- Хорошее будет судно? - спросила я у председателя правления Союза рыбопромышленников Севера, генерального директора ЗАО «Рыбпроминвест» Владимира Григорьева.

- Лучшее! - лаконично ответил он.

- Как думаете, самому Соколову понравилось бы?

- Конечно!

Наш человек наверху

Как быстротечна жизнь. Казалось бы, совсем недавно (лет 30 назад) я зашла в отдел кадров Мурманского тралфлота, чтобы поговорить о насущных рыбацких проблемах с его тогдашним начальником - Владимиром Соколовым. Молодой, решительный, с твердым взглядом, уверенными жестами - все в нем выдавало капитана, лишь недавно сошедшего с мостика на берег. Да так оно и было - до недавнего времени он слыл одним из лучших капитанов-промысловиков. Промелькнуло несколько лет, и он дорос до первого заместителя гендиректора МТФ (а ведь начинал свою морскую карьеру простым матросом). Незаурядного управленца приметили в Москве и пригласили на службу в главный штаб рыбацкой отрасли - Госкомитет по рыболовству.

Когда он переехал в столицу, рыбопромышленники Мурмана шутили: ну нам и подфартило, свой человек наверху! На самом деле повезло рыбакам всей страны. На серьезной должности оказался человек порядочный, высокопрофессиональный и полностью лишенный чиновничьих амбиций. Забегая вперед, приведу мнение его коллег: Владимир Соколов так и не «забронзовел», в нем не было ни капли высокомерия, напротив - неизменное внимание к проблемам моряков и желание им помочь. А помочь он мог. И прежде всего потому, что человеком в отрасли был не посторонним, знал все аспекты рыбопромыслового дела, обмануть его в чем-то было невозможно.

И еще. В те времена большинство кадров в рыбацкий главк страны набирали из Дальневосточного бассейна, к нам высокопоставленные чиновники прибывали, как правило, лишь в командировки. А ведь иные проблемы наскоком за два-три дня решить невозможно. Поэтому, когда Соколова пригласили на работу в столицу, труженикам Северного бассейна и впрямь повезло - теперь их интересы отстаивал человек, вышедший из их рядов и доподлинно знавший как проблемы отрасли, так и пути их решения.

Вернуть суда к родному причалу

За те 10 лет, что Владимир Соколов проработал в федеральном ведомстве, он в полной мере показал свою высокую ответственность за порученное дело. Неслучайно именно его в 2007 году отправили в родное Заполярье, чтобы возглавить Мурманский морской рыбный порт. Возглавить в данном случае красиво сказано - на самом деле надо было вытащить прославленное некогда предприятие из тяжелейшего кризиса, что называется - поднять с колен. Долги по налогам и зарплате, высокие тарифы, непогашенные миллионные задолженности по теплу (котельная порта отапливала еще и некоторые микрорайоны города) - эти и многие другие вопросы предстояло решать не откладывая.

- Для вас новое назначение - шаг назад или вперед? - задали ему вопрос на засыпку на первой же встрече журналисты, многие из которых решили, что для столичного чиновника это ссылка.

- Я бы не противопоставлял, - ответил Владимир Витальевич. - В Москве у меня были другие функции. Там - больше административно-властные, здесь - чисто производственные. Поэтому я не считаю, что это понижение. В Мурманске меня ждет живая работа.

А работы было невпроворот. Буквально за считанные дни Соколов вник во все проблемы. Так, упреки рыбаков касались тарифов на разгрузку и хранение. Новый начальник провел совещания, проработал вопрос с плановиками, отдал свои наработки в Союз рыбопромышленников Севера.

И уже на пятый день своей работы официально заявил, что портовики готовы к проведению гибкой тарифной политики. Допустим, привезут рыбаки тысячу тонн рыбы - пять процентов снижения тарифа. Привезут две тысячи - десять. И так до тридцати процентов. Тарифы на хранение тоже были привязаны к объемам.

Владимир Соколов.

