Недобрая встреча

- Вы что, хотите про них писать в газету? Тоже мне, нашли достопримечательность! Гнать их надо из села. Достали уже! Вы не понимаете разве, что они дикие, они опасны для людей. Спросите, у кого хотите, - ворчали женщины в вертолете, на котором мы летели на Терский берег для того, чтобы увидеть табуны этих белоснежных лошадей. Нет, мы видели их в Кузомени, гуляющих по желтой пустыне. Там сейчас обитают три жеребца, два жеребенка и одна кобылка. А мы хотели увидеть табуны, которые живут в Чаваньге и Тетрине - в старинных поморских селах.

Прилетели в Чаваньгу, пошли гулять по селу.

- А где лошади-то? - спрашиваем у местных.

- С утра гуляли тут, потом пошли по отливу в сторону Тетрина, - отвечают нам.

Подходим к небольшой артели мужиков, они рубят дрова во дворе колхозной конторы, пилят сосновые горбыли на зиму.

- А вы почему интересуетесь? - спрашивают.

- Мы из Мурманска, из газеты.

- Понятно... Опять про бедных лошадок будете писать? Защитники? Кто бы нас защитил! - заводится самый молодой с топором в руках.

Один из напарников продолжает разговор:

- Видите, весь поселок загадили, куда ни пойдешь - везде кучи навоза. И на улице, во дворах, весь берег изгваздали, все перерыли копытами своими.

Да, лошадки эти доставляют немало хлопот жителям поморских деревень. Изгороди рушат, забредают в огороды, картошку и клубнику, с таким трудом выращенную на этих скудных землях, либо поедают, либо вытаптывают. Есть чему возмутиться. Тем более что претензии предъявить некому. Кроме как самим лошадям.

Лошадки эти не местные. Их привез сюда в конце 80-х местный совхоз из Якутии для того, чтобы… Нет, не повозки возить с фермы, не для скачек - на мясо.

Тогда руководство хозяйства, которое занималось и рыболовством, и коров держало, хотело еще и колбасный цех открыть в одном из сел. А лошадки якутские как раз подходили для этого. К морозам привыкшие, по зиме обрастают густой шерстью, в конюшнях держать их, устраивать выгон с пастухами нет необходимости.

Сами гуляют по берегу моря, по окрестным лесам и тундрам. К тому же мясо этих лошадей является изысканным и национальным блюдом в Якутии. Оно очень мягкое и вкусное, а еще кобылиц можно доить. В общем, идея с развитием коневодства была очень заманчивой.

Первоначально привезли в Чаваньгу и Тетрино 17 кобылок и жеребцов. Но уже была перестройка, коллективные хозяйства в стране стали распадаться. Экономисты подсчитали: не выгодно лошадок на колбасу пускать. И вообще один убыток от них. И пошли коники на самовыгул. Так и гуляют уже 30 лет по берегу моря.

Попытки объездить лошадей принимались. В Кузомени один мужчина совсем было усмирил жеребца, запряг в повозку, но тот, как только увидел свой табунок, так сразу забыл всю дрессировку, рванул в сторону сотоварищей и больше в узду себя загнать не дал.

Хлебом не корми

Диковатые, непослушные, порой злющие - кусаются, заразы! Но людей не бросают, каждый день забредают в села, слоняются по улицам, выпрашивают еду. А в благодарность могут так укусить, что синяк останется - будь здоров. Или лягнуть, коль кто сзади по глупости своей подойдет иль замешкается, залюбуется на белых красавцев жеребцов и красоток кобылиц.

- У нас в прошлом году парнишку жеребец шибанул, зубы повыбивал, в больницу возили, - рассказывает мне еще один дровосек. - Спокойствия для детворы нет, все время присматривать приходится за ними, как бы ни полезли лошадей кормить. Они же неблагодарные.

Внутри стада тоже конкуренция. Жеребцы воюют за кобыл и за право быть вожаком.

- Был у нас один вожак лет 20, но застрелили его, - рассказывают мне.

- Кто?

Вопрос повисает в воздухе, никто не хочет рассказывать.

- А два года назад к нашему табуну, в нем сейчас 15 или 16 голов, прискакал молодой жеребец из Тетрина. И стал вожаком. Красивый, сильный, мы его Убийцей поначалу прозвали - жеребенка маленького в первый же год забил, - продолжают дровосеки.

- Да вы вон пойдите к тому зеленому дому, там хозяйка их подкармливает, защитница лошадей. Она все расскажет, - советуют нам. - Только не говорите, что это мы вас к ней направили.

Да, в этом селе, похоже, назрел серьезный конфликт из-за лошадей.

На пороге дома нас встречает Анна Яковлевна Баранник. Поначалу не хочет говорить:

- На меня и так народ злится, что лошадей подкармливаю. А тут еще вы напишете.

Но через пару минут все же рассказывает:

- Они каждый вечер приходят, а поутру обычно на море идут гулять. Иногда далеко заходят, порой встречаются с соседним тетринским табуном. А я их подкармливаю, хлеб сама пеку для них, некоторые другие соседи картошкой кормят, остатками пищи. Сено заготавливаем на зиму. Голодно им зимой, из-под снега-то корм не добыть.

