Представители рыбацкого сообщества Мурмана побывали на международной выставке «Нор-Фишинг-2014» в Тронхейме (Норвегия). О том, какие впечатления они оттуда привезли, рассказал генеральный директор Союза рыбопромышленников Севера Василий НИКИТИН.

- Время для визита в Норвегию, кажется, не самое удобное - Россия как раз ввела свои санкции. А не опасались, что вас там помидорами закидают? - не смогла я удержаться от понятного вопроса.

- Еще до отъезда я спросил коллег из Союза рыбаков Норвегии: «Может, наш приезд в такой ситуации не очень логичен и нежелателен?» Мне ответили так: «Нет, господа, у нас ничего не меняется, все остается в силе, в пресс-релизе вы уже есть - проблем не будет». И действительно, за все время мы нигде не почувствовали какого-то отторжения или антагонизма. Наоборот, на выставке я встречался со многими руководителями компаний, с которыми довелось лично работать, - к примеру, «Fiskevegn», которая поставляет промвооружение для ярусных судов. Мы тепло встретились, обнялись, вспомнили, как совместно работали. То же самое произошло с руководством судоверфи «Batbygg». Очень хороший разговор состоялся у нас с Йоном Крогом - бывшим сопредседателем Совместной российско-норвежской комиссии по рыболовству. Он сейчас губернатор коммуны Трёнделаг, куда входит и Тронхейм, и в беседе вполне согласился с нами, что рыбаки должны показать пример солидарности. Ведь рыба далека от политики, она не следит за санкциями, а добывать ее - наше общее дело в одном море.

- Ваши впечатления о выставке?

- Нас всех поразил ее высокий уровень. В Тронхейме всего около 160 тысяч жителей. Но выставку открывала королева Соня, там же присутствовали министр рыбного хозяйства страны, представители департамента по рыболовству, три официальные делегации - из Анголы, Вьетнама, Португалии, возглавляемые министрами рыбного хозяйства. Тронхейм, конечно, своего рода рыболовная столица центра страны. И очень важно, что такие представительные выставки проводятся раз в два года не обязательно в Осло, но и в таких небольших городах. Наверное, есть смысл и нам перенять этот опыт. Отчетливо чувствовалось, что мероприятие проходило под эгидой минрыбхоза Норвегии. О таком устроители нашей традиционной выставки «Море. Ресурсы. Технологии» могут только мечтать. Кстати, в рамках выставки в городе работали десять залов для показа экспозиций, и каждый из них размером с тот, что у нас в Ледовом дворце. И все они были забиты посетителями под завязку, такой интерес был к международной выставке.

- Что привело на это меро-приятие мурманчан?

- В Норвегию прибыли десять представителей мурманских компаний: тралфлот, «СЗРК», «Еврофиш», «Персей». Я спрашивал, чего они в первую очередь ожидают. Отвечали примерно так: главное - не столько заключить контракты, сколько уловить, куда идет отрасль, узнать, что нового придумали те, кто ее снабжает. Очень важными были семинары. Я участвовал в нескольких. Один касался рынков сбыта так называемой белой (треска и пикша) и пелагической рыбы. Особенно меня заинтересовал традиционно спорный для мурманских рыбодобытчиков вопрос: что важнее в наших условиях - свежая охлажденная или мороженая треска?

- Думаю, что охлажденка для покупателя привлекательнее...

- А вот представитель научной компании «Нофима» в своем докладе «Ренессанс мороженой рыбы» доказал, что это заблуждение. По его анализу видно, что мороженая рыба занимает все большее место в продажах, так как транспортная логистика ее намного проще, дополнительная обработка может проходить ближе к местам потребления, а качество продукта остается высоким. Ученые и социологи провели исследования, чем сегодня питаются жители Европы. Оказалось, большинство - мороженой рыбой. В супермаркетах Франции и Португалии не так давно состоялась дегустация. И самым вкусным деликатесом участники назвали блюда из филе, приготовленного в море и после первой заморозки доставленного на берег. По оценкам эта рыба обошла даже свежую. Хотя психологически я людей понимаю: когда тебе говорят, что эта рыба еще вчера плавала, это впечатляет. Но срок ее хранения ограничен, качество быстро падает, и, как говорят исследователи, до 20 процентов улова бракуется. О мороженой такого не скажешь. На семинаре отмечалось, что в последние годы из Норвегии увеличился экспорт именно потрошеной, обез-главленной мороженой белой рыбы, а выпуск филе, стейков и остальной продукции из нее производится на фабриках, наиболее близко расположенных к местам потребления - супермаркетам, ресторанам и так далее.

