В марте 2005-го года в парке судов Мурманского тралового флота ожидается пополнение. Из Лиепайской судоверфи отправится в свой первый рейс полностью модернизированный и оснащенный новейшим оборудованием один из "Моонзундов" флота - "Мэр Найденов". Супермощный, способный добывать и морозить 300 тонн рыбы в сутки, он должен стать лидером на промысле не только среди своих, но и среди западных кораблей подобного типа.

С этой доброй новости началась наша беседа с президентом Консорциума "Мурманский траловый флот" Юрием Прутковым. Речь шла прежде всего о программе модернизации судов, которая успешно осуществляется на предприятии вот уже пять лет.

- Юрий Борисович, в то время, как практически все наши флота считают каждый рубль, особенно в период квотного голода, Мурманский траловый не жалеет больших денег на модернизацию. С чем это связано?

- Дело в том, что программа модернизационных мероприятий, как насущная задача никогда не уходила у нас из поля зрения. Другое дело, появляются какие-то возможности ее реализовать, либо нет. В зависимости от этого меняется и активность нашей программы: то она сокращается, то расширяется. Сейчас идет как раз активный период. Сегодня предприятию как никогда требуется оптимизация производства, повышение интенсификации труда. А эффективность на модернизированных судах и вообще несравнима с прежней: каждый из траулеров работает за два-три судна. Ведь вместо 60 скажем, тонн, переоборудованные "Моонзунды" морозят по 200 тонн в сутки. И это, конечно, сказывается на результатах. У нас вылов по итогам прошлого года, да и уже в этом завершающемся году, на уровне 1990-х, до периода падения уловов. Это - при том, что у нас очень мало ресурсов.

- Но наверное, сказывается и то, что в стране, что бы там ни говорили, уже ощутима какая-то стабилизация экономики? И банковской системы, в частности...

- Вот-вот. В обновлении флота нам во многом помогают те добрые, доверительные отношения, которые сложились у нас с Балтийским банком. Сегодня не то время, когда мы могли бы рассчитывать на собственные, внутренние инвестиции. Да и не существует, наверное, нынче таких предприятий, разве что кроме нефтяных компаний. Поэтому кредит, который предоставляет нам Балтийский банк, очень выручает предприятие и дает нам возможность не только выживать, но и развиваться дальше. И это при том, что сегодня ситуация с топливом, скажем, просто катастрофичная. Топливо подорожало беспрецедентно. Тонна его в море стоит по 550 долларов за тонну. Сегодня это для нас - основная статья затрат. А от "этой печки" пляшет все: и ценообразование, и эффективность, и прочее.

- Значит, рыба будет и дальше дорожать?

- А как иначе?

- Юрий Борисович, как я поняла, основной упор в переоборудовании судов сделан на мощные "Моонзунды". А БАТы (большие автономные траулеры) тоже модернизируется?

- Здесь мы избрали несколько иной путь. БАТы преобразуются в транспорта. Ведь наши суда ловят по всему Мировому океану. Им надо доставлять снабжение, забирать улов.

- Говоря о развитии рыбной отрасли, Правительство в первую очередь делает упор на повышение конкурентоспособности. Как добивается этого Мурманский тралфлот?

- Вот именно для этого мы и предприняли модернизацию парка судов флота. На траулерах, где установлено новое оборудование, на уровне мировых стандартов, и продукция выпускается гораздо лучшего качества, за нее не стыдно на европейском рынке. На высоком уровне там и упаковка, что вовсе немаловажно. Мы не идем, конечно, на глубокую переработку, когда речь о дешевых видах рыбы - сельдь, путассу, а вот когда дело касается донных пород, то филе, скажем, трески и иную продукцию мы сегодня выпускаем на уровне евростандартов.

- Но многим российским покупателям нынче такая продукция не по карману...

- В отношении массовых видов рыб, таких, как путассу, сельдь, сайка и другие, конкурентоспособность достигается только через высокоэффективное производство: выловить больше, продать дешевле. И тут также приходит на помощь способность модернизированных судов добывать гораздо больше рыбы, чем остальные. Или 50 тонн поймал, или 200. Почувствуйте разницу.

