Третьего декабря гражданский атомный флот страны отметил свой юбилей. В этот день в 1959 году был поднят государственный флаг на первенце атомфлота - ледоколе "Ленин".

Эта дата навсегда вписана в историю цивилизации, она стоит в одном ряду с такими, как 4 октября 1957 года, когда в космос отправился первый спутник, и 12 апреля 1961-го. О значимости события, произошедшего 45 лет назад, говорили в пятницу в музее Мурманского морского пароходства, чествуя ветеранов, тех, кто так или иначе имеет отношение к "Ленину". В строгих залах музея для них был накрыт стол, генеральный директор пароходства Александр Медведев, находя для каждого особые слова, вручил виновникам торжества подарки.

У многих из них вся трудовая биография связана со знаменитым кораблем. С самого начала эксплуатации ходил на нем матрос Володар Иванович Шахрай, с 1960 года - машинист Виктор Иванович Филиппов. Оба ступили на борт, считай, мальчишками, а сошли пенсионерами.

Александр Саввович Штром - лаборант-химик. Вспоминая испытания "Ленина", когда 15 сентября 1959 года первый раз пошли своим "атомным" ходом, рассказывает, как горды были этим. Думали: на следующий день все газеты будут писать об этом! Но внимание это пришлось делить с ракетчиками: 14 сентября поверхности Луны впервые достигла наша же автоматическая межпланетная станция.

- Честно говоря, было немного обидно, что пришлось поделить славу пополам, - улыбаясь, признался 45 лет спустя Александр Штром.

Виктор Иванович Филиппов, машинист, пришел на судно в 1960 году и работал на нем до 1998-го.

А вот старший механик Лев Иванович Селенин пожалел, что сил-то у "Ленина" было маловато... И это неожиданное признание - настоящая иллюстрация к популярнейшей в те годы песне "Я люблю тебя, жизнь". Есть в ней такая строчка: "Нам всегда по-хорошему мало!" Так и здесь: если на обыкновенных ледоколах в апреле да ноябре в Арктику было не сунуться, то с появлением атомохода навигация стала протяженнее по времени, ее так и называли - продленной. И когда освоились, уже захотелось иметь в руках такую мощь, чтобы льды были покорны круглый год. Но для этого пришлось дожидаться "Арктики", атомохода следующего поколения.

Николай Иванович Тетеревлев работал в управлении атомного флота Мурманского морского пароходства. Вспоминая, как принимали первенца, сколько хлопот с ним было, рассказал весьма любопытный факт. Оказывается, одновременно строили атомоход и в Америке. Негласное соревнование, естественно, подгоняло корабелов. И наши не просто выиграли его - штатовская "Саванна" так и не смогла работать: все время происходили ЧП с атомной установкой.

Молодо блестели глаза ветеранов. И понятно: лучшие их годы выпали на время, когда страна шла вперед, когда слова "впервые в мире" - в самых разных областях - воспринимались как само собой разумеющееся и казалось, что все нам по плечу...

И звучали на встрече тосты за тех, с кем работали, за капитанов "Ленина". Их было трое - Павел Пономарев, Борис Соколов и Андрей Смирнов, который вел корабль в последний рейс. Кстати, идея сохранить первенца атомного флота и переоборудовать его под музей принадлежала Борису Соколову. Он возглавил тех, кто не дал списать корабль на иголки, как это произошло с дедушкой русских ледоколов "Ермаком". Музей на "Ленине" будет, работы уже идут. И активное участие в этих работах принимают ветераны пароходства.

Галина ДВОРЕЦКАЯ