В конце сентября цена на газ в Европе впервые в истории поднялась выше 1000 долларов за тысячу кубометров. Рекорды продолжали обновляться чуть ли не ежедневно. В среду пал рубеж в 1900 долларов. Правда, уже вчера цена снизилась фактически вдвое, однако по-прежнему осталась очень высокой. Что будет дальше - неизвестно. Европейцы паникуют…

В чем причина таких скачков? Может ли новое сокращение производства сбалансировать стоимость энергоносителей? Как сложившаяся ситуация отразится на российской экономике? Эти вопросы эксперты обсудили на прошедшем в онлайне заседании круглого стола.

Люди пошли тратить деньги

Причин для роста цен на углеводородное топливо несколько. Это неблагоприятные для возобновляемых источников энергии погодные условия, сокращение поставок сжиженного природного газа из США и Катара, недостаток газа в европейских хранилищах в преддверии отопительного сезона, высокий расход электроэнергии на кондиционирование воздуха в небывало жаркий летний период, а также спекулятивный фактор.

Высокий уровень цен оказывает давление на промышленные предприятия, которые вынуждены массово сокращать производство. Наряду со странами Евросоюза крупнейшим импортером энергоносителей является Китай, где энергетический кризис затронул уже не только промышленность, но и домашние хозяйства.

- Кризис 2020 года начался с локдаунов, которые обвалили рынок услуг, - напомнил научный руководитель департамента мировой экономики национального исследовательского университета «Высшая школа экономики» (НИУ ВШЭ) Леонид Григорьев. - Это рецессия потребления богатых - туризм, отдых, опера, рестораны и так далее. Она потянула за собой безработицу и падение всех тех отраслей, которые таких людей обслуживали.

Локдауны отчасти сохраняются, продолжил Григорьев, границы в полном смысле не открыты. Средиземноморские курорты, например, практически полностью потеряли два последних сезона.

Но госбанки большинства стран начали активно поддерживать малоимущих так называемыми вертолетными деньгами, с которыми те пошли в магазины. Люди стали покупать товары длительного потребления, тратя деньги, которые на них свалились. Более состоятельные граждане накопили финансы за время кризиса. И тоже стали их тратить. В США сейчас не хватает древесины для строительства домов.

Впрочем, древесиной все не обошлось. В 2021 году из-за роста потребления пошел рост цен на металлы, ряд продовольственных товаров и… энергоносители.

- А тут еще в Европе рухнуло производство возобновляемых источников энергии. То ли ветра не было для ветряков, то ли тучи нашли на солнечные батареи, - в шутливой форме обозначил вполне реальную проблему Леонид Григорьев.

За что боролись, то и получили

Не секрет, что на Западе Россию обвиняют в том, что «Газпром» разгоняет цены, не поставляя газ в Европу.

- Согласно статистике «Газпром» в этом году уже добыл около 41 миллиарда кубических метров газа. Это рекорд за последние 13 лет. Компания работает на пике мощностей добычи. При этом есть очень серьезный прирост к 2020 году, - взял слово директор Центра энергетических исследований НИУ ВШЭ Вячеслав Кулагин.

Куда же девается добытый газ? Во-первых, закачивается в хранилища в России, которые изрядно опорожнила прошлая холодная зима и нынешнее холодное начало осени.

Второй фактор - резкое увеличение спроса на газ в стране. Причина, уточнил Кулагин, следующая: объем производства угля остался одинаковый по сравнению с докризисными временами, а вот его экспорт вырос на 11-12 процентов. То есть этот объем не пришел в нашу энергетику. Замещать его приходится газом.

Стоимость угля жестко не регламентируется государством, мировые цены на него выросли, и он уплыл за рубеж, оголив внутренний энергетический рынок. В итоге «Газпром» впервые за многие годы столкнулся с неестественно высоким спросом на свою продукцию внутри страны. То, что остается, направляется на экспорт. При этом нужно понимать, что все долгосрочные контракты компания закрывает полностью.

Летом 2020-го, напомнил Леонид Григорьев, газ в Европе стоил 100 долларов. И в России никто по этому поводу тогда не плакал - продавали по такой цене. Затем Европа по собственной инициативе перешла на спотовые цены. Это цены, которые складываются в данный момент на рынке.

Заключение долгосрочных контрактов мало кого интересовало. Дескать, грядет зеленая экономика, и углеводороды больше не так нужны. Чего их запасать? Когда понадобятся - купим. Понадобились. Причем всем и сразу. В результате за год с хвостиком цена на газ выросла в десять раз. В общем энергетический рынок позеленел. Только не из-за снижения углеводородного следа, а по причине роста объема зеленых купюр, которыми приходится расплачиваться за топливо.

Спотовый рынок, пояснил Вячеслав Кулагин, всегда волатильный. Американский сжиженный природный газ уплыл в Азию. Газ потребовался тому же Китаю, и цены там стали интереснее для США. Азия теперь вряд ли отдаст свои объемы. А европейские политики тем временем активно тормозили российский «Северный поток». Отсюда и энергетический кризис в Европе. Да такой, что прежние сторонники зеленой экономики уже заговорили о возобновлении угольной генерации.

На нефтяном рынке немного спокойнее, хотя цены уже превысили 80 долларов за баррель. А еще месяц назад 60 долларов считались более чем достаточной ценой.

Ценовой пузырь может лопнуть

Таких цен в Европе на газ никогда не было. Текущая ситуация, подчеркнул президент, главный директор по экономическому направлению Института энергетики и финансов Марсель Салихов, экстраординарная. А Россия крупнейший поставщик газа. Так что нашей стране такое положение дел, безусловно, выгодно. Но нужно понимать, что «Газпром» продает значительную часть газа по долгосрочным контрактам, а по ним цены существенно ниже.

При этом, считает Вячеслав Кулагин, в стратегическом плане долгосрочные контракты оказываются выгодными не только покупателю, но и продавцу. Такой контракт даст взаимную гарантию: потребителя обезопасит от резких скачков цены, а производителю обеспечивает бесперебойную работу в период снижения спроса.

- Тот дефицит энергоресурсов, который мы сегодня наблюдаем, уже в следующем году может смениться профицитом, что остановит и даже, возможно, снизит цены, - отметил Кулагин.

Кому нынешняя ситуация однозначно выгодна, так это российским энергоемким предприятиям. Пока их зарубежные конкуренты вынуждены свертывать производства из-за заоблачных цен на газ, наши компании покупают его по регулируемым внутренним ценам. И на сегодня они на порядок ниже, чем в Европе.

В этом году, продолжил Марсель Салихов, в российском бюджете будут значительные дополнительные доходы. «Газпром», по оценке эксперта, заплатит более триллиона рублей экспортной пошлины (в 2020-м - около 400 миллиардов). Рекордной будет и прибыль газового гиганта. Салихов оценил ее в два триллиона рублей (в 2020-м - всего 135 миллиардов). Плюс, учитывая долю государства, «Газпром» перечислит в бюджет еще и серьезную долю дивидендов. Самое главное - с умом распорядиться этими деньгами. Ведь такая благодать не будет вечной.

- Дополнительные доходы - это хорошо. Но сложно сказать, что будет в следующем году, - резюмировал Салихов.

Сверхвысокие цены на газ при более дальнем расчете не выгодны и добывающим компаниям. Они неизбежно заставляют потребителей искать другие варианты. И нынешняя ситуация может подстегнуть страны Европы к переходу на возобновляемые источники энергии.