Сначала это казалось смелым, даже авантюрным экспериментом, и мало кто в него верил. Завезти на Крайний Север ленских осетров и выращивать их здесь, в капризных условиях Заполярья - такого еще не было. Да, форель разводили, фермы по выращиванию атлантического лосося работали успешно. Но осетр - совсем другая рыба. И растет гораздо дольше, и не водился он никогда здесь.

Завезли мальков в 1999 году. Я помню этот день, снимал об этом репортаж в программу новостей. Представьте, мороз за 20, деревья в снежных шапках, густой туман над каналом атомной станции и Молочной губой. Мальков перегружают в емкости с водой. У всех вопрос: выживут ли?

Выжили! Крохотные рыбешки весом в несколько граммов и длиной с мизинец вымахали в 20-килограммовых осетрищ, которых в одиночку и в руках-то не удержать. 20 лет прошло...

В теплой водичке

В чем же секрет успеха? Он прост - в особых условиях, которые созданы в Молочной губе Имандры. В нее неподалеку от рыбоводной фермы впадает отводной канал Кольской атомной станции. Вода, которая используется для охлаждения ядерных реакторов, очень теплая.

Сразу отвечу на вопрос, который задают те, кто впервые слышат о таком соседстве - атомная станция и рыбоферма. Никаких нарушений радиационного фона или каких-то санитарных показателей многочисленные проверки, которые проводились все эти 20 лет, не выявили - и в самом канале, и в местах, где стоят садки. И рыба растет тут так хорошо, быстро вовсе не потому, что на нее якобы радиация влияет.

Итак, теплая вода, охлаждая реактор, попадает в Имандру и не дает Молочной губе замерзать даже в самые суровые морозы. Зимой температура воды не опускается ниже +10-12 градусов, летом достигает +25, особенно в месте впадения канала в озеро. И в этот июльский день, когда мы приехали на осетровую ферму, в теплой водичке плескалась детвора.

Особого ухода за осетрами не нужно. На ферме постоянно дежурит рыбовод. Следит и за садками, находящимися на открытом воздухе, и за цехом, где в огромных емкостях с постоянной циркуляцией воды растут мальки.

Наш экскурсовод по ферме Виталий Осадчий. Утихомиривает громко лающего злобного алабая, разгуливающего на огражденной от посторонних территории и готового перекусить пополам любого, кто залезет без разрешения. Виталий загоняет пса в будку, закрывает на засов.

Бассейн, в котором растут мальки осетра

Хвостатые старожилы

- Вот они, те осетры, которых привезли сюда самыми первыми, - рассказывает Виталий, подводя нас к садку, внутри которого медленно, неспешно, можно даже сказать вальяжно, плавают рыбины. - Трудно себе представить, что раньше они были с ладошку размером, а сейчас вон как вымахали!

Просим Виталия вытащить одного, показать.

- Ох, это будет непросто, - улыбается он, но идет за сачком. - Тут одному справиться сложно. Во-первых, они весом под 20 килограммов уже и больше. А во-вторых, очень скользкие.

Это правда, даже небольшого осетренка в руках удержать очень сложно - юркий, покрытой какой-то слизью, позволяющей ему без труда ускользнуть.

Лишь с третьей попытки Виталию удается зачерпнуть сачком рыбину. Да, действительно гигант!

Вообще, осетры живут долго - до 40 лет, росту достигают до двух метров и набирают до 200 килограммов веса. Длинное треугольное рыльце, а снизу у рта торчат четыре круглых усика - внешность у этой рыбки запоминающаяся, ни с одной другой не спутаешь.

Иногда осетра, отличая его от другой царской рыбы - лосося, называют не красной рыбой, а белой. Мясо его действительно совсем другого цвета, нежели семужье. Но в данном случае красная рыба - от слова «красивый». И, действительно, посмотришь на этих гигантов - красавцы!

Эти осетры - ленские, обитают в сибирских реках, отличаются тем, что растут быстрее и устойчивы к капризам погоды. В незамерзающих водах Имандры освоились быстро, растут круглый год, особенно летом, когда вода хорошо прогревается.

- Теплую воду они любят, - рассказывает рыбовод, - в отличие от форели, которую мы тоже тут выращиваем. Ей нужна вода прохладная, поэтому приходится садки с ней оттаскивать подальше от берега и от устья канала, где похолодней.

Осётр-альбинос

Дойка осетра

Осетры продолжают неспешно плавать, изредка высовывая на поверхность острые носы.

- А этот что - сдох, что ли, - видим как один из монстров завалился на спину, показывая нам свое светлое брюхо.

- Нет, с ними такое бывает, полежат на спине и снова поплывут. Кстати, чтобы успокоить рыбу, держа в руках, надо повернуть ее брюхом кверху. Виталий Осадчий бросает в воду горсть корма и продолжает рассказ: - Видите, в отличие от форели, которая сейчас уже налетала бы на корм, дралась между собой, осетры собирают его со дна.

Замечаем среди десятков особей рыбу полностью белую - осетра-альбиноса.

Говорят, что и икру они дают белого цвета, и стоит она якобы сумасшедшие деньги. Да и обычная черная икра тоже деликатес не из дешевых - до 5 тысяч рублей за стограммовую баночку.

Кстати, уже несколько лет на ферме в Полярных Зорях получают собственную икру - осетры давно достигли возраста созревания. И если в былые времена после забора икры рыбину убивали, то сейчас придумали совершенные способы дойки осетра, которые не наносят особого ущерба здоровью самок. Одна взрослая особь может дать до четырех килограммов икры.

Большую часть ее, конечно, продают. Но часть отправляют в садки-инкубаторы, предварительно оплодотворяют молоками самца. Внутри икринки зарождается жизнь, и вскоре в садке, в теплой водице из нее появляется крохотный малек, который растет быстро, набирает вес и через пару недель становится похож уже не на смешного головастика, а на пусть маленькую, но рыбку. Замечу, подсчитано, что в килограмме осетровой икры примерно 40 тысяч икринок, из этого количества на свет появляется и выживает примерно 40 процентов мальков. За несколько месяцев, обитая в теплых садках, осетрята наберут по 50 граммов, а на следующий год отправятся нагуливать вес в садки в озеро. Так в результате дойки пополняется рыбье стадо заполярных осетров.