"Весенним днем 1952 года... на перрон Восточного вокзала в Осло сошел крепко сбитый финн со шрамом на лице. Так Лаури Солемайнен в первый раз после войны оказался за границей". Это строки из книги, широкому кругу российских читателей еще не известной. Хотя бы потому, что издана она в Осло на норвежском языке. Однако тема ее вплотную касается не только России вообще, но и нашего края. Да еще как касается! Увидевшая свет в 1995 году работа Мортена Йентофта и Одда Исунгсета "Незаживающая рана" - одно из самых значительных за последнее время исследований, посвященных взаимоотношениям норвежской, финской и советской разведок в годы "холодной войны", а также судьбам "бойцов невидимого фронта". К сожалению, на русский язык книга была переведена лишь совсем недавно. Благодаря переводчику Елене Гончаровой у нас появилась возможность первыми рассказать читателям о некоторых, наиболее интересных эпизодах "Незаживающей раны".

1. ШПИОНСКИМИ ТРОПАМИ - ПО НАШЕЙ ЗЕМЛЕ

Как становятся разведчиками? Если бы когда-нибудь Лаури Солемайнену задали этот вопрос, для того, чтобы ответить, ему пришлось бы рассказать свою биографию...

Родился он первого января 1915 года в финской коммуне Корписелька, к северо-востоку от Ладожского озера. Рос без отца, семья была очень бедной. Работал сапожником, затем трудился на рубке леса. От беспросветной нужды спасла финская армия: за пятнадцать месяцев службы в погранвойсках Лаури дослужился до сержанта. Во время Советско-финляндской войны 1939-1940 гг. ему довелось побывать в окружении и выйти из него, а также участвовать в уничтожении целой советской дивизии. Мирный договор 13 марта 1940 года Солемайнен встретил уже ротным командиром. Горечь поражения испытал на себе - большая часть родной деревни стала советской территорией. Но в 1941 году появился шанс отомстить: Финляндия примкнула к Германии, и Лаури отправился отвоевывать утраченный было родной дом. В апреле 42-го он записался в Четвертый спецбатальон. Базируясь в Петрозаводске, на отвоеванной русской земле, батальон занимался сбором информации о том, что происходило за линией фронта. Лаури Солемайнену доводилось самому добираться аж до Архангельской железнодорожной ветки, выясняя размеры помощи, которую Америка оказывала СССР через северные порты.

После 1945 года не только Солемайнен, но и многие другие финны пребывали в растерянности, испытывая по отношению к бывшим русским врагам чувство бессильной ненависти. Финляндия стояла у опасной черты и отчаянно пыталась найти свое место в послевоенном мире. Выплата репараций Советскому Союзу делала иллюзорной мысль об экономическом росте. Ненависть к русским приходилось подавлять, надо было настраиваться на упрочение дружбы с могучим восточным соседом. Лаури после демобилизации вел собственное хозяйство, злость - скрывал. Норвежской разведке не составило труда в 1952-м склонить ветерана двух войн к сотрудничеству.

Летом того же года Лаури и его напарник Рейно Саппинен пересекли советско-финляндскую границу и оказались в Мурманской области. Вот как об этом рассказывает книга:

"Границу они переходили южнее того места, где сейчас находится КПП Райа Йоосеппи, а потом взяли курс на Мурманск. Двадцать два дня Лаури и Рейно находились в районе, который постепенно превращался в важнейший военный оплот Советского Союза. День за днем они наблюдали за рабочими, строившими железнодорожную ветку от Мурманска до Никеля у самой норвежской границы. Столь же пристально следили и за самолетами, улетавшими и возвращавшимися на одну из многочисленных военных баз Кольского полуострова. (Кстати, там тогда разыгралась настоящая трагедия: советский самолет, направлявшийся к аэродрому, взорвался прямо у них на глазах, когда вот-вот должен был коснуться земли. В тот момент Лаури почувствовал, что по сравнению с бедолагами, сидевшими в самолете, он находится в куда большей безопасности.) Передвигаться Лаури и Рейно приходилось в основном пригнувшись к земле, а то и ползком. Меньше всего им хотелось быть обнаруженными, но однажды они были близки к этому. Двигаясь в густом тумане с почти нулевой видимостью, финны неожиданно обнаружили, что находятся всего лишь в 50 метрах от советской наблюдательной вышки. Но им повезло: в пелене тумана пограничники их не заметили".

Солемайнену с напарником удалось удачно пересечь границу и в обратном направлении. В Финляндии их уже ждали, и вскоре ветеран двух войн и солдат третьей - "холодной" - был уже в Осло. Офицеров норвежских спецслужб он не разочаровал: рассказал, что строительство военных объектов возле норвежской границы - на начальном этапе. Особой опасности они пока не представляют. Тем не менее были основания полагать, что строительство вскоре резко активизируется...

Августовским вечером 1952 года, прежде чем сесть на самолет обратно в Финляндию, Солемайнен с напарником могли заслуженно пропустить по стаканчику пива в одном из уличных кафе в Осло. Всего несколько дней назад люди, сидевшие сейчас за угловым столиком на Фрогнерсетере, побывали в СССР, вооруженные шпионской камерой и пистолетами. Камеру, кстати, использовали и во время походов в рестораны, чтобы осталась добрая память о пребывании в Осло.

За ту нелегальную вылазку Лаури Солемайнен получил 500 тысяч марок - сумму, превышавшую среднюю финскую зарплату за год. Следующим летом он снова отправился на советскую территорию. И вновь с напарником - Эмилем Торсоненом. И опять, перейдя пограничную черту, финны оказались в нашем крае. Теперь - в районе Саллы, за которую во время финской войны велись ожесточенные бои. Обратимся к книге.

