- Приехала я сюда в 1994 году, меня племянница к себе вызвала. Поселилась в Малом Росляково и сразу же устроилась в эту котельную, - рассказывает Ирина Кравцова. - Я до этого на Украине жила, в Луганской области, работала на стекольном заводе на закалке стекла. Тоже труд был тяжелым в горячем цехе.

Котельная в поселке была построена в 60-е годы прошлого века, работает на угле. Оборудование старое, чтобы растопить котлы, надо немало сил приложить. Круглые сутки горячая вода и отопление по трубам подаются в восемь пятиэтажек, расположенных неподалеку.

Сказать, что внутри тепло, - сказать неправду. Конечно, если вблизи котла стоять, не замерзнешь, а так довольно прохладно. Дело в том, что уголь лежит на улице, его подвозят туда на самосвалах по 30-40 тонн. На морозе он успевает затвердеть, лопата не берет, приходится за лом браться. Набирают уголь в тачки и через ворота везут в помещение. За это время все накопившееся тепло уходит наружу.

Сквозняки, работа то в жаре, то на холоде - не позавидуешь. Механизации никакой, из орудий труда - только лопата. Бери больше, кидай дальше.

Ирина Кравцова.

Всего по штатному расписанию в котельной работает 25 человек.

Как же так - XXI век на дворе, а тут ничего не меняется. Начальник котельной говорит, что придет время и поставят тут новую, современную, работающую на мазуте или другом топливе, которое не надо будет лопатами грузить. Но тогда что же получится - люди работу потеряют? Пусть пока будет так.

Каждую смену в котельной трудится пять-шесть машинистов-кочегаров. Среди них четыре женщины.

- Вообще, у нас в котельной нет ни женщин, ни мужчин. Только кочегары, - сразу уточняет Ирина Владимировна. - У всех одинаковые обязанности, все делаем поровну.

- Женщины даже больше делают! - добавляет стоящий рядом напарник.

- И уголь в тачках возим, и котлы загружаем, следим, чтобы не потухли. А потом чистим их - тоже нелегкий труд. Летом, когда отопление отключают и горячую воду, наравне с мужчинами в ремонтных работах участвуем, - продолжает Ирина Кравцова. - Так что, он - кочегар и я - кочегар.

В морозные дни все котлы работают на полную мощь, но тепло отдают и едят по-разному. Самый маленький съедает за смену пять тачек угля, а в каждой по 400 килограммов.

- А этот большой - самый прожорливый, - показывает Ирина Кравцова. - Зимой, если сильный мороз, приходится по восемь-девять тачек загружать. Большие всегда помногу едят.

В целом зимой, для того чтобы протопить пятиэтажки, нужно сжечь 18-20 тонн угля. И все эти горы перетащить с открытого скала, загрузить в печь.

- Так что романтики в нашем труде нет никакой! - улыбается Ирина Владимировна. - Тяжелый физический труд, но каждый к нему уже привык.

В этой же котельной работают ее муж и сын, но чаще в разные смены.

- Мы тут недавно вспоминали, что Цой тоже кочегаром работал в Питере, концерты давал там среди угольных куч, - говорит Ирина Кравцова.

Да, Виктор Цой почти два года трудился в котельной. За ним подтянулись и другие музыканты. Тот же Александр Башлачев - он был не кочегаром, а зольщиком. Сочиняли музыку, играли, даже кино снимали. Цой тогда, подкидывая уголь в топку, сказал: «Я просто чувствую себя свободным. Совершенно свободным». Так им удалось не угодить под статью о тунеядстве.

Юному Вилли Токареву, прежде чем приехать в Мурманск и работать в ресторане, довелось побросать немало уголька, работая на пароходе.

Не от хорошей жизни пошел в кочегары наш земляк, поэт Николай Колычев. Несколько лет он работал в угольной котельной в Дровяном. Горевал, что, выходит, Мурманску он как поэт не нужен. Был такой сложный этап в жизни Колычева.

Ирина Кравцова открывает заслонку печи, проверяет, много ли жару, надо ли подбросить еще пару лопат. Уголь летит в топку, оттуда сыплются искры.

- На сколько сил хватает? - спрашиваю я. - Сколько лопат осиливаете?

- Я когда гружу, считаю 50 лопат. Потом небольшая передышка. Потом еще 50 лопат.

- А о чем думаете в это время?

- А я песни разные напеваю, так и работается легче.

Пока прогорает уголь в печи, можно и передохнуть в бытовке, выпить чаю с сахаром, книжку почитать, с напарниками пошутить. И снова - сначала на холод, грузить в тачку мерзлый уголь, потом к пышущим жаром котлам. Так и проходит рабочая смена кочегара Ирины Владимировны Кравцовой.