На заседание круглого стола собрались представители регионального министерства природных ресурсов и экологии, ученые, охотники, оленеводы, экологи.

Речь в основном шла о защите дикого оленя в Ловозерском районе. Впрочем, домашнего тоже. Потому что, как прозвучало на заседании, человек с ружьем, да еще на мототехнике, находится в таком пьянящем мозг азарте, что он сначала стреляет, а потом смотрит, не клейменный ли олень. Если вообще смотрит.

Заместитель губернатора Сергей Скоморохов, который вел заседание, отметил, что в нашей области уже не осталось глухих уголков, куда невозможно было бы добраться на личной технике зимой и летом. Но не все едут подышать свежим воздухом, полюбоваться пейзажами. Человек с нарезным ружьем - вот сейчас главная опасность для зверья Кольского полуострова. Особенно, если имя этому человеку - браконьер. И лупит этот браконьер и по лосям, и по оленям. Тяжелое положение с истреблением животных сложилось на территории Ловозерского района. Если численность дикого северного оленя, согласно проведенному Госохотинспекцией области анализу, за последние годы (с 2010 по сегодняшний день) выросла с 7022 до 7897 голов, то в Ловозерском районе поголовье оленей уменьшилось с 4100 до 3990 голов.

Численность дикого оленя близка к точке невозврата.

Правительство области предлагает кардинальное решение - ввести запрет на охоту на диких копытных животных, ограничить туда доступ охотника с нарезным ружьем. Добыча остальной живности - куропаток, глухарей, пушных зверей - не запрещается, на них, как правило, охотятся с гладкоствольным ружьем. Вот Сергей Скоморохов и обратился к собравшимся: высказать свое мнение, следует ли вводить такой мораторий.

Его тут же горячо поддержали, предлагая распространить это мероприятие и на другие районы. Так, прозвучало предложение закрыть и ареал рек Вувы, Арьяна в Кольском районе, где еле выживает небольшое поголовье диких оленей.

Руководитель Баренцевоморского отдела WWWF Олег Суткайтис сказал, что решение о наложении моратория на охоту в Ловозерском районе очень нужное и своевременное, но надо идти дальше, надо ограничивать охоту на территории всей Мурманской области. Потому что все изъезжено, все выбито.

- Решение половинчатое, - встал на защиту еще и домашнего оленя председатель СПК «Оленевод» Андрей Рейзвих. - Знаю, что такое дикий олень, его найти, выследить, убить трудно. Добывают в основном домашнего или одичавшего домашнего.

Оленевод сослался на результаты исследований, проводимых Всероссийским НИИ племенного дела. По предоставленным с Кольского полуострова материалам, заключение одно - это не дикий олень. Те олени, которые считаются дикими - в большинстве своем просто одичавшие домашние. Дикие олени тоже есть, но их гораздо меньше, чем мы думаем.

По этому поводу представитель Лапландского заповедника Алекс Гилязов заметил, что цифра 7897 голов дикого оленя на сегодняшний день нереальна. Такое было в лучшие годы, когда оленя было много и так варварски его не выбивали.

Главный научный сотрудник заповедника «Пасвик» Ольга Макарова с тревогой говорила о судьбе популяции дикого оленя. Их численность близка к точке невозврата, после которой популяция уже не восстановится.

Ольга Макарова подняла вопрос о культуре поведения современного охотника, вернее, низком ее уровне. Современные охотники, например, уже успели потешить свою душу в Африке охотой на львов, слонов и леопардов. Но Африка далеко, охота стоит больших денег. А здесь, дома, погонять на снегоходе за оленем, пострелять его, не сходя с транспорта, значит получить адреналин такой же, но еще и бесплатно.

- Но это разбой, - называет все своими именами Ольга Акиндиновна. - Такое сплошь и рядом в Кандалакшском, Ковдорском районах. Воюем с собственной природой. Надо поднимать серьезно вопрос о действенности нашей охотинспекции. Это должны быть оперативные отряды типа ОМОН. Надо спасать свое национальное богатство - и оленя, и морошку. Иначе, что останется? Одуванчики, тараканы, крысы...

Сергей Скоморохов, подводя итог, заметил, что самый достоверный подсчет копытных проводится с помощью авиаучета. У нас его не проводили 15 лет. Но в ближайшее время это возродится. Более того, изменятся и условия работы охотинспекции. Будет создана группа из трех человек, которая и займется для начала Ловозерским районом. Обеспечат ее и соответствующей техникой, включая систему видеофиксации, камерами с датчиками движения и так далее. Все это уже будет на следующий год.

Зашел разговор и о контроле за снегоходами. У наших северных соседей, был приведен пример, есть определенные маршруты, проложены трассы, по которым разрешено ездить всем. У нас же все ездят, где хотят и как хотят.

А вот закрывать ли для охоты на копытных весь Кольский полуостров, на это заместитель министра природных ресурсов и экологии Федор Швейцер заметил, что только по результатам достоверного и регулярного авиаучета - а первый вылет уже запланирован на февраль-март будущего года - можно будет сказать, сколько имеем голов, в каких районах, закрывать ли Кольский полуостров полностью или частично.

- Не опоздать бы, - раздалась на это тревожная реплика с места.

Галина ДВОРЕЦКАЯ.