Решение Сергей принимал с юношеским максимализмом. Накануне своего совершеннолетия дал себе слово обязательно стать не просто донором, а почетным. Тогда он рассуждал так: «Хотелось сделать то, за что можно было бы себя уважать, доказать, что не зря прожил 18 лет».

Чтобы уважать себя

И доказал - за полтора года Сергей Карпенко сдал плазму крови 60 раз. Минздравсоцразвития РФ удостоило нашего земляка звания почетного донора России (его получают сдавшие кровь больше 40 раз). И парень стал самым молодым его обладателем не только в Мурманской области, но и во всей стране.

Случай, естественно, не остался незамеченным прессой. Сергей же этим фактом своей биографии никогда не кичился: ни в колледже, ни на работе, ни в армии. Рядом всегда был пример отца - донора.

Кстати сказать, служил наш «почетник» в Тверской области, в ВДВ. И продолжая регулярно сдавать кровь, приобщил к доброму делу сослуживцев. Надежность парня заприметили и командиры - своих «срочников» на станцию переливания отпускали под ответственность Сергея: знали, что не подведет.

Другими глазами взглянул на милицию

Из армии он вернулся с готовым решением - пойти работать во вневедомственную охрану, причем именно в группу задержания. На эту мысль навел случай, точнее, происшествие.

Карпенко тогда еще учился в школе. Отец как-то подарил ему новый мобильник. По тем временам модель была редкая - с наворотами, естественно, недешевая. И тут на тебе, что называется, классика жанра: сумерки, подворотня, гопники... и прощай, подарок. Серега - в милицию. На место происшествия прибыла группа вневедомственной охраны - проезжала поблизости, поэтому дежурный передал вызов ей.

- После той встречи я совершенно другими глазами на милицию взглянул - здорово зауважал. Они мне про свою работу столько интересного рассказали, что подумал: вот бы где работать! - рассказывает Сергей.

С этой мыслью недавно отслуживший срочную Карпенко и отправился в областное УВД подавать документы...

Без объяснения причин

Как и положено, сдал необходимые бумаги, начал проходить военно-врачебную комиссию (ВВК), действующую при УВД. В том, что проблем не будет, не сомневался. Как донор Сергей постоянно находится под контролем медиков, да и причин для жалоб на самочувствие никогда не возникало.

Карпенко ВВК прошел как по маслу. Никто из членов комиссии не спорил, что парень здоров, включая психиатра, который дал аналогичное заключение: «годен». Почему Сергей в беседе с журналистом «Мурманского вестника» сделал акцент на мнении доктора именно этого профиля, стало понятно, когда он рассказал, как разворачивались события дальше:

- После ВВК направили в центр психологической диагностики. Психолог, осмотрев мои вены, не поверила, что я донор. Показал свое удостоверение. На что мне ответили: «Сейчас ничего не стоит его подделать». Собралась комиссия, стали мои руки по новой рассматривать, проколы считать. А психолог продолжает свое твердить. Мало того, заявила, что один из проколов якобы вообще «неправильный» - не донорский. Тогда показал комиссии еще один документ - именную донорскую книжку, в которой станция переливания крови строго фиксирует день, объем каждой кроводачи. Все равно не поверили - тоже, мол, можно подделать. Отправили на полиграф. Возможно, предполагали, что на противоречиях в ответах подтвердятся их подозрения. Вопросы так или иначе касались наркотиков. Спокойно на все ответил - мне же нечего скрывать. На этом психологическое исследование - три дня туда ходил - закончилось, меня предупредили, что о решении сообщат позже.

Через три недели Сергей получил ответ: «Не годен».

Причины отказа в приеме на службу в силовые структуры, как правило, не объясняются. Об этом наш земляк был прекрасно осведомлен, поэтому и не пытался что-либо выяснять.

Кровная обида

Нужно подчеркнуть, что Карпенко и не помышлял предавать гласности то, с чем может столкнуться любой донор. И если бы и. о. главного врача Мурманской областной станции переливания крови Ирина Непомилуева не рассказала об этой истории, вряд ли бы она попала на страницы «Мурманского вестника».

Доктор была возмущена. Было обидно и за Сергея, и за станцию, за донорское движение, и без того ослабевшее за предыдущие годы. Новые силы стали в него вливаться буквально недавно - когда в полный голос заговорили о проблеме нехватки донорской крови. Потому в 2008 году в России и была принята масштабная государственная программа развития службы крови, цель которой сформулирована предельно ясно - «преодоление угрожающей ситуации с донорством в стране».

Неудивительно, что история о недоверии к тем, кто способен думать не только о себе, затронула за живое и председателя общественной организации «Доноры Мурмана» Сергея Ефимова.

- Мне кажется, что с моральной точки зрения такое просто недопустимо. Это плевок в душу не только ему, а всем донорам. Отлично знаю Сережу, да и на станции все прекрасно его знают; о нем газеты пишут, телевидение снимает. А тут на тебе - такое... Прокол неправильный - это же глупость несусветная. В УВД могли бы выяснить буквально все, что хотели о Карпенко. Естественно, мы направили письмо в УВД от станции переливания, «Доноров Мурмана»; его подписала также и председатель Красного креста Галина Агапитова. Приложили справку о количестве крови, плазмы, которые сдал Сергей, подтвердили, что он является почетным донором России, причем одним из самых активных. И что особенно непонятно, сотрудники УВД сами ведь активно участвуют в донорстве! - подчеркнул Ефимов.

И в самом деле, всего-то и надо было сделать, что поднять трубку телефона. Да и на письменный запрос о доноре станция ответила бы незамедлительно. Ведь не случайно таких людей, как Карпенко, здесь называют золотым фондом.

По большому счету

Спору нет - глубокая и всесторонняя проверка каждого претендента необходима, чтобы не попадали в правоохранительные органы, не получали погоны и власть те же евсюковы. При этом ни полиграф, ни тестирование на психологическую устойчивость не могут затронуть достоинство человека, если он стремится работать в непростой профессии, - это тоже понятно. По большому счету, главное даже не в том, что Сергея по каким-то причинам в это ведомство не приняли. А в том, что унизили подозрением, даже не сумев разобраться толком. Ведь была бы проверка тщательнее, не случилось бы и подобной ситуации с человеком, в буквальном смысле отдающим себя по капле другим.

А сотрудником охраны Сергей все же стал, но ведомственной - министерства транспорта РФ. Сейчас работает в должности стрелка на 35-м судоремонтном заводе.

Ольга НУРЕЕВА