Немыслимый взрыв

Давно знаю: самое интересное всегда происходит на стыке, на тонкой, неуловимой грани, где встречаются сущности, подчас противоположные друг другу.

Еще раз убедился в этом, прочитав «Десятку» (16+) Дмитрия Коржова. Большинство людей и историй, рассказанных автором, мне знакомы. Более того, являются частью и моей жизни. Сами по себе, по отдельности, они важны, интересны, но не более. Коржов, как заправский алхимик, смешал их вместе в одному ему ведомых пропорциях. И получился - взрыв...

Немыслимый сплав поэзии, прозы, эссе, мемуаров, литературной критики и фотографии... Радости и боли, веселья и горечи, счастья и трагедии... Из соединения несоединимого на глазах у читателя рождается нечто новое, ранее не бывалое, захватывающее и ошеломляющее. И непостижимое, как сама жизнь.

«Десятка».

Книга короткая и точная, как выстрел!

Горячая и энергичная, как удар пульса!

«Десятка».

Попадание в центр мишени!

Дмитрий ЕРМОЛАЕВ.

Книга-облако

Я критик в данном случае, конечно, необъективный. Причем не только по той причине, что и мое стихотворение есть в книге. И не потому даже, что всех отмеченных автором поэтов я знал (за исключением разве что Олега Бородина). Так уж получается, что больше половины приведенных вещей я бы тоже отнес к категории «высший пилотаж», или как там ее обозначить, чтобы звучало не слишком банально. Ну какой человек, нормальный, чувствующий слово, пройдет мимо колычевского «Невмоготу...» или масловского «Льда», или «Экспансии Белого моря»? Это уже и не стихи просто - это, без шуток, классика северной - да что там северной! - русской поэзии. На века. Это из тех образцов, что, извините за пафос, врезаются в память поколений.

Да, время сейчас дурное, книг читают мало, а вдумчивых читателей вообще единицы. Но, черт возьми, культура сохраняется не благодаря серой массе, равной нулю (если уж переходить на математические термины), а благодаря этим вот единицам. Так что, уверен, то лучшее, что написано нами и нашими современниками, переживет нас, обязательно останется, будут читать. А в помощь и подсказку будущим исследователям в том числе и эта книжечка. Не для того, чтобы навязать стороннее мнение, а чтобы сориентировать, направить на нужный маяк в огромном море написанного и изданного.

Очень приглянулась структура - необычная. Мне всегда нравилось все, что вырастает за формальные рамки. Тут и определение-то с ходу не придумаешь. Очерки не очерки, эссе не эссе. Литературоведческое исследование? Нет, не то. Стандарты не подходят. Скорее, я бы сказал, восхищенный вздох любителя настоящего слова. Исповедь, что ли. Монолог человека, сидящего с книжкой в руках, когда не случилось рядом живого собеседника, а выговориться надо, потому что прочитанное разбередило душу и молчать невозможно («Невмоготу - себя перетерпеть!»).

Эта книга, повторюсь, ничего не навязывает, у меня, по крайней мере, не возникло такого ощущения. Тем и хороша. Книга-облако. Читается легко, а послевкусие - сладкое, но чуть с горчинкой. Как и должно быть. И - что особенно важно - сразу тянет снять с полки сборники поэтов, о которых написано в «Десятке», и перечитать. Что я сейчас и буду делать.

Александр РЫЖОВ.

Испытанные временем

Дмитрий Коржов - разноплановый художник слова. Любит погружаться в любые литературные жанры - повесть, путевой очерк, биография, воспоминание. Новая его книга сложилась из эссе - кратких собственных суждений о творчестве десяти поэтов Мурмана, об их лучших стихах. Потому и название книжки - «Стихи - в десятку». К слову, название имеет двоякий смысл, в нем есть интрига и привлекательность.

По отбору имен и стихотворений вкус у Коржова отменный. Сам попавший в «десятку», буду нескромен, но все поэты - хорошие и разные. Можно принять безоговорочно. Можно поспорить и дополнить, ибо вне книжки остались иные поэты, даже члены Союза писателей, печатавшиеся в северных антологиях. Но это выбор Коржова - и литературный, и человеческий. Сказал о тех, кто был ему ближе по духу и общению, кто, по его мнению, творчески выше остальных. О видном прозаике Маслове писал неоднократно, даже книгу выпустил. А вот Маслов-поэт - малоизвестен, начинал-то он со стихов. Салтыков и Рыжов - почти ровесники, уроженцы семидесятых. Талантливых поэтов Колычева и Логинова, уроженцев Мурманской области, просто нельзя было в книжку не включить, она бы не получилась.

И выбор стихов хорош, просятся в антологию. Собственно, все они неоднократно печатались и перепечатывались в книгах и разных сборниках. Все - испытанные временем.

