Похоже, мытарства драматического театра Северного флота подходят к концу. Напомним, в течение последних нескольких лет любимый северянами коллектив переживал очень непростые времена: оставаясь на балансе министерства обороны, он фактически полностью лишился помощи и поддержки своих «учредителей». Финансирование и штаты неуклонно сокращались, здание ветшало, потом и вовсе заговорили о закрытии… Дошло до того, что театр остался без самого необходимого - цехов и специалистов, обеспечивающих выход спектаклей. Уволили гримеров, бутафоров, монтировщиков, даже на вахте и в гардеробе вынуждены были работать сами артисты - те, которые не заняты в постановках. Собственно, такое положение сохраняется и сейчас. Однако появился свет в конце тоннеля.

- Мы начинаем серьезно реформироваться, - рассказал директор Михаил Онищук. - Принято решение о реорганизации нашего театра - в скором времени он станет филиалом Центрального академического театра Российской армии. Такая же судьба уготована и всем остальным военным и флотским театрам страны, так что мы в этом не одиноки.

Как водится, просчитать в деталях, что даст реформа, пока довольно затруднительно. Но после всех бедствий флотчане воспринимают принятие хоть какого-то определенного решения о своей дальнейшей судьбе как благо. Говорят: главное, что в эти тяжелые годы мы не закрылись, выжили, сохранили и костяк творческого коллектива, и славные традиции.

- Например, штат нам пока оставили прежний, усеченный, - отметил Михаил Онищук. - То есть продолжим работать по минимуму, в составе сорока с небольшим человек. Для сравнения - в благополучные времена нас было под сотню. Правда, обещают, что позже штаты будут пересмотрены в сторону увеличения, и мы найдем способ вернуться к нормальной жизнедеятельности, вновь обзавестись цехами. Во всяком случае, готовим такие предложения. Наш счет по-прежнему закрыт, эта ситуация сохраняется уже несколько месяцев - мы не можем пользоваться теми деньгами, которые сами зарабатываем. Опять же остается только надеяться, что они к нам вернутся. Ведь постановка каждого нового спектакля оборачивается проблемами: средства на эти цели нам не выделяют, своими воспользоваться не можем, приходится выкручиваться. Если постановка современная - актеры обходятся личным гардеробом, если историческая - пользуемся старым запасом…

Возможно, реформа поможет разобраться и с ремонтом здания. Оно обветшало до безобразия, и если внутри неимоверными усилиями удается поддерживать порядок и рабочее состояние всех систем, то снаружи зрелище удручающее. Фасад обветшал, прежде гордые колонны разрушаются. Как отметил директор, документы с предложением отремонтировать хотя бы театральный фасад в соответствующие инстанции отправлены и даже приняты, но вот будут ли они включены в надлежащие талмуды, пока неизвестно. Однако сам факт, что здание остается за театром и переезд коллективу больше не грозит, уже воспринимается как победа.

Вселяет некоторый оптимизм и то, что все военные театры теперь смогут действовать сообща и вместе отстаивать свои интересы. Общая позиция, хочется думать, возымеет больший вес при решении важных вопросов.

- Теперь всё стали мерить копейкой, - говорит Михаил Онищук. - Постоянно приходится слышать, мол, в Мурманске еще два театра есть, они могут и по гарнизонам ездить, и в городе работать, а чем именно вы докажете, что нужны? Мое мнение такое - не все вещи в жизни поддаются экономическому обоснованию. Ну как, к примеру, в цифрах высчитать те яркие впечатления, которые мы даем публике? Если зрители после спектакля подходят и благодарят и актеров, и режиссеров, если просят нас - только не закрывайтесь. Это, что, не аргумент? А потеря одного из старейших театров в стране, выброшенный на улицу коллектив - это как? Нас заставляют выживать, работать на износ в экстремальных условиях, и мы идем на это, чтобы сохранить театр. Но теперь появилось больше оснований верить в то, что мы сможем вернуться к нормальной жизни, встать наконец на ноги и начать развиваться, творить.

Эту позицию разделяют все сотрудники театра, солидарен с ней и главный режиссер Юзеф Фекета. Он всегда говорил, что театр обязан сохранить себя - ради собственной истории и ради истории Мурманска, частью которой давно стал. От своих обычных темпов не отказались: за минувший творческий сезон здесь состоялось пять премьер, как и в прошлые годы.

- Сдаваться не собираемся, - улыбается Юзеф Васильевич. - Хотя, конечно, тяжело. Как продавать свои спектакли, если в театре отключены телефоны, нет распространителей билетов, нет возможности расклеивать в городе афиши? Хорошо, хоть касса работает… Хотя уже идут разговоры, мол, не пора ли сократить еще одного актера, чтобы ввести должность еще одного кассира. Полноценная труппа - это разные актеры: разных возрастов, типажей, амплуа. Так вот скоро нам уже физически актеров станет не хватать.

Тем не менее фирменный оптимизм не покидает главного режиссера. На мой вопрос, кого он видит в роли Чацкого в грибоедовском «Горе от ума», которое собираются ставить в будущем сезоне, Юзеф Фекета отвечает бодро: «Да Чацкие-то есть! Нам бы средств побольше, чтобы было у спектакля достойное оформление и костюмы!»

В этом году зрители увидели фееричных «Примадонн» и мелодраматичное «Каменное гнездо», спектакль «Не забывай меня!», а также две детские сказки. На днях в театре приступят к репетициям современной французской комедии «Гарнир по-французски». Думая о кассовых сборах, о том, куда гарантированно пойдет зритель, здесь не забывают о следовании четким профессиональным принципам. Они, эти принципы, и позволили сохранить театр. Теперь, хочется надеяться, речь пойдет не о выживании, а о жизни в нормальном ритме. И театр, и публика этого заждались.

Юлия МАКШЕЕВА.