Во всех армиях мира действует железное правило - младший по званию приветствует старшего первым. А вот у американцев есть два исключения: генерал должен первым отдавать честь даже рядовому, если на груди у того - орденская планка высшей воинской награды США, Почетной медали конгресса. А еще все военнослужащие (независимо от звания) первыми приветствуют пилотов палубной авиации - в знак уважения к их сложной и очень опасной профессии.

Летчики-палубники... Элита элит. Не только в США, но и в нашей стране. "Нас меньше, чем космонавтов!" - с гордостью говорит командир КИАПа - корабельного истребительного авиаполка Северного флота полковник Сергей Рассказов. Сколько именно? "Больше двадцати", - строго блюдя военную тайну, отвечает Сергей Геннадьевич. Да-а... А у американцев в строю 16 авианосцев.

Вряд ли эта статистика радует тех, кого "меньше, чем космонавтов". Но, похоже, они живут и служат по старому доброму принципу - "делай, что должен, и будь, что будет".

Мурманских журналистов пригласили на военный аэродром Североморск-3 на следующий день после того, как летчики КИАПа закончили двухнедельную работу на единственном российском авианосце - "Адмирале Кузнецове", находившемся в традиционном полигоне СФ в Баренцевом море.

По словам полковника Рассказова, целью полетов была "отработка слаживания корабля и авиации". Ведь с октября, когда завершился "крайний" (слова "последний" летчики, да и моряки, избегают) поход "Кузнецова" в Северную Атлантику, его экипаж наполовину обновился, особенно сильно в БЧ-6, непосредственно обеспечивающей полеты. Другой целью было восстановление летчиков. В переводе с военного - восстановление утраченных навыков. Ведь полеты на палубу отличаются от обычных, как езда на "Жигулях" от гонок "Формулы-1".

Еще несколько лет назад восстанавливать североморских палубников прилетели бы опытнейшие инструкторы - испытатели ОКБ Сухого. Но... все они уже на пенсии. По возрасту и состоянию здоровья. Поэтому восстанавливались КИАПовцы "взаимным контролем". Сначала комполка "возил" своего зама, потом тот - остальных пилотов.

- Не люблю хвалиться и хвалить своих летчиков и техников - это ж можно сглазить, - говорит полковник Рассказов. - Но отработали на хорошем уровне - моральном, деловом, профессиональном. Отработали шесть летных смен. Выполнили более 50 посадок на палубу и взлетов. И что немаловажно - безаварийно.

Схема полетов была такой: вылетали с "третьего севера", садились на палубу "Кузнецова", не выключая двигателя, по команде инженерно-технического состава отцеплялись от троса, заруливали на стартовую позицию, взлетали и уходили на наземный аэродром.

Между прочим, посадки на палубу "Кузнецова" в зимний период выполнялись впервые в истории нашей морской авиации.

Вот на этом и хотелось бы поставить "точку". Но... Летали на этот раз в основном "старики" (или "корифеи", как их еще называет Сергей Геннадьевич). И только двое "молодых" - новичков. Почему? Сажать молодежь на корабль без тщательной подготовки на "Нитке" очень опасно - для здоровья и даже жизни.

"Нитка" - это находящийся на Украине, в крымских Саках, построенный еще в советские времена за огромные деньги учебно-тренировочный комплекс, имитирующий палубу авианосца со всем "хозяйством". Так вот, сначала "молодого" следует несколько месяцев натаскивать на "наземной палубе", нарабатывая навыки до автоматизма, и только потом "вывозить" на палубу настоящую.

Чтобы отправить в Саки полторы сотни пилотов и авиатехников, надо каждому из них выплатить по 46 долларов суточных. А еще заплатить за аренду "Нитки" украинцам. Вот и считайте...

Поэтому одна из самых неприятных для комполка тем - средний возраст его пилотов. В разговоре прозвучало: где-то 38-40 лет. Хотя, боюсь, с арифметикой тут нелады, ведь самому молодому палубнику 37 лет, а старшему - 48. При этом средний возраст штатовских палубников - 30. (И чтобы закрыть "американскую тему": летчик КИАПа получает в месяц эквивалент 700-800 долларов, его заокеанский коллега - 15 тысяч.) "Мне странно и страшно говорить, - поделился личным Сергей Рассказов, - но возраст дает о себе знать - здоровье..." Кстати, медкомиссию пилоты проходят не в Североморске, а в Москве, в очень специальном госпитале.

Впрочем, недаром в народе говорят: были бы кости, а мясо нарастет. Даже в те годы, когда много чего было порушено без толку, России удалось сохранить морскую авиацию. У нее есть костяк. А в июне КИАП должен отправиться в долгожданную командировку в Саки. Значит, в следующий поход на "Кузнецове" уйдет больше пилотов. Туда, где в небе над морем живут птицы, ангелы и летчики морской авиации.

Сергей ЯМЩИКОВ