За окном завывал ветер, мела поземка, деревья качали черными озябшими ветвями. И как-то странно было рассуждать о том, будут ли гореть на Кольском полуострове деревья, а если будут, то когда... С другой стороны - самое время: о том, как предотвратить беду, думать надо заранее.

Насчет «когда» есть два прогноза. Первый - федеральной службы Авиалесоохраны: наши леса начнут гореть в начале июня с Кандалакшского района. Потом пожары постепенно распространятся на центр Мурманской области и далее на север. Мурманский гидрометцентр считает, что они начнутся уже в начале мая. Об этом сообщил в разговоре с журналистами заместитель министра природных ресурсов и экологии области, начальник управления лесного и охотничьего хозяйства Александр Алхимчиков. Пресс-конференция была посвящена подготовке к нынешнему пожароопасному сезону.

Чьи прогнозы окажутся ближе к истине, покажет время. Подготовка же началась еще в декабре, и сейчас она практически завершена. Все необходимые документы - а их немало - подписаны, выданы или находятся в работе. Осталось заключить контракт на воздушные суда для патрулирования и доставки людей и техники к местам пожаров - это будет сделано к середине мая. А еще - провести тренировку десантников и учения. Но тут, опять же, как погода позволит - видимо, ближе к концу мая.

На защиту заполярных лесов от пожаров выделено 30 миллионов рублей из федерального бюджета и 30 из областного. Это где-то на уровне прошлого года.

- Денег, конечно, не так много, как хотелось бы, но будем исходить из того, что есть, - заметил Алхимчиков.

Что является основной причиной лесных пожаров? Этот вопрос, заданный журналистами, честно говоря, ритуальный. Потому что вроде бы всё всем известно и понятно... Вот только «не доходит».

Да, как прозвучало в ответе, по-прежнему в 97 процентах случаев причиной становится человеческий фактор: непогашенные костры, окурки. И лишь 1-3 процента возгораний приходятся на природные явления - грозы. Вот прошлым летом грозы случались часто, и возгораний от ударов молний хватило как раз на все 3 процента.

Остальное, выходит, наших с вами рук дело. Человеческий фактор, если перевести с официально-деликатного языка, - это безалаберность и наплевательство. Одолеть их пока не получается. Сильно леса горели или нет, удельная доля разгильдяйства остается стабильной. А значит, и впредь придется разъяснять, втолковывать... и задавать дежурный вопрос.

Впрочем, надо заметить, что в целом перспективы особой тревоги не внушают. Особенно с исторической точки зрения. Как отметил Александр Алхимчиков, примерно с 1958-го в течение полувека ситуация в нашей области была такая: если одним летом леса горели, то следующим - почти нет:

- Редко-редко бывало так, что два года подряд горели или не горели. Мы даже построили график и обратили внимание на четкую зависимость от солнечной активности. А с 2007 года произошел сбой: гореть почти перестали! Поначалу это воспринимали как должное, но в 2009-м забеспокоились, затем начали уже нервничать. Ведь если пожаров нет, люди расхолаживаются! Чтобы этого не происходило наши специалисты выезжали помогать в другие области - в Архангельск, даже в Красноярск...

В общем, пожары в наших лесах стали столь скромными, что замминистра даже бывает неудобно перед коллегами из соседних регионов.

- С 2007 года по 2013-й то, о чем я докладывал на наших совещаниях по Северо-Западу по сравнению с Карелией, Архангельском, Коми оказывалось таким мизером, что мне было даже стыдно за нашу Мурманскую область, - тут Алхимчивов рассмеялся. - Хотя, конечно, мы этим гордились... Гордились, что так работаем и у нас практически нет пожаров.

Каким окажется этот сезон, естественно, посчитаем по осени. Будем надеяться, что у замминистра вновь найдется повод «постесняться». А сейчас...

- Сейчас мы готовы к нормальному среднепрогнозируемому сезону, - подытожил он разговор.

Галина ДВОРЕЦКАЯ.