Артист, свободный человек, художник. Владимир Терещенко - кавалер ордена Перхина, которым фонд имени Карла Фаберже награждает лучших отечественных ювелиров. Произведения его хранятся в собраниях крупнейших музеев страны, в частных коллекциях, в том числе за рубежом. Могут познакомиться с работами автора и северяне: в выставочном зале при библиотеке имени Гладиной открылась совместная экспозиция Владимира Терещенко и Татьяны Алексеевой «Ювелирные произведения мастеров России». Итак, художники, ваш выход!

Свобода и творчество

Думаю, Владимир Иванович появился бы в черной шляпе, как на одной из фотографий в семейном архиве. А может, без шляпы, но с перстнем собственной работы - из некоей древней монеты. Он артист своего дела и знает, как лучше предстать перед публикой. Профессиональная культура, артистизм, индивидуальность художественного почерка, как и рисунка собственной жизни, всем этим Терещенко владеет легко и в полной мере, в такой же мере обеспечивая себе свободу. Говорит, что именно свобода стала когда-то определяющей причиной выбора ремесла.

Судьба помимо таланта преподнесла ему еще один подарок - встречу с Татьяной Алексеевой. Жизнь и творчество ювелиров-профессионалов с тех пор связаны неразрывно.

Апатитчанам повезло: именно их город стал родным для мастеров, приехавших в Кольское Заполярье в 60-х годах. Теперь Татьяна Евгеньевна больше времени проводит в Петербурге, чем в Апатитах, однако эти крепкие нити не обрываются.

И сейчас она в Северной столице, выставка же ювелирного искусства посвящена ее юбилею. Вот юный профиль Татьяны Алексеевой запечатлен акварелью много лет назад мужем. («Единственная картина в жизни, которую я написал», - говорит он.) И снова узнаваемый силуэт - теперь уже в виде ручки из березового капа на трости черного дерева. Разумеется, в исполнении Владимира Терещенко. Однажды этот же устремленный навстречу будущему профиль с развевающимися волосами художник увидел, распилив кусок кремния... Женщина его жизни - во всем, что окружает мастера.

Неиссякаемое вдохновение

Наверное, именно альянс судеб и творчества дает обоим мастерам неиссякаемое вдохновение. Вместе украшают интерьеры, проектируя и создавая люстры, панно, багеты, даже дверные филенки, выполненные в самых разных техниках. Главное увлечение Владимира Ивановича - это камнерезное и ювелирное дело, основное направление творчества Татьяны Евгеньевны - тоже ювелирное.

В профессиональной среде ее имя связывают с возрождением в стране данного вида искусства в шестидесятых годах прошлого века. А в начале пятидесятых окончила она Мухинское училище, где тогда обучали декоративно-прикладному искусству аж восемь лет, выпуская профессионалов высочайшего класса. Оформление станций Московского метрополитена, например, их рук дело. В то время еще не придумали для этой профессии названия «дизайнер».

Все, что было создано за долгие годы, и не перечислить - газетной площади, пожалуй, не хватит. Дай бог охватить взглядом то, чем можно полюбоваться сейчас в выставочном зале. Это плоды совместного творчества. Композиция «Посвящение Пушкину», наперсток «Три девицы под окном», перстни «Арина Родионовна» и «Пиковая дама», брошь «Перо поэта», перстень «Золотая рыбка». Использованы аметист, топаз, нефрит, перламутр, роспись по дереву, серебро, золото.

А это посвящение Иоганну Штраусу - золото, серебро, драгоценные камни: фрак маэстро, вешалка для фрака, брошь в виде скрипки, брошь «Пюпитр», стойка для зонтиков, зонтик и трость… Есть и посвящение Шостаковичу: гривна «Камертон» из металла и горного хрусталя, миниатюрное панно «Блокадный Ленинград». Вот нарядные подвесы, в которых обыгрывается природный рисунок на камне - скажем, яшма, оправленная в серебро. Это «Картинный зал во дворце Петра III», вот еще дворцовые окна...

Это любимые темы работ Татьяны Алексеевой, давно уже прокомментированные профессионалами, - Петербург, его знаменитые пригороды и их художественные сокровища. «Этот город сформировал ее как художника», - утверждают искусствоведы.

Вот пейзажи в камеях и подвесах, тоже увиденные на спилах камней.

- Все уже создано природой, творцом, мы должны лишь разглядеть это и заключить в достойную оправу, - так комментирует многие произведения Владимир Иванович.

Душа камня

Трудно описать их, не являясь искусствоведом. «Кухонный», бытовой язык тут не подходит, страшно оцарапать шершавым словом это воплощенное изящество. Тем более, когда знаешь, что для обоих мастеров их творения - не дань красивости, не просто украшения.

- Мы работаем в технике монтировки, любой элемент композиции выполняем «врукопашную», - говорит Владимир Терещенко. - Каждый камень обработан с осознанием его значимости для создаваемого произведения и максимальной пользы для предполагаемого владельца.

И добавляет, что современное ювелирное массовое производство убивает все достоинства оккультных свойств, которые раньше были непременной составляющей при создании амулета или «жили» в фамильных драгоценностях. Нет, речь не об оккультизме, речь о тысячелетнем опыте (хотя не секрет, что в эзотерической практике подобные вещи активно используются и сегодня). А еще настоящий ювелир чувствует душу минерала. Потому камень раскрывается и показывает художнику то, чего мы никогда не разглядим. Он даже подсказывает мастеру образ и идею произведения, а нам, зрителям, эмоции и размышления автора.

«Начал «выщупывать» камень», - услышала я от Владимира Ивановича такое выражение. Он рассказывал, как родилось очередное произведение из принесенного кем-то камня. Тогда, кстати, создал свой автопортрет. Вообще, миниатюрная пластика - одно из сильных направлений в творчестве Терещенко. Сделал автопортрет и из камня, которым сынишка как-то пулял по лужам, пока шел в детский сад. А вернулся вечером домой - отец уже этого голыша «очеловечил». «На меня похож оказался, - сказал мастер. - А ты его - в лужу!». Думаю, после этого мальчишка к каждому камню с уважением стал относиться, вдруг там тоже чья-то душа заключена. Только покажется ли она, зависит от того, попадет ли камень в руки настоящему мастеру.

Фото: Хитров Сергей
Фото: Хитров Сергей
Фото: Хитров Сергей
Зоя КАБЫШ, Апатиты.