А еще сразу была поставлена задача: сделать все, чтобы мурманские суда не обходили стороной родной порт. В частности, обязательно надо решать проблему с надзорными органами. Как-то Соколов своими глазами увидел: в порт пришло небольшое судно, команда - девять человек, и за первые четыре часа на нем побывали 12 проверяющих.

- Я понимаю, все это в рамках действующего законодательства, - сказал тогда новый руководитель ММРП. - Но... Думаете, нашли что-нибудь, какие-то «косяки»? Нет. Так зачем мы сами себе подножку ставим? Давайте так: если у судна не было нарушений, проводить проверки раз в квартал. Для больших судов - раз в полгода.

За время его работы многое изменилось в лучшую сторону. До сих пор благодарны Владимиру Витальевичу, к примеру, жители отдаленного Островного. Это сейчас «Клавдия Еланская» уходит в рейсы с морвокзала, а тогда она принимала на борт пассажиров в рыбном порту. А чтобы люди проходили и проезжали на своих машинах - с кучей чемоданов, с детьми и домочадцами - по закрытой территории без всяких проблем, максимально быстро оформляли пропуска. Даже доставка пассажиров от проходной к причалу была организована.

Общая трагедия стала личной

Спустя 7 лет, успешно справившись с задачей, добившись стабильной и прибыльной работы ММРП, Владимир Соколов вернулся в Росрыболовство. Ему предстояло стать первым заместителем главы ведомства и курировать вопросы борьбы с браконьерством, а также безопасности промысла и деятельности рыбопромыслового флота. И он смог в полной мере показать, насколько близки ему проблемы и беды рыбаков всей страны.

2 апреля 2015 года стал черным днем не только для дальневосточников, но и для рыбацкой отрасли всей России. Рано утром в Охотском море перевернулся и ушел под воду БАТМ (большой автономный траулер-морозильщик) «Дальний Восток». На борту находились 132 члена экипажа, 62 из них погибли, 7 пропали без вести, 63 человека были спасены, но получили разные степени переохлаждения организма.

Буквально в первые часы после катастрофы в Магадан вылетел представитель Росрыболовства Владимир Соколов. В поиске людей участвовали Дальневосточный аварийно-спасательный отряд, авиация и МЧС. Кроме координации их действий и выяснения причин трагедии Соколов начал встречаться с семьями погибших и пропавших. Он был одним из немногих должностных лиц, кто смог сразу выйти к людям в столь тяжелой и стрессовой ситуации. На встречи с ним приходили жены, родители и дети рыбаков, потрясенные и раздавленные трагедией. Было все - шквал обвинений, море слез, истерики, требования.

- Надо отдать должное Владимиру Витальевичу, он не побоялся, не спрятался за спины ответственных за происшествие на местах, а с самого начала стал не просто общаться с семьями рыбаков, но и по мере возможностей помогать им пережить горе, успокоить, объяснить, оказать содействие в какой-то конкретной нужде, - вспоминает помощник Соколова Андрей Непейвода. - И все это - не формально. Человеческую боль и горе он пропустил через себя. Это было видно и, к сожалению, не замедлило сказаться в недалеком будущем.

Та командировка оказалась не просто тяжелой. Кроме общения с родственниками рыбаков Владимир Соколов делал очень важную вещь - разруливал ведомственные разногласия между спасательными организациями. Кроме того, решал непростые вопросы, ведь не все должностные лица торопились выполнять социальные требования семей, пострадавших в катастрофе. И, конечно, необходимо было установить и объяснить людям причины трагедии, выяснить, кто виноват и многое, многое другое. По мнению Соколова, в основе трагедии лежала потеря судном остойчивости, по сути, оно перевернулось сначала на бок, а потом - кверху килем.

- Получилось так, что перед этим на палубу подняли улов, - объяснял свою версию, которая впоследствии оправдалась, Владимир Витальевич. - Вес рыбы составил 80 тонн. Когда начали делать циркуляцию, совпали ветер и волна, видимо, в этот роковой миг судно накренилось, завалилось на борт и через какое-то время затонуло.

