18 июня отметит юбилей Пол Маккартни. В свои 70 он в блестящей вокальной и физической форме, подтянут, сухощав, энергичен. В декабре его сольный концерт в Москве продолжался 2 часа 40 минут, и Пол совсем не тянул время: никаких длительных инструментальных проигрышей, диалоги с залом между песнями весьма лаконичны, пел весь концерт он один, не уходя со сцены. В итоге прозвучали почти сорок (!) песен, в последние полчаса концерта каждый из хитов - и «Hey Jude», и «All You Need Is Love», и «Yesterday» - казался последним, но он прощался и пел снова, прощался и пел… В одном из интервью признался, что даже сам не понимает, как ему удается давать столь длинные концерты в таком возрасте, пребывая два с половиной часа в движении. Тем более если вспомнить, что концерты «Битлз» в их триумфальные годы длились по 40-50 минут.

Вскоре в Лондоне стартуют Олимпийские игры, и кому, как не сэру Полу Маккартни, открывать Олимпиаду, чтобы его голос услышали миллиарды телезрителей.

На музыке Маккартни и «Битлз» выросло несколько поколений. У Пола и сейчас множество поклонников всех возрастов. Народный артист России Михаил Боярский и самый знаменитый битломан страны, основатель «Храма Любви, Мира, Музыки и Джона Леннона», петербургский художник, известный под именем Коля Васин, - рассказали нашему корреспонденту о своем кумире.

Михаил Боярский:

- В 2003 году, 22 и 23 мая, Пол впервые приехал в Петербург, причем не с концертом, не на фестиваль, а с частным визитом. Планировалось, что он сходит в Эрмитаж, получит в Санкт-Петербургской консерватории сертификат о присвоении ему звания почетного профессора и откроет музыкальную студию для детей в Манеже Меншиковского дворца, затем посмотрит Северную Пальмиру. Весть о визите кумира моментально разнеслась по Питеру. Узнав об этом, я рванул на встречу с ним в консерваторию, хотя никакого официального приглашения не получал. Взял с собой огромных размеров афишу «Битлз», свернул в трубочку, словно какую-то базуку, потом охрана тщательно проверила, не пронес ли я в афише винтовку.

Меня с этой афишей, естественно, никуда не подпускали, потому что по протоколу визита сэра Маккартни ни фотографироваться, ни брать автографы нельзя. После встречи в зале консерватории сэр Пол и его окружение отправились в кабинет ректора. Я юркнул за ними, но был остановлен: кто такой, зачем? Наши охранники меня не только пропустили, но и напутствовали: «Не робейте, Михал Сергеич!» Но стеной встали английские секьюрити. Наши опять толкают: «Давайте, Миша!» - а те - обратно. Наши объясняют охране Пола: «Это наш русский стар!» Те недоумевают: «Никакого стара знать не знаем!» Тут уж между нашими и их охранниками скандал завязался: и те, и эти - крутые ребята!

А я стою себе, прижался к стеночке. Вдруг из кабинета вышли: «Сэр Боярский, пройдите, пожалуйста!» Оказывается, Валентина Матвиенко (она тогда работала полпредом президента в нашем округе) за меня замолвила словечко. Как только я вошел, Пол улыбнулся: «Ну раз ты такой крутой, то дай автограф!» Такой английский юмор. Потом добавил: «Ты на концерте на Красной площади будешь? Не снимай шляпу! Я тебя по ней узнаю!»

Несмотря на все запреты, автограф у Пола я все-таки взял, и с тех пор он висит у меня дома на самом почетном месте. Сфотографироваться тоже, в принципе, можно было, но меня это как-то не увлекало. Сейчас легко сделать любой фотомонтаж, а автограф не подделаешь. Пол уточнил: «Как тебя зовут?» И написал: «Для Майкла, с любовью, Маккартни». Я запасливо прихватил с собой черный фломастер (теперь он стал реликвией, висит на стеночке). В кабинете ректора стоял рояль, Пол решил попробовать инструмент - начал играть «Леди Мадонну» и не закончил. Тут я подскочил и выдал концовку. Так вот мы помузицировали! Признав во мне «своего», охрана пропускала потом меня беспрепятственно.

