В канун шестидесятилетия Победы в Мурманске вышли в свет две книжки. Обе посвящены северным конвоям, доставлявшим в Мурманск и Архангельск военные грузы, которые Советский Союз получал от союзников по ленд-лизу. Книжки невелики, но осмелюсь применить к ним старую русскую пословицу: "Мал золотник, да дорог".

Название первой книги - "Огненные походы. Мурманское морское пароходство в годы Великой Отечественной войны". Составитель, автор подробного вступления и половины очерков - Валентина Карепова, специалист управления общественных связей пароходства, хранитель его музея. В сборник вошли рассказы о тех героических рейсах и их участниках. Описываемые события относятся к плаваниям в конвоях пароходов "Аргунь", "Аркос", "Ижора", "А. Сибиряков", "Старый большевик", "Куйбышев", "Пролетарий", "Революция", "Тбилиси" и других.

Очень ценно, что книга содержит список судов, погибших в годы войны, и мартиролог моряков, отдавших свои жизни во имя победы.

Вторая книжка, а точнее брошюра, называется так: "Вместе приближали мир. Воспоминания ветеранов Полярных конвоев". Ее подготовили преподаватели мурманской гимназии № 9 Наталья Галеева и Екатерина Ермолина. Особая привлекательность этого сборника в том, что он содержит рассказы (более или менее подробные) как советских, так и английских моряков, приводивших корабли в Мурманск в те военные годы. Ведь историю этого совместного подвига, так сказать, со своей стороны мы знаем неплохо. А вот о совершенном союзниками стали подробно говорить лишь в последние полтора десятилетия.

Многие английские моряки присылали в музей девятой гимназии не только воспоминания, но и свои фотографии тех лет.

Дэвид Крейг, радист парохода "Довер хилл", в своем письме рассказывает некоторые подробности жизни военного Мурманска, приводит выдержки из дневника, который он тогда вел. 28 февраля 1943 года моряк записал: "Ясная тихая погода. Весь день продолжаются налеты немецкой авиации. Видел, как было сбито два немецких самолета. Сильно бомбили Мурманск". Далее: "6 апреля мы были в гостинице "Арктика", когда в нее попала бомба и начался пожар. Гостиница была деревянная и сгорела дотла. (Уточню: сильно пострадавшее здание впоследствии удалось восстановить. - А. К. ) Мы все помогали выносить мебель из холла (я запомнил огромное чучело медведя), пока огонь не добрался до него". Весьма интересно и такое его воспоминание о нашем городе: "В то время было небезопасно заводить друзей среди иностранных моряков. В результате некоторые из них, кто плохо разбирался в ситуации и провел в Мурманске лишь пару недель, возвращались домой и рассказывали, что русские очень не дружелюбны. Как они ошибались. Те из нас, кто провел в России почти весь 1943 год и позднее много раз приезжал в эту страну, знают, что люди в Мурманске самые добрые и гостеприимные".

Алан Хиггинс, телеграфист крейсера "Эдинбург", подробно описывает гибель этого корабля, перевозившего золото, которым наша страна расплачивалась за поставки. Когда крейсер был торпедирован и уцелевшие его моряки переправились на подоспевшие британские корабли, "Эдинбург" стали расстреливать с двух сторон - и немцы, и свои. "...но корабль все еще оставался на плаву, - пишет Хиггинс. - Некоторые из нас решили отправиться к адмиралу и спросить его, не можем ли мы вернуться обратно, т. к. старина "Эдинбург" казался непотопляемым, а кроме того, каждый моряк привязан к своему кораблю". Впрочем, крейсер со своим ценным грузом все-таки погрузился в пучину. Как известно, лишь в начале 80-х удалось обнаружить его местонахождение и поднять большую часть золота.

В коротком письме акустика эсминца "Киппел" Джека Робертса читаем: "Я участвовал в семи Полярных конвоях. Иногда мы спасали людей, чьи корабли были потоплены немецкими подводными лодками и самолетами". Невольно задумываешься о героизме человека, семь раз прошедшего по смертельному маршруту.

Андрей КАУФМАН