Пандемия и декларированный развитыми странами уход от углеводородного топлива оказывают существенное влияние на важнейший для России сектор экономики - сырьевой. Что сейчас происходит с ценами на нефть и газ? Удалось ли нашей стране сохранить уровень добычи сырья? Каковы перспективы трансформации энергетической отрасли? Эти и другие вопросы затронул в ходе онлайн-конференции председатель совета Союза нефтегазопромышленников России Юрий Шафраник. Встреча с журналистами прошла в международном мультимедийном пресс-центре «Россия сегодня».

- Юрий Константинович, пандемия продолжает оказывать влияние на российский нефтегазовый сектор?

- Нефтегазовый рынок восстановился. По некоторым параметрам докризисные показатели даже перекрыты. Следует также помнить, что вклад нефтяников в экономику страны - это не только прямые поступления в бюджет. Каждый занятый в этой сфере дает работу минимум пяти людям, работающим в других отраслях производства.

- Страны ОПЕК+ приняли решение об увеличении добычи нефти с августа до конца года на 400 тысяч баррелей в день ежемесячно. Как это отразится на России?

- У нас также увеличена квота добычи. Но этого недостаточно для того, чего мы хотели бы достигнуть. Главное сейчас - не снизить инвестиционные вложения в нефтегазовый сектор. Потому что это по цепочке скажется на всех отраслях, вплоть до металлургов.

Нужно иметь в виду, что на следующем заседании ОПЕК+ могут быть приняты решения о дальнейшем увеличении добычи. Потому что никому из нефтяных стран не выгодно, чтобы цена задиралась слишком высоко. Долларов 60-70 - приемлемая цена на сегодня. Нужно найти баланс и, главное, потом выполнять принятые решения. А это чрезвычайно сложная задача.

- Канцлер ФРГ Ангела Меркель заявила, что Европа шаг за шагом намеревается достичь климатического нейтралитета, уйдя от углеводородного топлива. Россия сохранит доминирование на европейском рынке энергоносителей?

- Ничего вечного не бывает. Когда-нибудь и наше доминирование может исчезнуть. Но это будет за пределами 2035 года. Пока можно констатировать: Россия была, есть и будет базовым поставщиком энергоресурсов для Европы на ближайшие пятнадцать лет.

Но меня коробят популистские высказывания в прессе о политике Европы, о том, что она взяла не тот курс. Надо помнить, что Европа - потребитель. А потребитель всегда прав. Они выработали политику ухода от углеводородного фактора. И они ее выполняют. С огромными успехами, порой с ошибками. И мы далеко отстали от их успехов в этом направлении. Сегодня в Германии до 50 процентов энергии вырабатывается из возобновляемых источников. В целом по Европе - более 20 процентов.

- Европа может сегодня полностью покрыть энергопотребление «зеленой» энергией?

- Нет, безусловно. От газа есть выбросы, но они небольшие. В Европе пока еще полностью даже от угля не отказались. Но по углю они уйдут в ноль в ближайшие пять-десять лет. А по газу до 2035 года все будет для нас благополучно. Что будет дальше - отдельная тема.

- Что может предпринять Россия, чтобы в полной мере восстановить диалог с Европой по энергоносителям?

- Нужно успокоить потребителей. России, газодобывающим компаниям невыгодно загонять цены выше обеспечивающих нам эффективность и вложения в новые проекты. Плясать нужно от потребителя.

- «Северный поток-2» будет запущен?

- Я уверенно могу сказать, что да, будет. Что касается сроков, могу только процитировать слова президента о том, что газопровод будет тестироваться, запускаться с сентября по декабрь.

- В каких объемах сохранятся поставки газа через Украину?

- Уже подписанные соглашения будут выполнены на сто процентов. В этом году, по моим оценкам, будет прокачано около 45 миллиардов кубометров. Но нужно понимать, что поставлять газ через Балтийское море экологически благоприятнее. Потери газа намного меньше. А экологические параметры для Европы очень важны. Европа сама будет ремонтировать украинские трубы, чтобы довести их до экологических параметров балтийской трубы?

- Восточный вектор. Какие проекты наиболее перспективны для выхода на Тихоокеанский регион?

- Еще в начале двухтысячных мы стали учитывать восточное направление. И эти планы реализуются. В 2000 году на Сахалине добывали полтора миллиона тонн нефти, сейчас - более 19 миллионов. Появились десять миллионов тонн Талаканского месторождения «Сургутнефтегаза». С нуля до десяти миллионов выросла Иркутская нефтяная компания. Заработал газопровод «Сила Сибири». В прошлом году через него прокачано свыше четырех миллиардов кубических метров, в этом будет свыше восьми. А к 2025 году - уже свыше 38 миллиардов. Это же колоссальная динамика. Поставки сжиженного природного газа выросли с нуля в 2000 году до приблизительно 12 миллионов тонн только с Сахалина.

- С учетом всего сказанного какие задачи нужно решать отрасли в ближайшем будущем? Куда развиваться?

- Задача из задач - насыщение внутреннего рынка газом, нефтью, нефтепродуктами, полимерными материалами. Мы же закупаем много полимеров. Дело даже не в том, чтобы наши заводы работали на экспорт. Давайте заместим хотя бы то, что мы закупаем. А закупаем мы на десятки миллиардов. Нужна глубокая переработка сырья. Это не агитация, это должно формулироваться жестко.

Далее: мы просто обязаны остановить, а то и снизить внутренние цены на газ и электроэнергию. У нас цены на электроэнергию для промышленности стали выше, чем европейские и американские. Это очень серьезный вопрос сегодня.