Исследование традиций коренных народов русского Севера и испытание новой техники - таковы были задачи комплексной экспедиции, которая в новогодние праздники проложила маршрут по Терскому берегу и на Краснощелье. Проходила экспедиция в рамках соответствующей федеральной программы - уже в четвертый раз, в том числе по Кольскому Северу - во второй.

"Бобр" круче "тойоты"

С участниками экспедиции мы встретились после похода в одной из кировских гостиниц, где они готовились к отправке домой, в Москву. У входа ждет хозяина "Полночь" - вездеход "бобр", которые производит Заволжский завод гусеничной техники. Точнее, это модифицированный вариант "бобра", поскольку в каждой экспедиции, подобной нынешней, техника испытывается и подгоняется под конкретное бездорожье.

- Последовательно мы превращаем эту машину во все более адаптированную к ставящимся задачам, - поясняет руководитель комплексной экспедиции Сардар Сардаров. - После нынешней экспедиции от этого замечательного аппарата останется уже только "лодка", а узлы и агрегаты мы меняем постоянно. Хотя аппарат очень интересный и надежный, но, как известно, нет предела совершенству.

Сардар - не только в одном лице учредитель, руководитель и организатор комплексной экспедиции, но и учредитель фирмы, которая специализируется на технологической модернизации транспортных средств.

Испытательным полигоном Кольский полуостров стал на этот раз и еще для одного детища Заволжского завода - новенького, только что сошедшего с конвейера грузовичка. Маршрут он прошел безукоризненно. Чего не скажешь о "Тойоте" на гусеничном ходу, которая участвовала в подобной же экспедиции в прошлом году. "Техника оказалась неудачной", - констатирует Сардар.

Да, в самом начале я упомянула о "Полночи": каждая машина этого удивительного автопарка имеет собственное имя, родившееся из радиопозывных - "бобров" именуют "Полночью" и "Рассветом" (они соответственно синего и оранжевого цвета), "гэтээска" "Закат" и заволжский выносливый грузовичок - "Восход". Эти "лошадки" представляют интерес не только для испытателей, но и для ученых, причем интерес последних носит чисто прикладной характер: на таких вездеходах возможно добраться даже в Краснощелье и Каневку, к примеру.

Неудивительно, кстати, что идея создать подобную комплексную экспедицию родилась именно у Сардарова - потомка видных ученых (дед в свое время создал первую сейсмическую партию Советского Союза, отец был геофизиком и самым молодым доктором Советского Союза в своей области). Семейная традиция продолжается.

Колдунов бояться - на охоту не ходить

Ученые из русского Этнографического музея считают экспедицию успешной. Правда, сетуют, что времени было маловато, но материал тем не менее собрали богатый. В прошлом году этнографы поработали на Терском берегу, в этом же им удалось побывать, как уже говорилось, в гораздо менее изученном Краснощелье - поселке, куда в 1921 году переселили саамов и коми-ижемцев из соседних погостов. Задачей ученых стало изучение современного состояния этнических традиций, а также отношений между народами разных национальностей, ведь, например, в том же Краснощелье живут и саамы, и коми-ижемцы, и ненцы, и русские. Как ведется эта работа?

- Во-первых, по опросникам, - поясняет Дмитрий Баранов, заведующий отделом этнографии русского народа Российского Этнографического музея, кандидат исторических наук. - В них раскрываются разные темы: самосознание, самоназвания, как себя, например, краснощельцы называют, автостереотипы (кем они себя считают), гетеростереотипы (кем они считают других, своих соседей). Например, краснощельцы лопарей боятся, как колдунов. Также исследуются история села, материальная культура (способы хозяйствования, одежда, еда), духовная культура - праздники, поверья.