Хочется отметить одну их особенность, половина - про выпивку, поэты пьют самогон, водку, спирт. А если б не пили, появились бы эти стихи? Даже, казалось бы, в трезвом стихотворении Смирнова «Перевозчик» проглядывается питейная линия:

Магазин - на одной стороне,

Бабка Марья живет - на другой!

Водки в магазине не стало, поплыли к бабке за самогонкой. Это не гадание, а признание Владимира Смирнова в одном частном разговоре.

Рад за всех поэтов, кто попал в книжку. С большинством был на дружеской ноге. Помню деловитость Маслова, общительность Смирнова, упрямство Тимофеева, открытость Бородина, гусарство Гулидова. Хорошо, что Коржов вспомнил ушедших и живых, напомнил, что мы не одни были и есть в литературном мире.

Владимир СОРОКАЖЕРДЬЕВ.

Литературная проекция Кольского Заполярья

Не так давно мурманский писатель и литературовед Дмитрий Коржов прислал мне рукопись, обозначив ее как «сборник текстов своеобразных, нечто вроде эссе.

… Хочу издать, хоть и понимаю, что читателей такой книги почти уже и нет».

Заинтригованный, открыл текст сразу прямо на телефоне - и не смог оторваться до последней строчки.

И не согласился с Дмитрием. Не с содержанием книги, а с ее авторской характеристикой. Главное - читатели у нее точно найдутся. Это все, кому небезразлична литература, особенно наша, заполярная, да и в целом наш северный край. Потому что она уникальна и очень интересна.

Смутило и определение «эссе», условность которого, впрочем, автор сам затрагивает в предисловии. Я бы назвал это литературоведческими мини-очерками или заметками. Это не слепок с литературы края, даже не ее срез, а некие проекции ее граней на ось пристрастий составителя, профессионально сделанные и живые.

В книге - небольшие рассказы литературоведа о десяти любимых стихотворениях известных поэтов, живших и живущих на Кольском полуострове. Отбор героев этой книги во многом субъективен, но полновесен и неслучаен. Среди них и поэты российской величины, такие как Николай Колычев и родившийся в нашей области, но выросший в большого поэта уже в Каргополе Александр Логинов, и знаковые для Мурманска Владимир Смирнов, Виктор Тимофеев и Виталий Маслов, и совсем малоизвестные - такие как Максим Салтыков, еще в школьные годы вспыхнувший звездой на поэтическом небосклоне, но быстро сошедший с литературной орбиты.

Разноплановы очерки и по содержанию. Где-то это действительно литературоведческие работы, где-то - почти мемуары. Но в любом случае главное в них не столько разбор произведения, сколько ценные, а порой и бесценные детали написания этих стихотворений, взглядов и судеб поэтов. Тут и рассказанная самим Николаем Колычевым история его известных строчек про бездомных кошек и собак на даче у Белого моря. И история вхождения в литературу Максима Салтыкова. Немного грустный рассказ Владимира Сорокажердьева о том, как он три года печатался в одном из главных литературных журналов страны, но узнал об этом много позже, из-за чего не уделял своему творчеству должного внимания. Нигде ранее не звучавшие воспоминания коллег по творческому цеху о Евгении Гулидове и Владимире Смирнове. Ну и просто любопытнейшие зарисовки о буднях литераторов.

При этом книга получилась очень выдержанная по настроению и насыщенности, крепко сбитая, с душой.

К слову - для разрядки - помимо географической заполярной привязки авторов неожиданно я вычислил и еще одну любопытную общность представленных стихотворений. Пять из десяти текстов так или иначе говорят о неотъемлемом в жизни большинства поэтов, да и вообще в российской жизни, спиртном. Почти ода водке написана Сорокажердьевым, с геройством и романтизмом про лед и спирт рассказывает полярник Маслов, философски-психологичный лирический герой Колычева пьет в пустующей деревне самогон… Но, как и все в настоящем искусстве, это не самоцель, а лишь часть творческих инструментов авторов. Ну просто так сошлось, что книга получилась крепкая не только литературно, но и по содержанию спирта.

А если серьезно, то книга очень нужная и своевременная. Многих ее героев уже нет с нами, уходят и лично знавшие поэтов люди, забываются детали биографий, теряются рукописи. И было бы очень здорово, если бы эта книга появилась в библиотеках, школах, в конце концов просто в Интернете. Пусть это и частные проекции, но они дают очень яркое представление о заполярных мастерах слова. Может она вырасти и в полновесный портрет. Еще несколько десятков авторов стихов и таких очерков о них - и будет литературоведческая антология заполярной поэзии. Добавь стихотворений каждого автора - и получатся литературоведческие биографии. Но это уже объем работы совершенно иного порядка, для которой нужны не только востребованность, но и серьезная поддержка.

Впрочем, еще раз повторюсь, что эта книга уже самодостаточна, ярка и очень насыщенна, и ее появление, несомненно, событие для заполярного литературного мира.

Илья ВИНОГРАДОВ.