Споры вокруг предполагаемого строительства дороги по территории опять же предполагаемого природного парка «Хибины» не утихают. Как говорится, и хочется, и колется... «Мурманский вестник» регулярно информирует читателей о перипетиях этого противостояния экологов с горняками. Ну а пока суть да дело, в региональном комитете промышленного развития, экологии и природопользования, курирующего деятельность подобных природных резерватов на Кольском полуострове, даром время не теряют. Здесь разработан и практически готов к реализации едва ли не со следующего года проект организации природного парка на северо-западе области - полуостровах Рыбачьем и Среднем.

Но сначала давайте разберемся, чем же отличаются подобные экологические образования. Скажем, заповедники от заказников. Как объяснили в комитете, в России самый строгий режим - у заповедников. В Мурманской области их три: Кандалакшский, Лапландский и Пасвик, все они федерального значения. На их территории запрещена не то что промышленная деятельность, даже заходить туда можно лишь по согласованию с администрацией резервата. И только с целью проведения научных исследований. Изредка проводятся школьные экскурсии. Но даже грибы-ягоды собирать нельзя, не говоря уже об охоте.

Некоторое послабление допускается в Пасвике. Все-таки это трансграничный заповедник, к нему со стороны Финляндии и Норвегии примыкают аналогичные природные резерваты. Зарубежные соседи часто проводят на своей стороне различные относительно массовые мероприятия, привлекая к ним и наших ученых-экологов. Так что по законам гостеприимства и те приглашают коллег и общественные делегации из сопредельных провинций двух стран.

Другая категория режимной жесткости предусмотрена в национальных и природных парках. Их разница, кстати, в том, что первые - федеральные особо охраняемые территории, вторые же создаются на региональном уровне. И в тех, и в других возможны посещения гражданами и ведение не наносящей вред природе деятельности. В основном туристической.

Наконец, самый либеральный охранный режим - в заказниках. Их в Мурманской области восемь. Там, конечно, также подразумевается сохранение экосистемы, но допускаются сбор грибов и ягод, охота и рыбалка в рамках законодательства. Отдельное ограничение в заполярных заказниках введено на передвижение транспортных средств. Разрешение на посещение заказников выдает упомянутый комитет по заявкам тургрупп. Но и в заказниках, как и в других перечисленных резерватах, запрещены геологоразведочные работы с применением буровых методов, прокладка траншей, вообще - разработка полезных ископаемых.

Впрочем, нас прежде всего интересуют природные парки. К коим скоро должны прибавиться по идее еще два. «Хибины» и пока условно называемый «Полуострова Рыбачий и Средний». О последнем мы и говорим с заместителем председателя областного комитета промышленного развития, экологии и природопользования Алексеем Смирновым.

- В большинстве промышленно развитых стран все активнее стремятся оставлять на своих территориях уголки нетронутой природы, где в первозданном виде сохранялись бы эндемичные, проще говоря, присущие им растения и животные. Международные экологические организации рекомендуют сохранить в такой форме до 20 процентов земного шара. В России поставлена цель довести к 2038 году общую площадь особо охраняемых природных территорий до 16 процентов. В Мурманской области на сегодняшний день они занимают 8 процентов от всей площади. Увеличить ее как раз и призваны два запланированных природных парка, - объясняет Алексей Смирнов.

Полуострова Рыбачий и Средний совсем недавно лишились статуса зон регламентированного посещения для граждан РФ (он остался только для иностранцев). В последние годы туда началось просто паломничество туристов. Тем более что территория доступна для автотранспорта, и «джиперы» едут потоком. А ведь земля этого небольшого в общем-то участка вся перепахана еще войной. И сейчас там постоянно тренируются морпехи Северного флота. Хотя о военных чуть позже. Пока о других гранях вопроса.

- Люди едут разные, - говорит Алексей Смирнов. - Кто-то пытается организовать незаконную добычу краба, кто-то - «пощипать» еще сохранившееся там стадо дикого оленя, и без того небольшое. Впрочем, побраконьерить не прочь и заезжие туристы, и местные жители. Это, увы, факт. Туристы к тому же нередко оставляют в местах своего отдыха груды мусора. А там ведь нет никого, кто бы за ними убирал.

Специалисты комитета разработали концепцию развития природоохранных зон, в которой и отражена идея создания природного парка на Среднем и Рыбачьем. Приступить к ее воплощению планируют уже в этом году. Основная цель - вовсе не запретить въезд туда туристов, но направить ситуацию в подконтрольное, организованное русло. В частности, наметить допустимые маршруты для автовладельцев по набитым уже трассам. Ведь если по нетронутой еще тундре проедет не то что гусеничная машина, а даже квадроцикл, след будет зарастать годами. Между тем водители джипов-внедорожников и «квадриков» в поисках экстрима как раз и стараются залезть в самые нехоженые места.

