Больше всего северян сейчас волнуют два вопроса - будут ли расти цены на продовольственные товары и не пропадут ли с прилавков жизненно необходимые продукты? И первое, и второе, в принципе, возможно. Другое дело, станут ли удорожание и дефицит следствием именно санкционных мер, а не алчности производителей и в особенности коммерсантов от торговли.

«В очередь, ..., в очередь!»

«Мурманский вестник» уже сообщал, что, по данным Мурманскстата, в нашей области зафиксировано как незначительное повышение (курятина, свинина), так и снижение цен (яйца, рыба, картофель, лук, морковь, капуста) на некоторые продукты. В общем, пока поводов для тревоги нет. Однако совсем исключать вероятность ценовых скачков нельзя. По мнению министра сельского хозяйства РФ Николая Федорова, если стоимость той или иной продукции существенно повысится, то, скорее всего, в результате сговора дельцов от торговли, которые наверняка не преминут воспользоваться ситуацией.

- Российские аграрии ведут себя патриотично, - отметил Николай Федоров в недавнем интервью «Российской газете». - Мы не наблюдаем заметного роста отпускных цен. И я не вижу фундаментальных причин, чтобы розничные цены на продовольствие росли быстрее общей инфляции в стране. С учетом экспертных оценок продовольственная инфляция прогнозируется на уровне 10 процентов.

По словам министра, аграрии того или иного региона часто обращаются с просьбой выделить от 10 до 30 процентов торговых площадей под реализацию местной продукции.

- Очевидно, надо менять законодательство в этой части, - заметил он. - А пока администрации регионов будут подписывать соглашения, позволяющие увеличить долю местных сельхозтоваропроизводителей в торговых сетях. Минсельхоз уже направил в правительство соответствующий проект постановления.

Увеличение доли продуктов местных производств на прилавках - это, конечно, замечательно. Но не факт, что сетевики не захотят погреть руки на более дешевой продукции, установив такие же розничные цены, как и на импортную. Ведь закон не позволяет кому бы то ни было регулировать процент надбавки.

Сейчас очень интенсивно идут переговоры с представителями стран, желающих поставлять на российский рынок продукты собственного производства.

- Каждый день и я, и мои заместители принимаем делегации министров, послов, представителей бизнеса из разных стран. Без преувеличения - очередь стоит, - заверил министр. - В связи с эмбарго у нас снизился импорт мяса птицы из Евросоюза и США на 330 тысяч тонн. Коллеги из одной только Аргентины готовы сразу поставить 200 тысяч тонн. А там ведь еще есть Бразилия, Чили, Парагвай, Уругвай, Эквадор…

По расчетам специалистов из-за санкций примерно на 1,6 миллиона тонн может снизиться импорт яблок и груш - эти объемы Россия закупала в Польше, Германии и других странах ЕС. Аргентина уже передала свои прайс-листы на фрукты и овощи. Кстати, в этом списке есть и экзотические фрукты, которых раньше не было на наших прилавках. Так что у гурманов есть шанс попробовать новое. И это касается не только фруктов.

Есть что поесть

Ну, баловство баловством, а подавляющее большинство россиян вообще и наших земляков в частности хотят быть уверенными в том, что нам хватит жизненно необходимых продуктов российского производства. Глава сельхозведомства «с полной уверенностью» заявил, что «России хватит собственной еды. Есть серьезные запасы по основным группам продовольствия. Нам хватает своего зерна, растительного масла, сахара, картофеля, рыбы и морепродуктов. По этим пяти позициям мы имеем стопроцентные гарантии».

Но не все так гладко. К примеру, уровень самообеспеченности отечественной продукцией по мясу и мясопродуктам составляет сегодня 79,7 процента, а по молочной продукции - 76,4 процента. Поэтому «наш стратегический интерес - не в поиске альтернативных рынков, а в увеличении объемов производства собственной сельхозпродукции».

В год Россия импортировала продовольствия на сумму порядка 45 миллиардов долларов. В том числе из Украины - на 2 миллиарда. Сейчас эта сумма может снизиться наполовину. Поставки из этой страны будут замещать в основном продукцией Белоруссии и своей собственной за счет роста производства. Импорт из Евросоюза оценивался в 15, 2 миллиарда долларов в год. В целом объем поставок из-за рубежа, по прогнозам, снизится на 5 миллиардов долларов.

Но Николай Федоров уверен, что это к лучшему, поскольку торговые сети будут вынуждены обращать внимание на российские товары, о которых они раньше даже слышать не хотели. Появится больше фермерских рынков, ярмарок выходного дня и т. п. По мнению министра, их исчезновение во многих городах страны - результат давления сетей, причем, вероятно, за счет объединения с чиновниками. Поскольку, если, к примеру, ярмарка выходного дня появляется рядом с гипермаркетом, то в нем падает выручка.

- Моя семья предпочитает покупать продукты именно на таких вот ярмарках у фермеров, и так делают многие. Поэтому мы будем это популяризировать, но в этом деле важна роль и ответственность глав регионов, - подчеркнул Николай Федоров.

Красиво, дорого, но невкусно

Популяризация - это, конечно, хорошо. Но мало. Буквально два-три года назад у меня еще была возможность выбирать - купить овощи и фрукты в супермаркете или в одном из маленьких, но всегда битком набитых товаром ларьков рядом с домом. И вот они-то буквально боролись за покупателя. И ассортимент был на диво разнообразный, и разброс цен большой - на любой вкус и кошелек. Но под знаменем борьбы с антисанитарией торговых точек, за красоту и чистоту города ларьки снесли. И если раньше, не особо напрягаясь после работы, я могла из нескольких сортов, скажем, хурмы выбрать тот, что устраивал меня по всем параметрам, то теперь купить ее я могу только в сетевом магазине и только одного сорта, как правило, самого дорогого и невкусного, ведь именно такие хранятся лучше и дольше. То же и с остальными фруктами и овощами. О рынке даже говорить не приходится, по стоимости товаров он зачастую превосходит магазины.

Поэтому, когда мы рассуждаем о росте цен, вполне уместно учитывать и этот момент. Ведь чем больше розничных торговых точек, тем больше конкуренция за покупателя, тем меньше возможность накручивать цены. И чем меньше мелкой розницы, тем больше мы попадаем в зависимость от торговых монстров, что и произошло, в частности, в Мурманске. Вокруг моего дома в пределах понятия «быстро сбегать в магазин» расположились четыре супермаркета, три из которых носят одно название. А купить, как ни странно, нечего - ассортимент-то один и тот же. Это ли не монополия!

Так что, на мой взгляд, было бы очень хорошо, если бы Госдума поддержала законопроект, внесенный на днях депутатом Еленой Паниной. Дело в том, что согласно федеральному закону № 271 с 1 января 2015 года все сельскохозяйственные рынки должны размещаться исключительно в капитальных строениях. Панина предлагает отложить это нововведение до 1 января 2018 года. Она считает, что мелкооптовую торговлю необработанной сельскохозяйственной продукцией можно осуществлять даже с транспортных средств. В пояснительной записке к законопроекту говорится, что руководство многих рынков не может позволить себе капитальное строительство. В результате рынки приходится закрывать, на их месте возникают крупные сетевые супермаркеты, торгующие в основном иностранной продукцией. Эти супермаркеты предъявляют к поставщикам требования, которые не могут выполнить российские фермеры. Даже если руководство рынка найдет возможность построить капитальное здание, стоимость аренды торговых мест неизбежно возрастет. Таким образом, российские фермеры опять же потеряют доступ к потребителю. А не хотелось бы.

Оксана ДУШЕНЬКОВСКАЯ.