Решать масштабные задачи в Арктике, о которых в последнее время так много говорится на самом высоком уровне, невозможно без ледокольного обеспечения. А уж в этом деле ключевая роль, безусловно, принадлежит ФГУП «Атомфлот». О работе действующих ледоколов и подготовке к приходу новых атомных богатырей рассказал первый заместитель генерального директора - главный инженер предприятия Мустафа КАШКА.

Итак, вначале о нынешнем составе мирного атомного флота. В прошлом году окончательно остановлен атомный ледокол «Россия». Таким образом, в активной эксплуатации у предприятия осталось четыре атомохода. И нагрузка на них постоянно возрастает. Скажем, в 2013 году атомная четверка провела в море в общей сложности 1045 суток. Цифра, согласитесь, весьма внушительная.

Отработка более жесткой и интенсивной модели эксплуатации крайне важна и при подготовке к работе с будущими ледоколами. При стоимости (включая НДС) порядка 37 миллиардов рублей ледокол нового поколения, как отметил Мустафа Кашка, просто не может ремонтироваться подолгу.

Впрочем, к строительству новых ледоколов мы вернемся чуть позже. А пока продолжим своеобразную инвентаризацию существующего атомного флота.

- К нашему удовлетворению, принято решение о ремонте и вводе в эксплуатацию атомного лихтеровоза «Севморпуть», - напомнил главный инженер «Атомфлота». - Уже проведен первый этап его докования на 82-м судоремонтном заводе. Речь идет о дефектации и подготовке к будущему ремонту. Проще говоря, нужно было понять, что необходимо сделать для возвращения судна в строй.

Ресурс атомной энергетической установки «Севморпути» планируется продлить до 200 тысяч часов. Это позволит эксплуатировать лихтеровоз в течение лет двенадцати. Следует заметить, что все программы обследования были разработаны ранее, в период приближения к 100-тысячному рубежу.

- Учитывая более мягкий режим эксплуатации этого судна, выполнение программы продления ресурса не вызывает у нас сомнений, - подчеркнул Мустафа Кашка.

Восстановление «Севморпути» обойдется приблизительно в один миллиард рублей. Сумма может показаться огромной. Но следует учесть и масштаб работ. Только заново покрасить надо будет 81 тысячу квадратных метров поверхностей - как корпуса, так и различных механизмов. Зато обновленному атомному лихтеровозу работы хватит. Так что вложенные в ремонт деньги судно возместит с лихвой.

Что касается ледокола «Советский Союз», то относительно целесообразности его восстановления пока идет дискуссия. Определенная задержка с началом постройки новых атомных богатырей и постоянный рост их востребованности в Арктике, возможно, потребуют этого.

А заполярные проекты действительно грандиозны по своим масштабам. Только в Обской губе их реализуется сразу два. Первый - «Ямал СПГ» - в ближайшие годы должен обеспечить грузооборот в 17-17,5 миллиона тонн. Выше по течению реки «Газпром нефть» ведет строительство Нового порта. Новопортовское нефтяное месторождение обеспечит еще порядка 5 миллионов тонн. Иначе говоря, к 2020 году только Обская губа будет давать 22-23 миллиона тонн углеводородов ежегодно. Под эти и другие проекты необходимо создавать новый атомный ледокольный флот.

Контракт на строительство первого универсального атомного ледокола (УАЛ) был подписан в августе 2012 года. Пока, как сообщил Мустафа Кашка, в его строительстве наметилось некоторое отставание - порядка 65 суток от графика. Впрочем, скорее всего, это не критично. Как известно, любая стройка имеет тенденцию к некоторому затягиванию сроков по сравнению с проектными.

По второму и третьему ледоколам срок конкурса пока перенесен на март. «Атомфлот» настаивает на том, чтобы основные элементы новых УАЛ были идентичны головному. Атомная махина, мягко скажем, в обслуживании непроста. И предприятию по понятным причинам не хотелось бы получить три разных ледокола. Ведь и так с учетом еще долгой (лет тридцать) эксплуатации атомохода «50 лет Победы» придется поддерживать две технологические цепочки, ибо ледоколы новой серии будут серьезно отличаться от действующих.

Первый УАЛ должен вступить в строй в конце 2017 года. Но к приходу нового флота на предприятии активно готовятся уже сейчас. Требуется серьезная перестройка и увеличение мощности судоремонтного производства. Это связано с необходимостью соблюдения очень жестких стандартов по времени обслуживания. Неспешный ремонт будущих атомных богатырей, как уже было сказано выше, предприятие просто не сможет себе позволить.

По размерам и водоизмещению новые ледоколы превышают ныне действующие. А значит, необходим новый док. Из имеющихся подходит только тот, которым располагает 82-й судоремонтный завод в Рослякове. Но он задействован на ремонте судов военно-морского флота. И делить его с военными будет непросто. Так что, скорее всего, понадобится свой. Цена вопроса - порядка 10 миллиардов рублей.

Второй серьезный вопрос, также требующий больших финансовых затрат, связан с перезарядкой новых ледоколов. У них другая реакторная установка. Многие процессы автоматизированы, усилена защита. Это неизбежно сказалось на габаритах оборудования. Если для перезарядки действующих ледоколов нужен кран грузоподъемностью 15-20 тонн, то на будущих богатырях перемещаемые контейнеры весят тонн под 70. Иначе говоря, потребуется новый комплекс по их обслуживанию. Кроме того, стоит вопрос и о создании одного или двух новых судов атомного технологического обслуживания (АТО) для обеспечения промежуточного хранения выгружаемого топлива.

Масштабы решаемых задач, возможно, еще более укрупнятся. Сейчас в стадии решения находится вопрос о том, чтобы на базе «Атомфлота» вести перезарядку всех ядерных транспортных реакторов морского базирования, включая военные.

Все дело в том, что количество перезарядок судовых атомных реакторов в стране из года в год сокращается. Причин тому несколько. С одной стороны, число судов с атомными энергетическими установками неуклонно уменьшается. С другой стороны, за прошедшие годы резко возросло качество топлива, за счет чего выросли периоды между перезарядками. А потому есть прямой резон, чтобы не простаивал высококвалифицированный персонал и не происходило распыление финансов, сосредоточить эти работы в одних руках. Более подробно об этом говорить пока рано. Но к лету должно быть разработано технико-экономическое обоснование (ТЭО) этого проекта. Тогда к теме можно будет вернуться.

Игорь ЯГУПОВ.