Кинокомпания «Андреевский флаг» ведет съемки приключенческой драмы «Территория» по мотивам популярнейшего романа Олега Куваева. Герои «Территории» ищут золото, но речь в романе не о «золотой лихорадке», человеческой алчности и жажде наживы, а о настоящих героях.

- Все силы страны брошены на добычу золота, а Территория дает только олово, поэтому управление хочет ее закрыть, - вводит нас в курс дела режиссер фильма Александр Мельник. - Но главный инженер управления Илья Чинков - его у нас играет Константин Лавроненко - убежден, что золото на Территории есть. И он берется за один полевой сезон золото найти. Но для достижения цели ему нужны люди, которые поверят в золото Территории так же, как верит он сам.

Сейчас, после долгих и трудных съемок на Крайнем Севере, работа над картиной кипит в одном из московских павильонов. На съемочной площадке мы оказываемся как раз в тот момент, когда там начинают устанавливать макет кабины трактора. А вот и актер Петр Федоров.

- Я играю дядю Костю - тракториста, живущего и работающего на Крайнем Севере, - поясняется он нам. И уходит в гримерку готовиться - сцена ему предстоит, прямо скажем, трагическая...

А тем временем вокруг «трактора» колдует вся съемочная группа: протягивают тросы, на крыше кабины устанавливают специальное оборудование. В этой сцене будут снимать гибель тракториста дяди Кости. В ней участвуют актеры Ольга Красько и Петр Федоров.

- Тракторист на Севере - это особенная каста людей: человек, от которого зависит жизнь многих, - объясняет нам режиссер. - А Люда Голливуд, его пассажирка - молодая красивая женщина, которая недавно вышла замуж, у нее только-только закончился медовый месяц, и она возвращается после встречи с мужем, наполненная счастьем. В пути они с дядей Костей разговаривают, шутят… Но тут случается ЧП: машина проваливается под лед. И тракторист спасает Люде жизнь, но сам при этом погибает. На Севере люди по-другому относятся друг к другу, там особые условия жизни: людей мало, простран-

ства огромные, долгая зима и короткое лето. Там существует некое особое отношение человека к человеку, к жизни, к взаимоотношениям, дружбе. И все это актеры должны показать в этом небольшом эпизоде.

- А почему же вы эту сцену на Севере не сняли, на натуре?

- Поначалу так и планировали. Но техника оказалась не такой крепкой, как люди. Мы ее оставили на морозе, и она потом не захотела заводиться, - разводит руками Мельник. - А однажды целых девять дней сидели - не могли снимать из-за непогоды. Но в итоге получились хорошие натурные съемки - сложные и тяжелые, но зато настоящие. Так что то, что в этот трагический момент происходит снаружи, мы уже сняли. А то, что в кабине, снимаем сейчас, в павильоне, на «хромакее». (ChromaKey - зеленый фон, на который компьютер накладывает изображение, снятое в другом месте или созданное на компьютере. - Прим. авт.)

- Мы уже столько раз внутренне прожили сцену гибели дяди Кости - думали, переживали, работали над ней, - присоединяется к нашему разговору актриса Ольга Красько. - Она из разряда сцен, когда совершенно не понимаешь, как она будет идти. На Севере мы ее ждали очень долго, столько про нее говорили, пробовали со всех сторон. Но потом поняли, что там она не случится.

- В воду нырять вам, судя по всему, сегодня не придется? - уточняем мы.

- Когда эта сцена планировалась, мы думали, что придется по-настоящему окунаться в ледяную воду. Но все пошло не так, как было задумано, - говорит актриса.

- А что вы скажете о вашей героине?

- Трудно нам тех людей даже представить, а не то что изображать. Это определенная среда. Взрослые мужчины, для которых романтика - не пустое слово, а суть их жизни. И женщины, которые рядом с этими мужчинами, - они тоже особенные. Сейчас очень мало героинь, которые позволяют себе быть женственными, мягкими, простыми.Хотя в чем-то они, может, и наивны - Джека Лондона читают. Эта роль чем-то похожа на характер моей героини Варвары Суворовой из «Турецкого гамбита». Мне очень хотелось это сыграть, потому что сегодняшние сценарии редко дают такую возможность.

