История эта началась на исходе 70-х. Каждый день, проходя мимо Благовещенской церкви, секретарь Кольского райкома партии Станислав Дащинский наблюдал одну и ту же печальную картину: с вырванными дверями и окнами, терзаемый студеными ветрами одиноко стоял старинный храм. Заложен он был еще в 1800 году, освящен в 1817-м. Не только "культовое сооружение", но и памятник истории, культуры, архитектуры. Много десятилетий служил храм людям, призывая к добру, а теперь, оставленный без всякого попечения и присмотра, нес печать сиротства и холодного равнодушия. Постепенно исчезли пол и потолок, затем лестница на колокольню...

Вскоре по соседству началось строительство новых современных домов, мощными копрами в землю стали забивать длинные сваи. И древний каменный фундамент церкви от постоянного сотрясения и грохота начал потихоньку раздвигаться, по толстым стенам поползли извилистые трещины.

Все с большей тоской посматривал Дащинский на погибающий рядом со зданием райкома собор. Казалось, еще немного и стены рухнут. Через зияющие глазницы окон проглядывалась куча осыпавшегося кирпича.

- Я чувствовал какую-то свою вину, - рассказывал через много лет Станислав Наумович, ставший известным журналистом и краеведом. - Но в чем она, еще не мог разобраться.

К тому времени вокруг него уже сплотилась группа единомышленников - людей небезразличных к истории родного города: председатель Кольского горисполкома Юрий Тупикин, председатель райисполкома Виктор Вахонин, заведующий отделом пропаганды райкома Петр Дешевицын. "Подпольный комитет" собирался вечерами в кабинете Дащинского. "Заговорщики" обдумывали, с какой стороны подступиться к собору, чтобы сберечь его.

Судьба памятника старины волновала многих людей. Нашлись сторонники благого начинания и в Мурманске - начальник областного управления культуры Лидия Клюшева, работник обкома КПСС Владимир Пожидаев, позже возглавивший областной краеведческий музей.

Разыскали в Коле дочь последнего кольского священника. Когда храм в 1960-м закрывали, ей удалось сохранить опись церковного имущества, чертежи здания.

Трудности предстояли немалые. Мыслимое ли дело, во времена торжества научного атеизма церковь восстанавливать?! Особенно сложно было убедить председателя облисполкома выделить деньги на восстановление собора. Поэтому решили приспособить здание под музей поморского быта и народного искусства, хотя на культуру, как и теперь денег давали немного. Часть средств выделил райисполком, еще часть - областное управление культуры, находили и другие возможности. Контроль за ходом работ взял на себя областной краеведческий музей.

Заинтересованность, знание и умение проявил кольский архитектор Владимир Маслов, - впоследствии главный архитектор Мурманска. Он сам разрабатывал разные схемы реставрации здания, рассматривал то, что предлагали другие.

А вариантов выявилось немало. Наиболее рациональным казалось связать стены по периметру тремя стальными обручами. Но где взять столько дефицитного материала?

Решение, как всегда, нашлось самое неожиданное.

- Давайте церковь на новый фундамент поставим! - предложил начальник РСУ Глаголев, молодой предприимчивый руководитель.

- Но как? Вертолетом такую махину поднимать?

Однако вертолет не понадобился. РСУ бойко взялось за работу. Фундамент меняли небольшими кусками: убирали метра по полтора старой каменной кладки, а на ее место устанавливали железобетонные блоки.

Спустя непродолжительное время здание встало на новый прочный фундамент. Трещины в стенах скрепили металлическими стяжками. Предстояли отделочные работы. Но в таком тонком деле Кольское РСУ помочь не могло. А тут еще оказалось, что окна собора имеют совершенно разные размеры, ни одного одинакового нет. Все рамы требовали индивидуального изготовления.

Близко к этому времени Кольский райком возглавил Иван Колола, работавший до того секретарем парткома "Севгидростоя", организации, воздвигшей на Кольском Севере не одну гидростанцию.

- Иван Герасимович, - обратился к нему Дащинский, - пока не потерял связь с прежней конторой, помоги со специалистами. Ну нет другого выхода!

