Об этом в четверг заявили руководители Союза рыбопромышленников Севера на специально созванной пресс-конференции. Проблема возникла в августе прошлого года, когда погрануправление ФСБ России по Западному округу официальным письмом запретило проводить первичную переработку рыбы на борту судна, ведущего прибрежный промысел. Точнее говоря, прибрежникам было запрещено шкерить рыбу, обескровливать, отрубать ей голову и выбрасывать внутренности за борт. Выловил - привези в порт целиком.

Меж двух огней

Требования пограничников опирались на статью федерального закона о рыболовстве, на которую раньше внимания не обращали. В то же время рыбаки не могли выполнить это требование, так как проводить обязательную первичную обработку рыбы на промысле в срок не позднее трех часов с момента вылова от них требовали другие важные нормативные документы, как то: Санитарные правила и нормы и ГОСТ.

В результате прибрежники оказались между двух огней. В ноябре пограничники стали составлять акты и выписывать компаниям-нарушителям замечания, которые могут обернуться многомиллионными штрафами. Всего было оформлено 17 актов на предприятия, которые продолжали привозить в порт продукцию без голов и внутренностей. Сами штрафные санкции пока не предъявляются, но пограничники могут выписать их в любое время задним числом.

К концу года прибрежный промысел на Мурмане практически остановился, а с прилавков магазинов исчезла охлажденная рыбопродукция.

- Да, причиной этой ситуации является несовершенство формулировок в законе о рыболовстве в части, касающейся прибрежного рыболовства. Но в результате запрета на первичную обработку рыбы на промысле предприятиям нанесен ущерб, который исчисляется уже несколькими сотнями миллионов рублей. Это и недополученная выручка от реализации продукции, это отразилось и на том, что экипажи судов, трудовые коллективы на берегу получают заработную плату по минимуму, а не как в прошлые годы. Никто не понимает, за что нам это наказание, - сказал председатель правления Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников Севера Валентин Балашов.

Валентин Балашов.

Треска осталась в море

По данным Союза рыбопромышленников Севера, сегодня в Мурманской области 30 предприятий занимаются прибрежным рыболовством. Промысел вблизи берегов ведут около 40 судов, используя при этом тралы или ярус. Именно эти предприятия являются основными поставщиками в магазины Мурманска и других регионов страны свежей охлажденной трески и пикши. По закону весь улов они, в отличие от обладателей промышленных квот, не могут продавать за рубеж, а должны доставлять на российский берег.

- В результате мурманские рыбаки не выловили 7575 тонн из полагавшихся им квот. Из них более 5 тысяч тонн трески и 2200 тонн пикши. Если в прежние годы мы выбирали 96-98 процентов квоты, то сейчас всего 87 процентов трески и 80 - пикши. То есть мы в воде оставили выручку более чем на 800 миллионов рублей, - отметил председатель правления Союза рыбопромышленников Севера Владимир Григорьев.

По словам Валентина Балашова, сложившаяся ситуация отразилась и на рыбоперерабатывающих предприятиях области. Они были вынуждены либо перейти на обработку замороженных трески и пикши, либо закрыться.

- Мы неделю назад провели исследование наличия трески и пикши. В 18 торговых точках, как в крупных супермаркетах, так и в мелких магазинчиках, свежей охлажденной рыбы нет уже как минимум месяц. Даже во время Великой Отечественной войны треска в свежем виде продавалась в Мурманске. То, что сегодня происходит, - это чрезвычайная ситуация, - добавил Валентин Балашов.

Владимир Григорьев.

Привезти, чтобы уничтожить

Зачем везти непотрошеную рыбу в порт, рискуя, что улов может просто протухнуть? Ведь поморы столетия назад шкерили треску, обескровливали ее в море прямо во время промысла. А головы? Требование доставлять их в порт рыбаки тоже считают неразумным.

Можно было бы головы продавать в магазинах, однако закупочная цена этого товара, как рассказали на пресс-конференции, от 7 до 9 рублей за килограмм. В Мурманске есть предприятия, которые иногда заказывают рыбакам тресковые головы, но только совсем небольшими партиями.

- У нас в прошлом году квота на треску составляла 41 тысячу тонн, то есть, если всю ее привезти в Мурманск, в среднем выходило 10 тысяч голов! Куда их девать? У нас был когда-то рыбомукомольный завод. Его закрыли по решению Роспотребнадзора из-за жалоб горожан на плохой запах, - рассказал Владимир Григорьев. - Кроме того, из одних тресковых голов рыбная мука хорошей не получится, слишком мало в них протеина. Есть в Мурманске небольшое предприятие, где головы сушат, вялят и потом отправляют в Африку. Но там объемы переработки совсем небольшие. Остальные головы, которые заставляют привозить в порт, куда девать? Утилизировать? Но за утилизацию тоже придется платить. Зачем везти ненужный продукт? Чтобы его тут, на берегу, уничтожить?

В Союзе рыбопромышленников стараются сдерживать эмоции и не переходить на крепкие выражения, хотя, говоря о сложившейся ситуации, нормальных слов уже не хватает.

- Мы 15 лет спорили о том, каким должно быть прибрежное рыболовство, заставили рыбаков поверить, вернуться в родной порт, везти улов в Мурманск, а не продавать за границу. И вот результат: «Ты неправильно шкеришь, не так головы рубишь, не так печень тресковую крутишь! Из наших московских кабинетов видней, как вам надо рыбу ловить». Покажите мне человека, который все это придумал, пусть расскажет, кому от этого стало лучше! Никому. А пострадали трудовые коллективы, простые рыбаки - они оказались крайними, - заявил Валентин Балашов.

С надеждой на здравый смысл

По мнению руководства Союза рыбопромышленников Севера и Межрегиональной ассоциации прибрежных рыбопромышленников, если в закон не будут внесены изменения, то прибрежники просто-напросто снова будут получать промышленную квоту и распоряжаться своими уловами, как захотят. То есть не в Мурманск везти охлажденку, а морозить и отправлять, как это было раньше, в Норвегию.

- Это все неправильно в корне, когда хвост машет собакой, когда контролер может развернуть в обратную сторону целую отрасль, - сказал Валентин Балашов.

В Союзе рыбопромышленников отметили, что позицию рыбаков сразу поняли и поддержали губернатор Андрей Чибис, члены профильного комитета Государственной думы, члены Совета Федерации от Мурманской области Константин Долгов и Татьяна Кусайко. В декабре был разработан и передан в нижнюю палату российского парламента новый законопроект, позволяющий проводить первичную обработку рыбы на промысле. 20 января эта редакция документа была одобрена и передана на рассмотрение. Ожидается, что 2 февраля вопрос обсудит правительственная комиссия по развитию рыбохозяйственного комплекса, а 9-го депутаты Госдумы рассмотрят поправки в первом чтении. Однако пока рыбаки Северного бассейна продолжают ежедневно нести убытки, не имея возможности выйти в море.