На то, что произошла трагедия, по мнению Соколова, мог повлиять и человеческий фактор.

- У рыбака есть азарт, - говорил он. - Если идет рыбалка, конечно, капитану бывает сложно остановиться. А если он что-то недосмотрел, то это может привести к катастрофическим последствиям, что, скорее всего, и произошло...

Честность была одной из отличительных черт характера Владимира Витальевича. Несмотря на непоказное дружелюбие и доброе отношение к людям, во всем, что касалось дела, он был несгибаем и справедлив. Понятно, что не всем это нравилось.

Та трагедия стала и его личной тоже. Через три месяца после гибели «Дальнего Востока», 6 июля, Владимир Соколов ушел из жизни. Остановилось сердце.

- Я не поверил, когда мне это сообщили, - признался Андрей Непейвода. - Еще вчера мы согласовывали график работы, отмечали самые важные и неотложные события, планировали мероприятия. Владимир Витальевич даже в отпуске никогда не отключал телефон и сам звонил, узнавал, как дела в отрасли, отвечал на звонки сразу. В тот день шофер приехал за ним, как обычно, рано утром. И тоже не поверил...

Для лучших капитанов лучшие корабли

Имя на борту... Не каждый мореплаватель удостаивается такой чести. Но о Владимире Соколове его коллеги отзываются с неподдельным уважением и душевным теплом.

- Во-первых, это был глубоко порядочный человек, - сказал Владимир Григорьев. - Во-вторых, он был весьма компетентный специалист - наш, отраслевой. Профессионал высокого класса и в то же время очень отзывчивый и открытый. И очень выдержанный. Он одно время возглавлял Северный научно-промысловый совет, заседания которого всегда начинал словами: «Мы приехали, чтобы решить все проблемы. Сколько надо будет, столько и будем сидеть, пока не решим». Так оно и было. Все уходили с ответами на свои вопросы.

В минувший понедельник на Северной верфи в Санкт-Петербурге спустили на воду головной траулер-процессор «Капитан Соколов» проекта 170701. Траулер предназначен для лова трески, пикши и других видов рыб в Северной Атлантике. Ему предстоит стать одним из самых современных рыболовецких судов не только в России, но и в мире. Кстати, крестной матерью корабля стала вдова Владимира Витальевича - Галина Александровна.

Те, кто видел воочию первенца новой серии, отмечают, что это не просто суперсовременное мощное судно, оно даже по форме в силу дизайнерской разработки отличается от всех остальных. Плюс оборудование у него будет уникальное - двигатель, поисковое оснащение, рыбфабрика.

- Все последние новинки, - пояснил Владимир Григорьев. - То, чем будет оснащено это судно, норвежцы сейчас только испытывают. Понятно, когда траулер выйдет в рейс, а случится это осенью 2021 года, мы соберем команду из лучших специалистов. Впереди у нас серьезная задача - укомплектовать остальные суда этой серии высококвалифицированными кадрами.

По заказу холдинга «Норебо», который является одним из активных участников реализации инвестиционных проектов, ООО «Северная верфь» строит серию морозильных траулеров-процессоров проекта 170701. Компания увековечивает память о мурманских капитанах-тралфлотовцах и о судоводителях других заполярных флотов. За «Капитаном Соколовым» последуют «Капитан Геллер», «Капитан Осташков», «Капитан Колесов», «Капитан Брейхман», «Капитан Абакумов».

...Жизнь быстротечна, но и бесконечна. Она продолжается в наших детях, внуках, правнуках. Ну а если она продолжилась еще и в кораблях, значит, бесконечно и твое дело. Дело, которому ты отдал жизнь. Владимир Соколов всю душу вложил в рыбную промышленность Кольского Заполярья. И снова встретить своего капитана в море - для рыбаков Мурмана событие знаковое.