого писателя-мурманчанина Виталия Маслова.

Книга - первая для автора за двадцать последних лет - увидела свет в издательстве «Опимах» и, по сути, стала главным событием недавних Масловских чтений. В переплете, на мелованной бумаге, с картинками замечательными, очень красочная и добрая - сама словно праздник!

О содержании и говорить не приходится. Вроде бы всего восемь рассказов. Точнее - произведений, жанр которых точно определить не так уж легко. Это и пейзажные зарисовки, подчас без какого-либо намека на сюжет, и остроумные байки из жизни моряков-полярников, и поучительные истории, почти притчи. Все - о животных, рыбах и птицах, наблюдать которых автору доводилось в его арктических и антарктических путешествиях. Все небольшие. Иные - на страничку текста, не больше.

Но главное в каждой такой истории, безусловно, люди - то, как они проявляют себя в соседстве с дикой природой, насколько при этом остаются людьми. Да, да, традиционный для русской литературы вопрос выбора между добром и злом, между черным и белым для Маслова и здесь обязателен, неизбежен. К счастью, ему удается показать это противостояние без назидательств и нравоучений. Он ни на мгновение не забывает, что пишет для детей.

Книга написана легко, пронизана юмором и теплом. Маслов в ней новый: ироничный, улыбчивый, подчас совсем несерьезный. В его притчах для детей много света и любви - и к морю, и к суровому, но такому нашему Русскому Северу, и к людям, и к животным и птицам, к каждой Божьей твари.

Интересно, что судьба этой масловской работы складывалась непросто - первая и единственная ее публикация состоялась в 1978 году в журнале «Север». Книгой тогда она не стала, хотя сам Виктор Конецкий хотел предложить «Болят ли у рыбы зубы» центральному издательству «Детгиз». Вот что писал он Маслову в июле 1977-го:

«Дорогой Виталий! Я к тебе отношусь с особенной симпатией. Потому скажу следующее. Рассказы надо «дожать». Очень много небрежностей.

Я мог бы отдать их в журнал и в издательство. И - уверен - их возьмут. Но ты обязан их еще раз сам перепечатать. Положить слева от машинки и перепечатать все до последней строчки.

Не выдержан стиль. Заваливаешь прилагательными. Нужно подумать о монтаже - какой за каким ставить. Каждый печатай с новой страницы. Часто забываешь, что пишешь ДЕТСКИЕ вещи...

Первые 16 стр. я попробовал редактировать (карандашом, конечно), чтоб ты понял, что и как мне кажется следует сделать.

Только не переусердствуй! Не замучай их! Они должны остаться легкими, импрессионистичными, как бы «набросками», а по сути проштудированными и точными маленькими новеллами...

…Не злись. Рассказы не доведены, и я не хочу показывать тебя в «Детгизе» небрежным автором.

Особенно в начале злоупотребляешь псевдорусским стилем: инверсии - глагол суется на последнее место в предложении и считается, что вот уж и есть «сказочная, истинно русская» интонация. Этим ты сильно грешить начал. Ты: «Как пингвины с горы катались». А если проще: «Как пингвины катаются с торосов»?

Крепко обнимаю тебя и все твое святое семейство.

Твой Виктор Конецкий».

Письмо очень показательное. И с точки зрения взаимоотношений автора и адресата, и с позиции литературных требований того времени. Требования - высочайшие, предельные. И вместе с тем теплота, даже нежность порой, стремление спокойно, не обижая товарища и коллегу, обосновать каждое замечание.

Письма Конецкого, с которым Виталий Маслов дружил с конца шестидесятых годов, очень эмоциональные, дружеские, но и не без резкого словца. Конецкий порой по-товарищески строг, даже жесток. Особенно когда речь идет о литературе. Часть писем касается издания «Крутой Дресвы» (первой книги Маслова, которая в середине семидесятых несколько лет готовилась к изданию в Мурманске, но в печать так и не вышла) и других книг.

«Где морской роман, сволочь?!» - именно так писал Виктор Викторович в одном из писем Виталию Маслову. Это уже о романе «Искупление», который Виталий Семенович все-таки написал, да издать не успел. В основе той неопубликованной книги - авария на атомном ледоколе «Ленин», пожар на борту, который происходит во время стоянки первенца Атомфлота в Мурманске.

Учел ли Маслов замечания, предъявленные Конецким детскому сборнику? Безусловно! Мэтр в письме упоминает героев одного из рассказов, который в окончательную редакцию не вошел. Так что, конечно, учел, но не все. Тот же упрек, высказанный в конце письма, - насчет инверсий, точно нет. Для Маслова инверсия - излюбленный прием, характерная особенность всех его книг, не только детской. Использует он его мастерски - так, что подчас самое причудливое изменение порядка слов в предложении выглядит не просто совершенно уместным, но и помогает нам увидеть персонаж или ситуацию отчетливее, точнее. Это можно почувствовать, кстати, и в конкретном случае с теми самыми пингвинами с гор, о котором пишет Конецкий. На мой взгляд, очевидно, что предложенный мэтром вариант названия рассказа - плоский, казенный, не живой, намного хуже оригинала. Надо сказать, тут Маслов отступать не стал - рассказ «Как пингвины с гор катались» открывает книгу, о которой мы ведем речь.

В «Детгизе» в конце семидесятых сделать «Болят ли у рыбы зубы» книгой не получилось. Она вышла лишь тридцать лет спустя. И благодарить здесь нужно, к сожалению, не государство, которое сегодня к просьбам писателей и изданию книг относится холодно, без должного энтузиазма, а мецената Наталью Емельянову и собранную ей команду, которая и профинансировала проект. С Масловым они давние знакомцы и соратники: именно Наталья Геннадьевна, в восьмидесятые - главный архитектор Мурманска - проектировала установку в столице Кольского Севера памятника Кириллу и Мефодию, «привязывала» бронзовых первоучителей к городу.

И еще. Деньги, которые предполагают выручить за книгу организаторы этого проекта, пойдут на издание сборника воспоминаний и статей о Виталии Маслове - объемного, многостраничного, с редкими фотографиями и прежде никогда не публиковавшимися документами. Что и говорить, дело хорошее, благое. Даст бог, состоится...

Фото:
Дмитрий КОРЖОВ.