- Юрий Борисович, сейчас многие говорят о скором промышленном лове краба. А Мурманский тралфлот будет участвовать в крабовых программах?

- Вопрос, конечно, интересный. Мы ранее крабами никогда не занимались. И анализируя положение дел, я не раз предлагал руководителям отрасли дать право промышлять краба только в ограниченный круг компаний. Их должно быть немного - три, пять...

- Но почему? Охотников ведь не счесть!

- Для того, чтобы сконцентрировать этот довольно ценный ресурс на развитие глубокой переработки. Тогда предприятие сможет привлечь кредиты, обеспечить выпуск по настоящему качественной продукции. А вот если мы станет раздавать по три краба на нос, то будем иметь то, что имеем. Поэтому я не хотел бы в этом участвовать. У тралфлота иная организация и иная политика. Но тем не менее, как только начнутся аукционы на краба (думаю, это будет совсем скоро), мы все же сделаем заявку, присмотримся к цене, прикинем свои возможности и поучаствуем. Как говорится: не догоним - так согреемся.

- Тралфлот такая авторитетная и опытная организация, что думаю - догоните.

- Ну возьмем один-два лота на пробу. Посмотрим, что выйдет.

- Юрий Борисович, МТФ очень неплохо порыбачил в минувшем и нынешнем году. Но ведь, насколько мне известно, ресурсов вам также не хватает?

- Не хватает - мягко сказано. Сегодня вся выделяемая Северу страны квота - может быть выбрана одним тралфлотом. Если бы мы свои квоты выбирали активнее, то они бы у нас иссякли уже к маю. Это - при том, что наши корабли где только не рыбачат: и у берегов Африки, и в Тихом океане и на севере - в общем, где только можно. Но и там не просто, ведь за право ловить рыбу надо платить. Естественно, что спасает, то мы свою прибыль не растаскиваем по углам, а стараемся вложить в обновление кораблей. Отсюда - худо-бедно, но предприятие развивается и люди заинтересованы здесь работать.

- Знаю, что судоремонтники на вас в обиде: почему модернизировать свои траулеры вы отправляете в Прибалтику, а не отдаете местным корабелам?

- Мы просто вынуждены это делать. Достаточно взглянуть на тамошний уровень судоремонта, на культуру производства, технический потенциал и сравнить все это с местными возможностями и невольно делаешь выбор в пользу Латвии и Литвы. Ведь там за последние годы произошли колоссальные изменения. Великолепное качество, высокая дисциплина производства и приемлемая цена. Грустно об этом говорить, но мне кажется, наши люди пока еще настроены зачастую лишь получать зарплату, а не зарабатывать ее. А ведь на "шару" ничего не бывает.

* * *

Сегодняшний день даже таким прочно стоящим на ногах предприятиям, как МТФ несет сплошные проблемы. Нет промысла мойвы, а ведь она очень выручала рыбаков. Если в 2002 году тралфлотовцы выловили около 180 тысяч тонн рыбы, то надо учитывать, что почти 30 тысяч тонн из них составляла мойва. И для того, чтобы выдержать эту планку вылова в 2003-м, да и в нынешнем году (но уже без мойвы), усилия и хозяйственную смекалку пришлось приложить нешуточные. Но ведь получалось! Не очень осчастливила тружеников моря и недавно прошедшая 33-я сессия смешанной российско-норвежской комиссии по рыболовству. Прогнозы перед ее началось были весьма оптимистичные, тем более что и ученые обнадеживали, что ОДУ (общедопустимый улов) на треску и пикшу вполне может быть увеличен. Однако прогнозы не оправдались, ОДУ прибавили самую малость, которая погоды не сделает.

И все же, рук тралфлотовцы не опускают, это - не в их характере. Работают и надеются работать еще лучше. И именно для этого не желают денег на модернизацию своих судов. А помогает не только то, что главный инженер предприятия Михаил Лобан - настоящий фанат усовершенствования и обновления кораблей, но и то, что все его идеи находят прочную поддержку главы Консорциума Юрия Пруткова. А когда у истоков дела стоят единомышленники - успех просто запрограммирован.

Нина АНТОНЯН