45 суток пробыл в рейсе траулер Мурманского губернского флота "Николай Репников" и вот вернулся домой. Доставил путассу, треску, пикшу, немного сельди и скумбрии, ерша, зубатку, рыбную муку - всего 220 тонн рыбопродукции.

А так как прошедший День рыбака в море не отмечали, поздравляли с ним экипаж "Репникова" уже, что называется, постфактум - на берегу. Почетную грамоту от главы Федерального агентства по рыболовству Станислава Ильясова капитану Сергею Солодяжникову вручил руководитель областного департамента продовольствия, рыболовства и сельского хозяйства Вячеслав Зиланов. А благодарственное письмо от администрации города - боцману Дмитрию Мулашеву - генеральный директор МГФ Станислав Никаноров.

О чем говорят моряки, придя в родной порт после полуторамесячной разлуки с близкими? Ну, конечно же, о работе. Тем более что нынешняя обстановка удивляет даже промысловиков со стажем.

- Краба мы уже у Шпицбергена обнаружили, - невесело констатирует капитан Сергей Солодяжников. - Тут все сожрал и туда за кормом подался. Треска на себя не похожа, у иных экземпляров печень отсутствует, представляете? Обычно в это время ее желудок полон креветки и мойвы. Сейчас ни того, ни другого.

- Краб съел?

- Естественно! Он же мечет все, что попадется. А развелось его - море! За траление до 20 тонн попадается. Бывает, поднимешь трал, так рыбы не видать: вся палуба до больших лебедок крабом покрыта. Его надо опускать, а он из мешка не вылезает. Колючий, в многотонный комок сплетется, трал вираешь, а его не высыпать оттуда. Приходится мешок порой резать, чтоб за борт отправить непрошеного гостя.

В техническом оснащении "Николай Репников" от остальных судов МГФ пока отстает, лишь в октябре ему предстоит серьезный ремонт со сменой главных энергетических установок и модернизацией промыслового оборудования. Но сейчас в открытой части Норвежского моря он сработал без убытков. И хотя, как правило, в этих местах на путассу промысел ведет лишь крупнотоннажный флот (типа "Моонзундов", "БАТов"), "Репников не только не отставал, но и успевал порой обойти суда других компаний. Сказывалось то, что на капитанском мостике установлена современная навигационная и поисковая аппаратура, да и содержится корабль в отменном техническом состоянии. Сергей Солодяжников - капитан требовательный, а потому ни лодырей, ни пьяниц, ни прогульщиков в экипаже нет. Люди за свое судно держатся, да и есть с кого брать пример. Не считаясь со временем и усталостью, работают 2-й помощник капитана Алексей Щекотов, старший механик Александр Бырка, электромеханик Вячеслав Коваленко, старший мастер добычи Виктор Трушев, старший мастер обработки Сергей Ивакин, матросы Алексей Зубаль, Виктор Мотлюк, Сергей Прудивус, Владимир Целых. Немалую лепту вносит бессменный шеф-повар Александр Богатиков. В День рыбака, хоть и не до праздника было на судне, испек торт, наделал шашлыков, чтобы хоть немножко ощутили люди, что день - не будний.

В целях экономии ресурсов, квоту на сельдь и скумбрию "Репникову" не выделили. Однако, проходя районы их промысла, экипаж решил сделать пробные, контрольные траления. И удачно. Но в основном, конечно, сельдь и скумбрия попадались в качестве прилова. Очень редко встречалась мойва. Да и то - микроскопическая. А ведь были времена, когда именно на мойве губернский флот работал особенно успешно.

- Станислав Васильевич, вы много потеряли из-за моратория на промысел мойвы? - спрашиваю у генерального директора МГФ Станислава Никанорова.

- Конечно, ведь в нормальные времена мы ежегодно по восемь - восемь с половиной тысяч тонн ее осваивали, - отвечает он. - Работали, что называется, от звонка до звонка. Даже когда на мойву ввели квоту и соседние флоты, как правило, ее не осваивали, мы брали этот промысел на себя. И перераспределение ресурсов было, и "олимпийская" система, и в аренду корабль другим флотам отдавали, но все наши суда были задействованы. А в этом году два с половиной месяца выпало из промысловой деятельности. А это - серьезные деньги.

- Да и с путассу ситуация может осложниться, - вступает в разговор капитан. - Рядом с нами на промысле работали с десяток судов - шведы, норвежцы. Суда небольшие, но значительно превосходит по всем статьям супермощные наши "Моонзунды". У них тралы на 1200 тонн рассчитаны. Поднимает такой "малыш" трал, насосом, как пылесос, улов в трюмы засосет, потом сбегает в порт поблизости, рыбу сдаст, и опять на промысел. Для них - сто тонн - это вообще не подъем. Метут рыбу подчистую, значит, и путассу Европе нужна...

Сейчас бросовой, бесквотной рыбы, можно сказать, и не осталось. Даже сайку, говорит Станислав Никаноров, придется добывать за деньги. Цену за ведение промысла "наверху" уже определили - по 200 рублей за тонну. И теперь губернцам, чтобы освоить выделенную квоту, необходимо еще до выхода в рейс 400 тысяч за "рыбу в воде" заплатить. "Эту квоту и так флота не осваивали, - с горечью замечает Станислав Никаноров, - а теперь кому будет нужна эта сайка? Мы ее на берегу по 6 рублей продаем, цена и так мизерная, да еще и заплатить за нее придется. Кто пойдет на прямые убытки?"

С 9 августа "Николай Репников" встанет на приемку и заморозку сайды в одном из норвежских портов, эта рыба пользуется спросом и немалым. И все-таки впереди у Губернского флота не только сложности, но и светлые моменты. После Норвегии "Репников" отправится на ремонт, где на судно будут поставлены абсолютно новые, работающие на тяжелом топливе, а значит, более экономичные немецкие двигатели. Конечно, экипажу предстоит нелегкое дело - освоение новой техники, но уж потом ни одна шустрая рыбка от них не убежит. Догонят и поймают. Было бы только что ловить...

Нина АНТОНЯН