Из Питера Пол улетел на концерт в Москву - он очень хотел выступить именно на Красной площади, спеть «Back in the USSR». Конечно, я тоже поехал на этот концерт, надел шляпу (к неудовольствию окружающих), и Пол меня заметил, помахал рукой со сцены как старому приятелю. Когда он приехал с концертом на Дворцовую площадь, я, хоть и живу в ста пятидесяти метрах от того места, где установили сцену, к артисту прорываться не стал. Чего приставать к человеку, он же приехал работать, а не общаться. Полгода назад съездил на сольный концерт Пола в Москву, послушал хиты своей молодости - был счастлив, но в друзья не набивался.

Когда потом меня звали к Мику Джаггеру (лидеру группы «Роллинг Стоунз») в Москве, то я не пошел, потому что нужно быть до конца преданным. В моем детстве наша школа разделилась на две части («Ты за битлов или за роллингов?»), и я был в лагере битломанов. «Битлз» - это на самом деле мое все. Встреча с Полом повергла меня в состояние такого гибельного восторга, состояние печальной и радостной грусти. Ведь это была последняя вершина, которую мне действительно хотелось покорить.

Коля Васин:

- У Достоевского есть колоссальная мысль: «У русского православия молитвенная основа». И у музыки битлов есть молитвенная основа, в большей степени у Джона Леннона и Джорджа Харрисона, но и у Поля Маккартни тоже она присутствует. Поль, если позволите, буду называть его Пашей, - гений музыки, нечто отдельно стоящее. А к гению надо и относиться с уважением. Это я еще в детстве уяснил. Мы, ленинградские мальчишки, дети убежденных коммунистов, на Ржевке слушали битлов и только начинали различать их по именам на черно-белых фотографиях: «Это Джордж, нет, это Джон, ты путаешь, нет, это Пол». - «Это Пол? Какой - пол? Он, что, на полу валяется?» Ну куда это годится? И мы решили называть его Полем, чтобы не возникало непочтительных и двусмысленных ассоциаций.

В 2003 году, когда Маккартни впервые приехал в Петербург, я с Пашей обнялся, он меня поцеловал, я вручил ему письмо о храме Джона Леннона. Это была божественная встреча. В Петербурге он почувствовал, как сильно и глубоко его любят и ценят в России. И простые люди, и столпы Санкт-Петербургской консерватории, наградившие Маккартни званием почетного профессора.

И вот прошлой осенью появились слухи: Поль едет с концертом в Россию, но на сей раз только в Москву. Я позвонил моему старому приятелю Севе Гаккелю, который приглашал Маккартни в 2003 году, и попросил контрамарочку, «бумажечку», чтобы пройти на концерт Паши в Москве 14 декабря. И Сева сказал, что он позвонит секретарю Поля в Лондон. В конце ноября он мне отзвонился - радостный: «Коля, все о,кей, тебе сделана контрамарка, более того, тебе оплачивают проезд до Москвы и обратно». Я был просто поражен. В Москве я расположился в партере, сразу за фан-зоной. Все-таки четыре часа простоять перед сценой в моем возрасте (Васину - 66. - Прим. авт.) для меня утомительно. Два больших суперсовременных экрана компенсировали немалое расстояние до сцены. Техника у Маккартни атомная, звук, свет превосходные, у меня не было ощущения, что он от меня далеко. У него поразительная сила духа, которая проявилась на концерте. И дух, и плоть его работали на износ, он все отдал нам, зрителям. Его здоровье вызывает только восхищение. Концерт был потрясающий, правда, пообщаться в этот раз нам не удалось.

«Битлз» - это моя единственная, но пламенная страсть. «Битлз» сделали меня счастливым, с «Битлз» я познал Бога, стал свободным человеком, и мне очень нравится жить этой бешеной жизнью под названием рок-н-ролл. Никакой критик еще не написал о них правды, а я прочел сотни книг. Я попытался сделать это в своей книге «Рок на русских костях». Единственный в мире, я написал, что «Битлз» - это больше, чем музыка, больше, чем любовь, больше, чем жизнь.

Я счастлив, что Поль, Паша встречает свои 70 в такой замечательной форме! Его юбилей - грандиозный праздник, но не последний для битломанов в этом году. Главный праздник будет отмечен 5 октября - день рождения «Битлз». В 2012 году битлам исполнится 50 - это великий год!

Михаил АНТОНОВ