Он встречает нас в расшитой рубахе на пороге деревянного дома, расположенного в частном секторе Кандалакши. Невдалеке шумит речка Нива, нынче очень половодная. Крутится под ногами дворняжка.
- Поморчик, иди сюда, иди, это свои, - подзывает к себе пса Василий Павлович.
Впрочем, Поморчик не укусит - пес он не злобный, гостей встречает, весело виляя хвостом.
- Вот здесь, - показывает нам хозяин свою территорию, окруженную забором, - и будет располагаться поморское подворье. Пока только дом стоит с верандой да телега, а в будущем хочу амбар поставить, колодезный сруб, рукомойник, еще кое-какие постройки. Зато внутри дома все экспонаты уже на месте, первые экскурсии уже проводил, недавно свадьба приезжала, все рассматривали, очень понравилось.

Коридорчики истории
Василий Гаркотин - личность в Кандалакшском районе известная. С юных лет трудился фотографом в местной газете, издавал книги и краеведческие альбомы. А еще его знают как самого заядлого и кропотливого коллекционера и хозяина частного музея.
Начиналось все лет двадцать назад, когда Гаркотин купил старый двухэтажный дом в Кандалакше. Его бы надо было под снос пускать, а Василий Павлович взялся за дело и привел дом в порядок - отреставрировал старую печь-голландку, лестницы деревянные соорудил - из ветхого барака сделал шикарный особняк. Но главное не сам дом, а его содержимое.
- Здесь у меня ленинская комната, - начинает экскурсию Василий Павлович.
В комнате на стенах - портреты Ильича, на столе - бюсты, собрание сочинений. Рядом коллекция медалей, значков, на одной полочке стоят фарфоровые скульптурки из 50-х годов, на другой - коллекция керамических олимпийских мишек. В соседней комнате - целый шкаф с фотоаппаратами разных времен, в третьей висят картины местных кандалакшских художников. На отдельных полках - альбомы с почтовыми марками, рядом - огромная стопка грампластинок, в большой коробке - негативы старых фото. Гаркотин ничего не выбрасывает: все свои пленки сохраняет, описывает и в любой момент, если потребуется, может найти.
Старые вещи приходят к нему разными путями. Что-то находит у земляков, старожилов Кандалакши, что-то покупает на барахолках в разных городах. А если знать, что искать, понимать предназначение той или иной штуковины, ее ценность - запросто можно целый музей создать.

Времен перекличка
Поморское подворье - отдельная тема. Серьезная заявка на туристический объект, который будет привлекать внимание гостей города. Три года назад на его создание Василий Гаркотин получил областной грант - 500 тысяч рублей. И вот уже сам домик стоит, а зайдешь внутрь - словно в другом времени окажешься. Вот только в каком - не поймешь.
- Подворье не привязано к какому-то конкретному периоду, - рассказывает хозяин. - Здесь я размещаю вещи, которые когда-то были в обиходе у местных жителей. Самые старые экспонаты, вот смотрите, я здесь, копаясь в земле, нашел, это наконечник кремниевого копья. Представляете, здесь когда-то была стоянка древнего человека: он охотился, добывал рыбу, строил каменный лабиринт, который располагается неподалеку. Сидели ребята вот на этом самом месте, жарили мамонта и обронили наконечник. А мы через тысячи лет его нашли. И теперь любой желающий может его подержать в руках.
Да, все экспонаты в этом музее можно трогать руками. В углу стоит кантеле - карельский музыкальный инструмент, можно побренчать на струнах. Или завести патефон. Кто сегодня умеет это делать?
- Такие красные патефоны раньше вручали вместе с грамотами и дипломами колхозникам и передовикам производства. У меня их несколько, все работают, - Василий Павлович крутит ручку, опускает иглу на пластинку и оттуда звонко, чуть с хрипотцой доносится «Парней так много холостых на улицах Саратова».
А это уже другое десятилетие - один из первых советских комбайнов. Именно так - комбайн (!) - в 60-е годы прошлого века называли прибор, объединяющий в одной коробке телевизор, радиоприемник и проигрыватель грампластинок.
Надо же, были и такие - три в одном! Рядом радиолы и магнитолы, бобинники и кассетники. Телефон с диском и трубка на проводе - да, были телефоны когда-то хвостаты. Можно поднять трубку, вспомнить свой старый домашний номер, набрать - вот только в прошлое, увы, не позвонишь... Да и надо ли?

Вкусные экспонаты
И снова перемешаны эпохи:
- Посмотрите, это настоящая одежда моей прабабки - женская рубаха. Она у меня была из архангельского Поморья. Раньше все сами шили, вязали, покупного в семьях ничего не было. Порвется рубашка, платок или какая еще одежда - брали ножницы, разрезали на длинные тонкие ленты, связывали их крючком, шили коврики. Разноцветные, разного размера, прочные, - рассказывает хозяин.
В центре комнаты стоит круглый стол, покрытый скатертью, на нем баранки и ириски «Золотой ключик».
- 10 копеек за стограммовый кулек, - смеется Василий Павлович, - эти экспонаты можно не только трогать руками, но и съесть.
Вот такой, как бы сейчас сказали, интерактивный музей. Приходи, садись, чай пей, патефон заводи, песни старые слушай. Хочешь - сделай селфи со старой деревянной самопрядкой или взгромоздись на трехколесный мотоцикл «Урал» - он стоит на территории подворья, ждет, когда ему найдут постоянное музейное место.
- Еще у меня есть две 21-е «Волги». Одна из них, представляете, раньше принадлежала республиканскому комитету компартии Карелии, - рассказывает Василий Гаркотин. - Тоже хорошие экспонаты, кто ж не захочет взглянуть на легенды советского автопрома?!
Задумок у нашего героя много. В ближайшее время он рассчитывает построить при входе небольшую колокольню, а за пределами подворья местный, заросший иван-чаем и крапивой переулок превратить в некое подобие старинного тракта, мощенного камнем и сосновым горбылем. Такой, по которому когда-то путники на лошадях добирались из Кандалакши до Колы. И чтобы шлагбаум полосатый стоял, и фонарный столб. Территория большая, были бы силы, а их у Гаркотина пока, слава богу, в достатке. Еще желание и фантазия, а этого-то тем более не отнять!