Найдены останки затонувшей паровой яхты «Эйра» известного британского исследователя Арктики Бенджамина Ли Смита! С такой сенсацией вернулся в Мурманск в прошлом году из экспедиции к Земле Франца-Иосифа по проекту «Открытый океан» экипаж научно-исследовательской яхты «Альтер Эго». Участники были уверены в подлинности находки, однако требовались доказательства. Об этом они говорили тогда на пресс-конференции в редакции «Мурманского вестника». И вот спустя год очередная экспедиция подтвердила - это правда «Эйра»!

Мантию долой - даешь паруса!

- Сначала подумали, что необходимо найти рынду, то есть судовой колокол, на котором и изображалось название яхты. Но надежда угасла, когда мы узнали, что экипаж забирал колокол с собой на острова для воскресной молитвы, - рассказал участник экспедиции, подводный археолог Марк Степанов. - Первая находка дала нам большую уверенность, хотя в археологии она считается совсем незначительной. Это керамика XIX века, интерес она должна вызывать минимальный. Но на ней были указаны производитель лабораторных принадлежностей и город - Лондон. Уже тепло. А следующий найденный «черепок» попал прямо в точку. Стенка от бутылки, на которой написано «Роберт К. Вайн Энд Спирит, Питерхед». Последнее - это как раз тот город, в котором и было построено судно. У поморов бутылку питерхедского рома не купишь!

Бенджамин Ли Смит построил «Эйру» на полученные в наследство деньги. Вообще по образованию он был юристом, окончил Кембриджский колледж по настоянию отца. Но юридическая практика молодого человека не привлекала, он стремился исследовать мир.

Моржи облюбовали новые места на ЗФИ.

Яхта была сконструирована специально для работы во льдах - длиной 130 футов и весом 240 тонн. 15 августа 1881 года «Эйра» встала на якорь в трех милях от мыса Флора острова Нортбрук. Там она, зажатая льдами, и пошла на дно несколько дней спустя. Все научные результаты и поднятые со дна пробы пропали, но члены экспедиции, двадцать пять человек, остались живы. Они спаслись на четырех шлюпках вместе с основным запасом продовольствия. Зиму пережили в построенном из камней, торфа, мха и остатков судна жилище, крышей которому служил парус «Эйры». Несмотря на пиковую ситуацию, экспедиция продолжила вести научную работу. Записки, зарисовки и фотографии Ли Смита составили первую картину о состоянии природы значительной части Земли Франца-Иосифа.

Консервировать бесполезно, доставать дорого

Найденные остатки яхты, по словам членов экспедиции проекта «Открытый океан», сильно повреждены. Палубы нет, от трюмных помещений мало что осталось. Максимальная высота борта - два метра.

Главная находка - бутылка из-под рома.

- Судно лежит довольно стабильно, но в зоне активного ледового воздействия. Айсберги «пашут» его, скорее всего, ежегодно, причем безжалостно. Отсутствует пять-семь метров носовой части. Срезано красиво, будто специально, - отметил Марк Степанов. - Сложно говорить о сохранности объекта. Обычно подобную находку закапывают, то есть покрывают пленкой, геотекстилем. Создается среда без кислорода, без света, без доступа живности. Здесь это делать бесполезно, все равно льды вскроют. Поднимать судно очень дорого, как и консервировать. Его нужно разобрать по досочке. Каждую надо маркировать, потом вымочить, удостовериться, что она не деформировалась при высыхании. И затем уже собрать всю конструкцию. В общем, лучше руководствоваться принципом подводной археологии: не можешь сохранить, не трогай.

На обломках появилась жизнь

Как оказалось, остатки «Эйры» - это теперь не только культурно-исторический памятник, но и природный. Если достать его со дна, то погибнет и образовавшееся на нем сообщество.

Члены экспедиции собирали пробы воды и грунта.

- Получился такой невольный эксперимент по случайному заселению местной флорой и фауной этой яхты. Гидробиологический оазис, и мы даже знаем точно, сколько ему лет. Поэтому нужно думать, как можно изучать остатки «Эйры» и при этом сохранить образовавшуюся на них жизнь, - добавила Мария Гаврило, научный руководитель экспедиции.

Экспедиция сулит открытия

Помимо подтверждения сенсационной находки экипаж «Альтер Эго» проводил и другую научную работу: брал пробы воды и грунта на присутствие микропластика, наблюдал за животными. Так, участники экспедиции обнаружили четыре ранее не описанных лежбища моржей и подтвердили печальное предположение: этот год был неудачным для размножения белой чайки. Прошла «Альтер Эго» и по новому проливу - между островом Ева-Лив и бывшим полуостровом Месяцева, который ныне стал небольшим клочком земли под ледником.

- Смотришь по карте - должен идти по земле, а на деле - по воде. Это, конечно, было неожиданно. Я давно хотел посмотреть на полуостров Месяцева, его интересно описывал Нансен - как первую землю, которую он увидел после нескольких лет своего героического дрейфа, - поделился экспедиционный фотограф Владимир Мельник.