- А я слышал, они даже водорослями научились питаться, морскую капусту едят.

- Так есть захочешь, что угодно съешь!

Это так. Лошадки якутские хоть и диковатые, но без людей прожить не могут. Летом для них раздолье, трава всюду. Исключение - Кузомень с ее пустыней, там корм надо еще найти. Вот и рушат лошадки ограды, опустошают огороды, вызывая гнев кузомлян. Осенью на накопленном жирке живут, зимой густой шерсткой обрастают, а вот к январю туго им становится. Особенно в снежные зимы, такие, какой была минувшая.

- У нас в этом году много лошадей погибло, - рассказывает еще одна жительница Чаваньги, тоже защитница лошадей Вера Егоровна Танасоуглу. - Много наледи было на берегу моря, наст крепкий, лошади копыта разбивали, ноги ломали, голодали сильно.

Вера Егоровна рассказывает, защищая своих питомцев, что есть лошади смирные, но встречаются и со сварливым характером. Надо знать, как к ним подходить, как кормить, они и не тронут.

- Без людей лошадям не выжить никак,- говорит Анна Яковлевна. - Хорошо, что колхоз в последнее время запасает для них сено, подкармливает зимой.

Люди и лошади

После Чаваньги мы отправились в соседнее село Тетрино. И уже с борта вертолета километров через десять на берегу моря заметили табунок белых лошадей. Они мирно паслись, не обращая внимания на шум. В самом селе сразу же увидели еще парочку - жеребца и кобылку. Хвосты до земли, гривы развеваются на ветру. Крепкие, отъевшие бока на свежей траве, они гуляли по цветущему лугу, не обращая внимания на людей. У них любовь! Вот и решили отбиться от своего стада.

- Да, у нас в селе, говорят, самый большой табун. Прошлой осенью было 24 штуки, но зимой несколько погибли. И у нас они смирные, - рассказывает жительница села Валентина Евгеньевна Елисеева. - Я слышала, что в Кузомени кусаются, по дворам ходят. Нет, у нас к ним претензий нет. Как к достопримечательности к ним относимся. Туристы приезжают, им очень нравится. Зимой тут живет работник колхоза, который подкармливает их.

А в Кузомени одни из главных защитников лошадей супруги Наталья и Яков Чунины. Несколько лет назад они переехали в село и сразу же полюбили этих животных - диких, своевольных красавцев.

- В один из теплых июльских дней к нам на участок пришла черная кобыла с горящей звездой во лбу, а с нею рядышком стоял совсем крохотный комочек черно-шоколадного цвета, - рассказывает Наталья. - Время шло, жеребеночек подрастал, он очень сильно отличался от других коней, смышленый, покладистый и какой-то домашний, с удовольствием шел на контакт с человеком. Весной следующего года в семье черного красавца родился новый жеребенок, и родители выгнали его из семьи. Видимо, у него была романтичная душа, и он большую часть времени проводил на море в одиночестве, питаясь водорослями и диким овсом. А однажды пришел к нам, а на заднем бедре у него была свежая рубленая рана от топора. Лошади - беззащитные создания с широкой душой, со своим характером и своим восприятием мира. Они имеют право на жизнь, и этого права у них нельзя отнимать.

Весной этого года в кузоменьском стаде появился еще один жеребенок. Но прожил он всего день. Вероятно, его забили взрослые жеребцы.

- Когда погиб жеребенок, все стали очень сожалеть об этом, но некоторые были рады, что поголовье не увеличилось, - рассказывает Наталья Чунина. - И они ждут, когда все кони умрут естественной смертью, и можно будет спокойно ходить по деревне, не бояться выпускать детей на улицу, никто не причинит вред огородам.

Алло, мы ищем кобылу

В Кузомени прошлой зимой благодаря активности Чуниных лошадей стали подкармливать. Со всей области начали привозить корма, чтобы кони могли дожить до весны. Они дожили. Вот только одна проблема. В стаде, гуляющем в Кузомени, всего одна кобыла, да и та уже старовата. Остальные - жеребцы, да и на свет появляются лишь мальчики. Кровь застаивается, - говорят селяне, - надо разбавлять.

Вот бы из Чаваньги или Тетрина молодую кобылку пригнать. Да и далековат путь. И, к тому же, будут ли этому рады местные жители - тоже большой вопрос.

Вот так и живут на Терском берегу лошади - дикие по своему вольному нраву, беззащитные перед зимней бескормицей. Они уж давно стали местной достопримечательностью, еще одним украшением Кольского Беломорья. Увы, не все люди хотят быть в ответе за тех, кого приручили когда-то. Пусть не они, но их земляки.

Сегодня якутские лошадки стали причиной раздора местных жителей. Конечно, до откровенных грубых выступлений, тем более до рукоприкладства дело, слава богу, не доходит, но все же косые взгляды и упреки в адрес защитников животных - это реальность. Как достигнуть согласия? Как и лошадей сохранить, а может, и приумножить табуны, и так сделать, чтобы людям спокойно жилось. Пока ответа на эти вопросы нет.