Вскоре бригада отделочников высокой квалификации "накладывала косметику" на стены собора. Трудились добросовестно и старательно, как говорится, с душой. А секретарь райкома ежедневно проводил для них "политинформацию", раскрывая историю Благовещенской церкви, историю древнего города Колы.

- Повезло нам с первым секретарем! - вспоминал Станислав Наумович. - И окна, и двери - все гидростроевские мастера сделали.

Управление культуры каким-то немыслимым, известным лишь Клюшевой образом находило деньги. И это позволяло рассчитываться за работу, за материалы. Здание, потолки, полы - все восстановили по старым чертежам. Засияли металлическим блеском новые купола, на которых, как и прежде, возвышались кресты.

Несколько раньше, в преддверии этих событий случилась еще одна история. Те, кто бывал тогда в Коле, видели старинный деревянный крест, стоявший у дороги к туломскому мосту. Многим в то время казалось, что незачем хранить "остаток отвергнутого культа". Однако "подпольный комитет" придерживался совершенно иного мнения. Ведь крест был поставлен нашими предками еще в 1635 году - это же реликвия.

Только зимой, при расчистке дороги, реликвию полностью заваливали снегом. Соль, которой посыпали проезжую часть, и сырость сделали свое дело - древесина начала портиться.

Времени на раздумья, похоже, не оставалось, и Дащинский с Тупикиным приняли решение убрать крест с "гиблого" места и спрятать до лучших времен. Неподалеку, на территории ремонтно-строительного управления, располагались склады. В один из них крест и поместили, положив его на опилки. Одновременно попросили Владимира Маслова придумать что-нибудь для сохранения древнего креста. Вскоре тот пришел с предложением построить около Благовещенской церкви со стороны дороги маленький кирпичный домик с узкими прорезями во всех четырех стенах и подсветкой внутри и поместить туда крест. Разрабатывали и другие варианты.

Однажды ночью, часа в три-четыре, в квартире Дащинского раздался телефонный звонок.

- Срочно собирайся! - Тупикин почти кричал. - Горят склады РСУ!

Каким-то чудом до склада с крестом огонь не добрался. Пожарники быстро ликвидировали очаг возгорания. Однако напугались "заговорщики" не на шутку. Опять стали ломать головы: "Где же место надежное найти?" Была идея перенести крест на время в сухой бетонированный подвал нового здания Кольской администрации. Но и тут постигла неудача. Дверной проем оказался слишком узок, а разбирать крест не рискнули - не было уверенности, что смогут потом собрать. Пришлось вернуть его на прежнее место - в склад РСУ.

Понятно, что перемещения креста не афишировались. Едва ли в то время подобные устремления могли быть правильно восприняты всеми. Поэтому делали все это поздно вечером. Даже в РСУ немногие знали о местонахождении поклонного креста. Исключение составляли лишь несколько рабочих, без помощи которых было не обойтись.

Реставрационные работы в Благовещенском храме близились к завершению. И вопрос о размещении креста снимался сам собой. Владимир Пожидаев разыскал специалистов, которые привели его в порядок, отреставрировали и пропитали специальным составом, не позволяющим древесине портиться.

В апреле 1983-го в здании церкви открыли музей. Кольский крест установили перед алтарем.

Спустя девять лет, как говорится, в новых исторических условиях администрация области возвратила храм Русской православной церкви. Старинный крест и сегодня стоит в соборе в бывшем Алексиевском приделе. А вот для музея поморского быта в Коле места не нашлось, и собранные в нем экспонаты перекочевали в фонды областного краеведческого.

Возможно, где-то в них еще хранится книга отзывов закрытого кольского музея с благодарностями тем, кто столько потрудился для сохранения собора. Хранится как напоминание о том, что нельзя забывать добрые поступки и тех, кто их совершил. Многих участников этой истории уже нет с нами. А Благовещенская церковь стоит и будет стоять. Утрать ее Кола в ту пору, и город с многовековой историей едва ли по внешнему виду можно было бы отличить от других, не так давно поднявшихся в Заполярье.

Андрей КОНЮШАНЕЦ, директор просветительского центра "Доброхот"