- А что говорилось о рынках сбыта?

- На семинаре «Ситуация на рынках сбыта белой рыбы и пелагических сортов рыбы» прозвучал термин «советизация российского рынка», то есть стремление к самообеспечению, как это было в СССР. В основном шла речь о прекращении поставок в Россию пелагических видов рыбы, так как донные норвежцы нам почти не привозили. Норвежцы поставляли в основном скумбрию, лосося и сельдь. Сегодня у них нет проблем с перераспределением потоков первых двух в другие страны. А вот со сбытом сельди проблемы есть. Ведь за 7 месяцев этого года около 54 процентов ее улова норвежцы привезли в Россию и Украину. Они понимают, что без рыбы Россия не останется, ведь недостающие сельдь и скумбрию нам могут поставлять компании из Исландии и Фарерских островов, которые не попали под российские санкции.

- Ваши коллеги понимают, что эмбарго - это политический, а главное, ответный шаг?

- Если говорить о политике, то... Знаете, тех, с кем я беседовал, даже присоединение Крыма не обескуражило. Они знают, что там большинство жителей составляют русские, которые приняли такое решение. Кстати, по мнению выступавших, руководство России сегодня имеет очень высокий рейтинг в нашей стране и даже возможные проблемы на продовольственном рынке на нем не скажутся.

- И все же, куда норвежцы намерены теперь поставлять свою рыбу?

- Возможно, западные компании увеличат поставки в Белоруссию и Казахстан, ведь санкции действуют только со стороны России. Напомню, что ограничения не коснулись поставок оборудования и материалов для судов, а значит, этим надо воспользоваться.

- Произошли ли какие-то изменения в географии производства филе?

- Да, и это тоже обсуждалось на выставке. Если раньше основными центрами обработки рыбы были Китай и Вьетнам по причине очень низких затрат на производство, прежде всего из-за маленькой зарплаты, то в последние годы многое изменилось. Зарплата в Китае, к примеру, выросла почти в два раза. Так что сегодня производство постепенно переходит к местам потребления, так как новые технологии позволяют сократить расходы на переработку рыбы. Кстати, исследования показали, что основной покупатель рыбы - средний класс - растет. Так, в ЕС из 740 миллионов населения 664 миллиона представляют средний класс. И особенно быстро растет средний класс в Китае и США.

- Именно во время работы выставки, 21 августа, Россия отменила запрет на импорт смолта атлантического лосося. Как это было воспринято норвежскими рыбопромышленниками?

- Как весьма положительный шаг. Норвежцы считают, что в обозримое время взаимные санкции вообще должны быть пересмотрены в сторону отмены. Во всяком случае, надеются на это. Но тут есть и еще один аспект. Допустим, через полгода-год межгосударственные отношения вновь наладились. И представим, что, например, картофель нам выгоднее ввозить все же не из Чили. Но ведь там, на другом континенте, люди уже задействованы на новом рынке, строят соответствующие планы, вкладывают деньги... Как быть с ними? Поэтому сегодня норвежцев очень тревожит вопрос: что будет после того, как санкции окажутся отменены? Будем вам поставлять свою продукцию, или, наладив отношения с новыми производителями, вы откажетесь от сотрудничества с нами? На самом деле это очень сложный вопрос. Чем дальше мы уйдем друг от друга сегодня, тем хуже для всех нас будет завтра. Об этом политикам тоже надо думать и решать проблемы взвешенно.

Беседовала Нина АНТОНЯН.