Говорят, самые беспроигрышные инвестиции - во впечатления. В самом деле, автомобиль могут угнать и разбить, дом может пострадать от пожара или землетрясения, драгоценности могут украсть. И только память о выдающемся спектакле, выставке, концерте останется с вами до конца жизни.

В последние апрельские дни почти тысяча северян сделала правильный выбор, приобретя билеты на два концерта «Виртуозов Москвы». Многим нашим землякам этот коллектив - один из лучших камерных оркестров мира - уже хорошо знаком. «Виртуозы» приезжали к нам без дирижера, два года назад их привозил в Мурманск сам основатель и художественный руководитель - великий Владимир Спиваков. И вот новая встреча, да еще и с серией из двух концертов.

Мне посчастливилось посетить оба. Кстати, немало людей поступили так же и не прогадали. Концерты оказались очень разными. Пожалуй, одинаковым было лишь одно - неизменно высочайший уровень исполнительского искусства музыкантов.

Что-что, а удивлять «Виртуозы» любят и умеют. Конечно, любой солист почтет за честь выступать с таким ансамблем, но они умудряются находить действительно уникальных музыкантов. Таким открытием с Первым фортепьянным концертом Шопена стала Басиния Шульман, пианистка мирового уровня и, несомненно, выдающегося таланта.

Алексей Лундин.

Главным словом, характеризующим манеру ее исполнения, можно назвать страстность. Любой большой художник, будь то писатель, живописец, композитор или исполнитель, берет материал из глубин своей души - а откуда же еще-то? Каждое выступление на сцене - это прежде всего исповедь.

Много, ах как много сокровенных тайн поведала внимательному слушателю Басиния Шульман! Шопен стал лишь поводом для рассказа о себе. Но тут умолкаю - женские секреты выдавать негоже. Лучше послушайте игру Басинии, она сама вам все расскажет.

Басиния Шульман - очень красивая женщина, на первый взгляд кажущаяся хрупкой. Однако сила и страсть, вложенные в исполнение, выдают в ней несгибаемый стальной стержень воли и весьма непростой характер, что, впрочем, свойственно всем выдающимся талантам. Что и говорить, если обжигающий огонь ее пронзительных глаз можно было явственно ощутить даже из моего десятого ряда.

А игра ее напоминала клокочущий вулкан страстей. Просто мурашки по спине от того огромного чувства, которое музыкант вкладывала в исполнение. Казалось, ниточки нервных окончаний протянулись от пианистки к каждому в зале, чтобы напрямую делиться всей эмоциональной палитрой.

Первый концерт Шопена для фортепиано с оркестром в ярком исполнении Басинии Шульман совершенно покорил меня и весь зал. Сознаюсь, даже малодушно подумывал уйти в антракте, чтобы сохранить впечатление от этого чуда. Правда, не ушел. И правильно сделал, поскольку чудеса продолжались.

Басиния Шульман.

Во втором отделении прозвучали две волшебных сюиты для струнного оркестра. «Из времен Хольберга» Эдварда Грига заворожила слушателей. Сам Григ, говоря о великих предшественниках и сравнивая музыку с архитектурой, так оценивал свое место в искусстве: «Бах и Бетховен создают величественные готические соборы, я же строю обычные здания, удобные для людей».

Думаю, норвежский композитор если не лукавил, то скромничал. Его сюита пусть и не готический собор, зато вполне достойная церковь с куполами и витражами - все как полагается.

Англичанин Фрэнк Бридж не так известен, как Шопен или Григ. Его больше знают как учителя-классика музыки XX века Бенджамина Бриттена. В 1941 году Бридж умер в безвестности, а интерес к его творческому наследию возродился лишь во второй половине прошлого столетия. Сюита для струнных - превосходный образец этого наследия.

На следующий день «Виртуозы» начали концерт легкой искрометной серенадой для струнных Мечислава Карловича. Талантливый польский композитор конца XIX - начала XX века написал до обидного мало - увлечение альпинизмом закончилось его гибелью в Татрах в 34-летнем возрасте.

Гвоздем второго дня гастролей ансамбля стал концерт для скрипки и струнных «Времена года в Москве» современного российского композитора Ефрема Подгайца. В качестве солиста выступил концертмейстер оркестра Алексей Лундин, блистательно напомнивший, что слово «виртуозы» в названии коллектива совсем не пустой звук.

Казалось, зал забывал дышать во время нежнейших и тончайших пианиссимо Алексея Лундина. Его скрипка волшебно воспроизводила и жизнеутверждающее весеннее пение птиц, и звон капели, и унылый назойливый осенний дождь, и зимнюю удалую вьюгу. Крики «браво» и дружная овация вознаградили великолепное выступление замечательного маэстро.

Потрясающий двухдневный праздник музыки завершала серенада для струнных чешского классика Антонина Дворжака. На этом можно было бы и закончить, но, думаю, зрители меня не поймут, если я обойду вниманием фигуру дирижера.

Оба вечера за дирижерским пультом блистал Арсентий Ткаченко. Его манера дирижирования - размашистая и экспрессивная - напоминала прихотливый феерический танец. Публика глаз не могла оторвать от его высокой худощавой фигуры, которая вся колебалась, стремясь как можно полнее и точнее передать музыкантам нюансы дирижерской трактовки музыкальных произведений.

Этот стиль в чем-то схож со стилем Владимира Спивакова, хотя тот все же более сдержан в жестикуляции. А еще вспомнился гениальный Евгений Светланов, безраздельно сливавшийся с музыкой, и у которого, казалось, каждая клетка организма принимает участие в дирижировании.

И ведь не назовешь это случайным совпадением: в Московском международном доме музыки, являющемся штаб-квартирой, а лучше сказать - родным домом «Виртуозов Москвы», большой зал носит имя Евгения Федоровича Светланова.

Вот теперь, пожалуй, все. Великолепный праздник музыки в Заполярье завершился. Будем терпеливо ждать новых встреч с любимыми музыкантами.