"В тех местах как раз находился русский пограничный наряд, но он не обнаружил финнов. К тому же Солемайнен с напарником были одеты в советскую униформу. Лаури и Эмиль сделали снимки с помощью фотоаппарата, которым они научились пользоваться в Осло. Как оказалось, строительство советской военной базы пока не слишком продвинулось. На обратном пути, когда они переходили какую-то дорогу, до них донеслись три выстрела. Финны вытащили пистолеты и спрятались в лесу. Там пришлось залечь надолго - было ясно, что русские напали на след. Дождавшись сумерек, двинулись дальше на запад, сумели перейти границу и оказались на финской земле".

Однако норвежские спецслужбы были не очень довольны: слишком мало результатов дал этот шпионский рейд. А потому работодатели Солемайнена выплатили ему лишь пятую часть обещанных пятисот тысяч.

То огромное значение, которое придавали деятельности финских сотрудников норвежских спецслужб не только в Норвегии, но и в США, подтверждает встреча Солемайнена с главнокомандующим войсками НАТО - Дуайтом Эйзенхауэром. Показательно: будущий американский президент во время короткого визита в "страну фьордов" выкроил минуту для беседы с безвестным финским агентом даже несмотря на то, что операция к тому моменту была уже фактически провалена: на след Лаури напала финская разведка и он скрывался в Осло.

Впрочем, о раскинутой среди финнов норвежской агентурной сети были осведомлены не только сами финны, но и русские. Разведка Норвегии осознала это лишь с появлением на ее горизонте советского перебежчика - офицера КГБ Григория Павлова. Он сдался полиции в Сер-Варангере 18 августа 1953 года и среди прочего рассказал на допросах, что имя Солемайнена или Олемайнена, как его называли в России, хорошо известно русским разведчикам. И вновь - цитата: "Отделение КГБ в Мурманске, как оказалось, еще ранней осенью 1952 года получило сообщение о том, что на Кольский полуостров направлена финская разведгруппа. В информации содержалось указание, что руководит группой опытный боец по имени Олемайнен. КГБ выслало наряд пограничников на поиски финских агентов. В качестве проводника взяли какого-то саама из поселка Падун. Патруль прочесал местность именно на том отрезке, где Солемайнен и Саппинен были лишь несколько месяцев назад. Советские пограничники ничего не нашли и, проведя впустую 15 дней среди лесных пустошей, вернулись обратно".

Сведения, сообщенные Павловым, вызвали в Осло шок. Надо было срочно что-то предпринимать для того, чтобы обезопасить Солемайнена и других финских агентов. К тому же все большее недовольство работой норвежских спецслужб проявляла Финляндия. Это объяснимо, особенно если учесть, что деятельность норвежцев не сводилась только к вербовке финских агентов и к заброске их с территории Суоми в Советский Союз. Помимо этого, свидетельствуют Мортен Йентофт и Одд Исунгсет, с 1947 года норвежские военные втайне от финнов оборудовали на финской земле склады с оружием, минировали финские мосты, опасаясь нападения СССР на Норвегию через территорию Финляндии. Существовали и секретные планы выдвижения норвежских вооруженных сил в Финляндию в случае советской агрессии против "страны фьордов". В общем, было отчего возникнуть недовольству с финской стороны. Однако, несмотря на то, что многие поездки сотрудников норвежских спецслужб по финской земле, как выяснилось позже, были запротоколированы финнами до мельчайших подробностей, Финляндия, лавировавшая в ту пору между Востоком и Западом, не предавала эти данные огласке.

Ну а что же Солемайнен? На американском транспортном самолете его и еще нескольких финских агентов норвежской разведки отправили из Осло в немецкий Франкфурт, затем - на НАТОвскую базу в Висбаден. 6 января 1956 года Лаури Солемайнен рейсом "Пан-Америкэн" прилетел в Нью-Йорк. Оттуда путь его лежал в Вашингтон, потом в Сиэтл, где он и жил в течение следующих 14 лет, все время надеясь, что придет время - и он вернется в Финляндию.

Время пришло поздней осенью 1969 года: именно тогда у Лаури созрело решение вернуться к своей старушке матери, с которой все это время он поддерживал связь - сперва через посредников, потом обычной почтой. В 1970 году он перелетел через океан в обратную сторону и, сойдя с трапа самолета, сдался финской госбезопасности. Финская Фемида приговорила бывшего НАТОвского шпиона к "страшному" наказанию: лишению на три года гражданских прав и выплате заработанных на "торговле родиной" пятисот тысяч марок. В 1974 году американцы "припомнили" ему его прошлые делишки и наградили медалью - "холодная" война была в разгаре. Норвежцы же забыли о своем "герое" и никак себя не проявляли по отношению к нему, хотя главные услуги он оказал именно норвежской разведке.

Умер Лаури Солемайнен в июле 1993-го в финском местечке Иисалми. Как отмечают авторы книги, "он не жалел о том, что сделал: ходил за кордон, подвергал жизнь опасности в расчете на хорошее вознаграждение. Ему только было обидно, что он не получил всех обещанных денег за вылазку в район Саллы. Но с этим ничего нельзя было поделать. Ведь с агентами не заключают письменных договоров - так что в суд подавать не на кого".

Продолжение в № от 16 июня

Окончание в № за 17 июня

Подготовил Дмитрий ЕРМОЛАЕВ.