Очень важно при этом наладить общение. Вот так с порога не придешь и не спросишь - а есть тут у вас колдуны? Нужно несколько дней, чтобы люди пригляделись к чужакам, а вот когда сами начнут в гости приглашать, тут только за разговорами и выяснишь, что "когда та женщина придет, от нее под зеркало садись, чтобы ее сглаз на нее саму обернулся. А вслед щепотку соли кинь, тогда точно порчи избежишь". К слову сказать, вера в колдунов вообще и в колдовскую силу лопарей в частности - одно из тех поверий, что сохранило прежнюю силу. Так, одна из собеседниц ученых, медик, убеждена, что ее прободная язва - результат колдовства женщины-лопарки, которую пришлось помимо ее воли госпитализировать с похожим заболеванием. Та собиралась лечиться, лежа на постели, вкруговую утыканную "забором" из иголок, и пообещала, что врачи пожалеют, что отправили ее на операцию. Еще один из жителей Краснощелья, коми-ижемец, посетовал, что ему даже пришлось с женой-саами развестись - уж очень она много ему "под руку" колдовала: и в головной боли ее винил, и в неудаче на охоте.

Межнациональные и гендерные отношения, усиление позиций языка коми по сравнению с лопарским, сохранность многих традиций от погребального обряда до ношения национальной одежды даже в будни (например, многие пожилые женщины в Краснощелье и до сей поры носят кокошники, повязывая их сверху платком) - все это стало предметом изучения. К удивлению ученых, сохранился здесь даже такой архаичный обряд, как ритуальные бесчинства в рождественскую ночь. Как объясняют ученые, в ритуале человек ведет себя по принципу инверсии - все надо делать наоборот. Это воспроизведение хаоса, который существовал до сотворения мира и который моделируется как поведение до возникновения культуры. Это, так сказать, объяснение из научного трактата, а в жизни картинка такова: молодежь подшучивает над взрослыми - закидывает сани на крышу, замораживает двери, заваливает дровами... Так что бабушки в ночь на Рождество то и дело выходят во двор с фонариками, чтобы посмотреть, что там молодежь натворила...

Чужие или нет?

Собранные материалы будут обработаны и размещены в сетевом журнале Этнографического музея, в специализированном альманахе, в музее будет также организована фотовыставка. Также в планах на основе видеоматериалов совместно с каналом "Культура" создать этнографический фильм про Кольский Север. "Если фильм покажется интересным, представим его в сентябре в Лондоне на фестивале этнографического кино, если нет - продолжим работу над ним до следующего форума", - говорит Сардаров.

Ученые считают, что фильм имеет шансы стать социально-этнографическим.

Люди в Краснощелье живут трудно, мужчины редко доживают до 50 лет. Шаткому благополучию постоянно что-то угрожает. Несколько лет назад краснощельское оленеводческое хозяйство хотели распустить, теперь стадо у них ни много ни мало 20 тысяч голов, стало приносить доход, но нависла новая угроза. Жители поселка считают, что москвичи попытаются все же закрыть совхоз, чтобы сделать на этой территории что-то вроде охотничьего заказника. И сейчас-то местные жители не могут ловить рыбу в своей реке, так как она отдана на откуп спортивному рыболовству, а что будет дальше?

И тем не менее "картинка" не должна получиться удручающей: "Нам не встретилось ни одного дурного человека, общение и сотрудничество со всеми произвело самое благоприятное впечатление", - говорят участники экспедиции. И с негодованием вспоминают историю, случившуюся в прошлом году. Тогда с ними в Варзугу поехал ведущий "энтевэшной" передачи "Страна и мир" Никита Анисимов - снять, как он говорил, научный репортаж. "По выходе на экран "научный репортаж" оказался "чернухой", из которой следовало, что в Варзуге живут одни алкоголики, на все село чуть ли один деревянный туалет во дворе, а экспедиция на самом деле - это "новые русские", которые приехали сюда справлять Новый год". (Кстати, экспедиция действительно проводится в новогодние праздники - потому что в это время все собираются дома, люди настроены на общение, проводится много обрядов). "Обидели деревню, обидели нас, передернули факты. Мы даже хотели судиться с Анисимовым", - говорит Сардаров.

...Кстати, рабочее название будущего фильма - "Чужие" (на саамском языке). Чужие - это и ученые-этнографы, и разные национальности, живущие рядом, но все же не сливающиеся. Однако чужой может стать и другом, и врагом. Похоже, эта экспедиция с Кольским Севером подружилась.

Анна СЕРГЕЕВА