Для меня «Первая книга поэта» - это прежде всего Виталий Маслов. Именно Виталий Семенович основал эту книжную серию, в рамках которой вышли из печати десятки книг молодых авторов. Живой, творческий костяк тогдашнего областного литературного объединения составляли около двадцати поэтов и прозаиков. Настоящая новая волна!

В то время Маслов руководил областным литературным объединением, где, собственно, в основном и проходило наше (имею в виду не только себя, но и едва ли не всех тогдашних поэтов Мурманского педа) общение с ним.

Тогдашние литовцы… Что это был за круг людей? Студенты разных курсов и факультетов, в основном историки и филологи: Артем Жилин, Иван Земсков, Анна Ермолина, Алексей Полубота, Валентина Рашева, Жанна Ахметова, Василий Рябков, Галина Сиротинская и некоторые другие - всех и не упомнишь. И почти у всех из них вышли дебютные книжки в той самой серии.

Маслов издавал «Первую книгу поэта» без государственной поддержки, в девяностые - в пору, когда и выжить-то было не просто. Так появились книги у многих нынешних членов Союза писателей - Татьяны Агаповой, Викдана Синицына, Ивана Бессонова, Александра Рыжова, Дмитрия Ермолаева, Александра Абрамова. Тогда же увидела свет и моя первая книжечка.

Счастье, что не так давно удалось возродить «Первую книгу». И, что характерно, не за счет власть имущих, но - усилиями обычного человека, частника, издателя из Полярного Игоря Опимаха, который, тем не менее, считает такую работу безусловно нужной, жизненно необходимой - и для себя, и для всей области, и для русской литературы.

Уже первые несколько книг, увидевших свет в новой-старой, возрожденной после более чем десятилетнего перерыва серии, ждал успех. Это касается и дебютного сборника Алины Богачевой, которая было удостоена за него премии Константина Баева и Александра Подстаницкого, и книг мончегорских поэтов Вадимира Трусова и Григория Сыпко, которые, года не прошло, стали членами профессионального объединения мастеров слова - Союза писателей России.

Затем последовал некоторый перерыв - больше года не появлялось в серии новых сборников - так, словно не осталось на Кольской земле молодых поэтов. Да только ли молодых? Грешным делом, попробовал вспомнить хоть одну достойную стихотворную книжку, вышедшую в 2011-м в нашем крае, - так ведь не смог! Как-то обмельчала поэтическая речка... Мне, критику, и писать-то стало не о ком и не о чем. Поневоле затоскуешь.

Радостно, что нынешний год уже подарил целый карнавал встреч с новыми поэтическими книгами, и есть надежда, этот парад поэзоновинок еще продлится. Вне серии - это и сборник известного мурманского барда и поэта Андрея Королева «Затворник». Его имя в мире авторской песни безусловно, но, так уж сложилось, книга - первая. Но очень солидная, со множеством хороших стихов - и тех, что многие знают в песенном варианте, и те, что живут без музыки. И сборничек стихов и прозы активиста мурманского ЛИТО Сергея Зубанова. И - Колычев, с его книгой-плачем, книгой-криком «Я выживу». У Николая, к слову, еще одно издание готовится, некие «неправильные» стихи. Не знаю, что уж может быть у Колычева неправильным, но - вот так.

Думаю, подлинным подарком для поклонников русской словесности - и не только у нас на Кольском Севере, но по всей России - станет готовящийся к печати сборник избранных произведений поэта и краеведа, постоянного автора нашей газеты Владимира Сорокажердьева.

Но вернемся к серии «Первая книга поэта». Тем более что здесь в этом году вышли в свет две замечательные книжицы: «Далекий свет в родном окне» Анатолия Полевого и «Ангел Вася» Елены Штурневой.

Последнюю выделю особо. Елена Штурнева, хоть и собрала уже солидный урожай самых разных литпризов - от премии журнала «Север» «Северная звезда» до лауреатства на «Капитане Грэе» - областном этапе всероссийского конкурса «Осиянное слово», но даже читающая публика ее почти не знает. А напрасно… Художественное пространство, которое оно создает в своих стихах, чрезвычайно интересно - многомерно, щедро на глубокие, пронзительно точные образы и неожиданные находки. Вот вам навскидку коротенькое:

Увидеть первый одуванчик и - заплакать.

А он, бродяга, желторот, желтоголов.

Глоток воды, живая хлеба мякоть:

ведь мир до боли прост, понятен и суров.

Не нужно ничего, лишь подойди поближе

и, руку протянув, погладь по голове

отца, ребенка, друга. Так и солнце нижет

на ниточку любви росинки на траве…

А вот, что пишет о Штурневой и ее стихах автор предисловия к книге поэт Татьяна Агапова: «Удивительно тонкий, мягкий лирик, она берет не громкостью голоса, но притягательной проникновенностью. Признаюсь, когда читала готовую рукопись, поймала себя на том, что сижу и блаженно улыбаюсь - от любви, тепла и доброты, которые исходят от ее строк… Стихи Штурневой немногословны. Но она способна малыми штришками, крошечными деталями передать очень много - живую реальность и живое чувство…»

Действительно, поэзия «Ангела Васи» - поразительно светлая, чистая, но столько в ней подчас отчаянья и беды, что страшно становится - и за автора, и за ее лирическую героиню. Художественное пространство, которое создает Елена, почти всегда на стыке жизни и смерти, на грани небытия. Так и хочется крикнуть автору: «Больше света! Больше счастья! Тепла!» Впрочем, последнее-то в стихах Штурневой есть, но какое-то особое, неизменно - с грустью-печалью под ручку.

Должен сказать, что в книге есть несколько стихотворений вне общего ряда, существующие словно бы отдельно от сборника. Будто из другого мира стихи. В первую очередь это вещь, которая дала имя всей книге, - «Ангел Вася». Ее главный герой - тот, что «обитал в сторожке» и «был рыж, космат, нездешне грустен», конечно, тот еще ангел. Удивительное в нем сочетание небесного и земного. Он вроде бы совсем наш, обычный, без крыльев, конечно, а все же - не от мира сего. Этакий поэтический сородич шукшинских чудиков. Вне привычных рамок. Не такой, как все…

Вот и книга у Штурневой получилась почти такая же - своеобычная, не похожая ни на одну иную, сплавленная из верлибров и классических русских стихов, любви и смерти, и мягкая, и жесткая, очень живая.

Дмитрий КОРЖОВ