Кстати, счастливого мужа первой красавицы северного поселка Люды Голливуд играет партнер Ольги Красько по фильму «Турецкий гамбит» Егор Бероев. Его герой Владимир Монголов - геолог от бога, человек, о котором ходят легенды, - он вяжет себе свитера из шерсти мамонтов, которых находит в провалах вечной мерзлоты.

Художники по реквизиту почти год исследовали блошиные рынки столицы и соседних городов, где выискивали мебель, предметы одежды и быта, чтобы с детальной точностью воссоздать обстановку середины ХХ века - выстроить интерьеры геологического управления, больницы, жилища геологов.

- На блошиных рынках можно найти практически все: от старых конвертов и почтовых марок до чемоданов, телефонов, кухонных ножей и прочего нужного нам реквизита, - говорит со знанием дела ассистент режиссера Светлана Павлова. - А все, что касается предметов, которые сопровождали геологов в экспедициях, мы искали либо на старых, расформированных базах, либо у наших консультантов-геологов, и даже в Музее имени Вернадского, где нам дали несколько экспонатов в аренду. И был у нас один, практически готовый, объект - исторический кабинет директора ЗиЛа Лихачева. Там сохранились и мебель, и интерьеры того времени - мы туда добавили лишь карты и всякие геологические штучки.

Художник по костюмам Гуля Бейшенова перед съемками провела много часов в библиотеке: пересмотрела тысячи газет и журналов середины прошлого века.

- Для меня фотографии более достоверны, чем даже документальное кино, - в них больше правды. А потом консультировались у пожилых геологов, они подсказывали, как все выглядело в реальности. Шили костюмы, а потом их «старили» - чтобы было ощущение, что человек этот костюм носил несколько лет. А то смотришь иногда наши фильмы, и видно, что костюм - только что из ателье или из магазина…

- А как это - взять новую вещь и состарить?

- Для этого есть определенная технология, а у меня всегда при себе два короба красок, наждачки, щетки… С их помощью я и делаю потертости, дырочки и все остальное - в общем, создаю «натуральную» фактуру… А еще я нашла прекрасных мастериц, которые вяжут и крючком, и на спицах - у нас и получилась целая коллекция вязаных вещей. Многие на Севере тогда в них ходили. Но иногда приходится идти на компромисс, отступать от правды жизни. Например, геологи, чтобы спастись от полчищ насекомых, носили панамы с сеткой и противоэнцефалитные костюмы. Но мы сетки не могли использовать, чтобы лицо актерам не закрывать. А когда геологи увидели, что наш главный герой подпоясал энцефалитку офицерским ремнем, они сказали, что этого ни в коем случае не могло быть в жизни: ни один геолог не будет подпоясываться, потому что внутри не будет вентиляции. Но нам нужно было куда-то вешать кобуру, и поэтому ремень решили оставить.

Подготовка к съемкам началась два года назад. На Чукотке на берегу Берингова пролива выстроили масштабную натурную декорацию. Так в бухте Провидения появился поселок геологов - управление Территории.

- Планируем выехать туда этой осенью на натурные съемки, - делится планами Александр Мельник. - А до этого мы снимали в Красноярском крае, на границе с Таймыром, на плато Путорана. Там в природном заповеднике мы разбили лагерь на 150 человек - с полевой кухней, передвижной баней, постирочной и прочими удобствами.

Там в условиях полной изоляции съемочная группа прожила полтора месяца.

- Мобильные телефоны не ловят, а ближайший населенный пункт - Норильск - за несколько сот километров, - рассказывает Мельник. - С внешним миром общались только с помощью писем и посылок. Отдавали мобильные телефоны летчикам - пока вертолет летит до Норильска и обратно, есть возможность получить СМСку от родных. Прошлой весной экспедиция повторилась - на этот раз съемки фильма удалось совместить с плановыми учениями МЧС, и съемочная группа расположилась прямо в их лагере.

- А уже известно, какая музыка будет звучать в этом фильме?

- Ребята из группы «Смысловые галлюцинации» сейчас пишут нам песню, - говорит режиссер. - И им нравится наш фильм, и нам нравится то, что они делают. Ведь они такие же необычные, как и наши герои, - можно сказать, родственные души.

В июле и ноябре этого года предстоят две заключительные экспедиции на берега Арктики, на Чукотку и на Шпицберген - для съемок ледников и нескольких зимних сцен. Выход фильма в прокат намечен на начало будущего года.

Алена АФАНАСЬЕВА(ИА «Столица»).