- Когда создадим такой парк, въезд туда будет строго регулироваться, - делится планами Алексей Смирнов. - Сначала надо будет получить у нас разрешение на передвижение по территории резервата. На въезде обязательно поставим охрану. Там сама природа постаралась облегчить нам задачу: соединяющий полуострова с Большой землей перешеек узок. Можно регистрировать каждого приезжающего. Достаточно поставить один пункт пропуска - мимо него благодаря рельефу местности просто не проехать. Каждый турист получает от нас пакет для мусора, который при выезде должен будет сдать вместе с содержимым. «Забудет» захватить его с собой - попадет в черный список. Закон пока не дает нам права наказать его за это, но, по крайней мере, в следующий раз такого в парк попросту не пустят.

Кроме того, по словам Смирнова, турист получит карту с маршрутами и укажет, по какому из них он намерен следовать. Это позволит знать, где его искать в случае чего. И всегда будет ясно, сколько людей и единиц техники в парк заехало и выехало.

- Есть такая техническая штучка - трекер, - поясняет зампред комитета. - Если бюджет позволит, закупим их в необходимом количестве и будем выдавать каждому въезжающему. Попав в беду, он сможет подать через космос сигнал и в течение нескольких часов получит помощь. С другой стороны, и мы постоянно будем видеть, где он находится. Обозначил, скажем, маршрут № 5, а поехал по восьмому - значит, возможно, и цели у визитера несколько иные. Допустим, поохотиться и вывезти оленину на побережье, где уже ждут подельники на катере. Такие случаи бывали. Или нелегально половить краба... Трекеры уже используют наши инспекторы в заказнике «Сейдъявр».

- Средний и Рыбачий всегда считались вотчиной минобороны. Как складываются взаимоотношения с военными?

- Непросто. Вот у меня письмо из штаба Северного флота. Они считают создание там природного парка нецелесообразным. У них на полуостровах большие и многочисленные участки, зарегистрированные для военных нужд. Так что пока они не дают согласия, а без согласования с ними - никак. Можно создать парк за исключением таких участков. Но тогда мы получим какую-то многокластерную картинку. Диалог тем не менее продолжается. Обещаем при установке охранного режима учесть и интересы военных. Им же от этого, кстати, прямая выгода. По закону они не имеют права запретить гражданам свободный доступ туда, поэтому и были вынуждены в свое время снять посты. А у них там и стрельбы проходят, и учебная высадка морского десанта. Мы - имеем. И готовы делиться с военными информацией, когда, куда и сколько направилось туристов. Чтобы под гусеницы танков в ходе высадки не попали случайно квадроциклы с не всегда к тому же адекватными, скажем так, водителями. С другой стороны, военные будут ставить нас в известность: на таком-то участке в такой-то период назначены стрельбы. И мы предупредим туристов, что в это время туда заезжать нельзя. Пусть пользуются пока другими, безопасными маршрутами.

Мой собеседник привел такой пример взаимопонимания. Изначально по проекту границу парка планировалось провести по самой узкой части перешейка. Но оказалось, что чуть севернее на территории Среднего полуострова существует месторождение кварцитовых песков, необходимых в металлургическом производстве. Оно находится на балансе Кольской горно-металлургической компании.

- Ее руководство обратилось к нам с предложением немного перенести границу проектируемого парка. Мы пошли навстречу, обошли месторождение стороной. КГМК же взяла на себя обязательства обустроить и даже в дальнейшем частично содержать в порядке границы и пункт пропуска. К тому же она собирается провести к месторождению более качественную дорогу. А следовательно, и к въезду в парк.

Кстати, такой вариант сотрудничества, по мнению Смирнова, можно было бы взять на заметку и при дальнейшем «разруливании» ситуации вокруг природного парка «Хибины».

В более отдаленных планах комитета - создать природный парк на базе заказника «Кутса» в районе Алакуртти. А затем объединить его с аналогичным резерватом «Паанаярви» на территории Карелии. В конечном итоге организовать большой трансграничный парк еще и с финнами. У них граничит с нашей территорией парк «Оуланка». Задумка вполне реальная. В тех местах вроде ни у кого нет промышленных интересов. Там присутствуют лишь интересы погранслужбы, что, как считает Алексей Смирнов, не помешает, а лишь поможет охране большой природной зоны. При этом не забыты будут и туристы. Там буквально мекка для любителей сплава по рекам. Есть два таких известных своей сложностью бурных участка, что их стремятся преодолеть фанаты экстрима со всего мира. Для них планируется организовать места стоянок, пункты питания и тому подобное. Чем не совпадение интересов?

Андрей ПОПОВ.