Лазурная синева моря упиралась в небо. Казалось, две стихии - вода и воздух - слились воедино. И непонятно уже от чего захватывало дух: то ли от бескрайнего небесно-морского простора, то ли от протяжных русских песен, что исполняли на поляне девушки в алых сарафанах. А может, от лихой кадрили, которую неподалеку лихо отплясывали саамы в национальной одежде?

НА СТАРИНУ ОТЗЫВЧИВЫЕ ДУШИ

На берегу Белого моря, там, где в него впадает Черная речка, многоголосьем и многоцветьем переливался фестиваль фольклора, который традиционно проводится в Умбе. И невозможно было удержаться, чтобы не влиться в его радостную суматоху. Здесь люди разных национальностей зачастую пели одни песни, сходились в одних танцах. И лица у всех были особенные, просветленные.

- В праздники через песни, хороводы и обряды люди прежде очищали свои души, - соглашается Марина Смирнова, которая приехала из Екатеринбурга со скоморошьей артелью "Колесо солнцеворота". Задача коллектива, по словам Марины, возродить русскую народную культуру. Для этого они ездят по селам, собирают этнографический материал, реконструируют старинные народные обряды, ремесла.

- Изучаем, как наша душа отзывается на старину, - рассказывает мне она.

Я прислушалась к себе. Душа пела и словно сбрасывала с себя все накопившиеся заботы и тревоги. Однако ощутила я и заманчивый запах, которым тянуло с берега, где шведский оленевод-саам на вертеле жарил оленя. Семь часов Харри Хенлунд готовил на костре свое фирменное блюдо, которым дома угощает туристов. А здесь, на фестивальной поляне, приобщиться к народному искусству кулинарии и отведать кусочек мяса мог любой желающий.

Аромат стоял такой, что я невольно отвлеклась от своей собеседницы - Марины Смирновой. С далекого Урала на Терский берег артель добиралась не только чтобы себя показать, но и пополнить свой фольклорный багаж. Поэтому еще на открытии фестиваля Марина выглядывала в толпе певуний народного хора села Варзуги. Многие из его участниц еще помнят писателя Дмитрия Балашова, который утверждал, что только в Варзуге понял, что такое настоящая русская культура. Эту культуру, переданную им от бабушек, бережно хранят поморки. Многие участницы хора и сами уже в летах. Но не канут в Лету их старинные песни. Вот они - девчонки, готовые их подхватить. Они стояли на фестивале вместе - пожилые варзужанки и их молодая смена.

А говорок селянок словно бальзамом пролился мне на душу. Именно так говорила моя бабушка, жившая на противоположном от Терского - Архангельском - берегу Белого моря. Вот только в ее родной деревне подобные речи слышно все реже. Поморский говор там постепенно умирает вслед за своими носителями.

ДЖАЗ НА БАЛАЛАЙКАХ

- Необходимо сохранять фольклор в первозданном виде. Поэтому мы восстанавливаем традиции: песни и обряды XIV-XVI веков, - убежден Василий Кудрявцев из тихвинского фольклорного театра "Цвети, наш край".

Только если что-то похожее на стилизованную русскую рубашку Кудрявцева, может, и носили в тех далеких веках, то его головной убор - буденовка - появился гораздо позже. Как, впрочем, и революционеры-буденовцы, роль одного из которых Василий играет в одном из театрализованных представлений своего коллектива. Вот и выходит, что творчество тихвинского театра не ограничивается XVI веком. Слишком тесны рамки.

Очень часто приходилось слышать на фестивале и о возрождении фольклора. Но неужели народное творчество мертво и требует срочных реанимационных мероприятий? Вот ведь оно, перед нами - живое, бьющее через край своей искрометной энергией. И как все живое - неспособное замереть, законсервироваться во времени.

Пожалуй, наглядней всего это показало выступление петрозаводской группы "Голова". Двое ее участников - студенты Петрозаводской консерватории - приехали на фестиваль вне программы. Но произвели настоящий фурор, исполнив на открытии праздника джазовую аранжировку песни "Deep Purple", в которой явственно проглядывали русские народные мотивы. А играли ее Алексей Зуберман и Артем Зенев на балалайке и гитаре. Столь смелая интерпретация народного творчества оказалась весьма неожиданной для многих.

- Мы хотим сделать фольклор более актуальным, интересным, привлечь к нему внимание. Поэтому, играя джазовые стандарты, пьесы, мы стараемся делать это не как американцы, а с элементами русского романса, русской народной песни, - делились они на фестивальной поляне.

И, судя по всему, своей цели им добиваться удается. Интерес к их творчеству уже есть не только в Петрозаводске, но и в Финляндии. Да и в Умбе их музыка сразу собрала немало поклонников. Впрочем, на самих петрозаводских новаторов демонстрируемое на Терском берегу "традиционное" народное творчество тоже произвело впечатление.

СЕКРЕТЫ "ГОРОДА МАСТЕРОВ"

Выходит, и утверждение, что молодежи фольклор не интересен, весьма и весьма спорно. Ведь среди участников фестиваля много юных лиц. Немало молодежи было и среди зрителей. Впрочем, на этом празднике души зрителей не было. Здесь все были участниками.

К концу вечера в шумной толпе народные коллективы можно было отличить лишь по костюмам, которые зачастую многое могли сказать об их владельцах.

- Прежде по одежке легко было узнать, кто из какой губернии, замужем или нет женщина. Вышивки и украшения охраняли от сглаза, - растолковывали мне участницы театра "Цвети, наш край" Елена Ангел и Юлия Юрьева.

Впрочем, по их нарядам нельзя распознать, что живут они в Ленинградской области, замужем они или нет и есть ли у них дети. Их стилизованные сарафаны и кокошники немы, не говорят они на языке узоров. Но этот язык сохранен еще во многих русских селах, а потому бережно собирают его ребята из "Колеса солнцеворота".

- Любая деталь одежды, любой узор и предмет домашнего обихода были наполнены особым смыслом. Смыслом, который мы пытаемся разгадать, в том числе и через народные ремесла, - говорила Марина Смирнова.

- И предметы раньше несли на себе особую роль. К примеру, вот эту куколку девушка дарила парню, когда хотела выйти замуж. А когда моя дочь повесила над своей кроватью вот этот символ материнства, то вскоре родила второго ребенка. А ведь не собиралась, - демонстрирует свои изделия мастерица-кукольница из Екатеринбурга Наталья Чеботкова.

Кстати, испробовать на себе волшебное действие ее поделок мог любой желающий. Они продавались на ярмарке "Город мастеров".

Здесь же можно было купить народный "прибор", способный уладить любую семейную ссору - мирило. Этот особой формы деревянный ковш. Поссорившимся супругам надо просто наполнить его водой и по очереди ее испить. Причем каждый со своей стороны. И все - конец раздору.

На ярмарке можно было увидеть и мастеров в деле. Тут же у прилавков они постукивали коклюшками, резали деревянные ковши.

Но, пожалуй, самое большое изумление вызвали у покупателей узорчатые, словно змеиная шкурка, изделия из рыбьей кожи мастерицы Ослаут Берит Сторбакк. Это традиционное поморское ремесло сейчас практически утрачено. Но норвежская учительница сумела раскрыть секреты выделки кожи трески, зубатки, семги.

Однако поделки народных мастеров тоже не оторваны от нынешнего времени. Ведь вряд ли прежде из бересты изготавливали обложки для документов или вязали из шерсти повязки на голову с символикой саамского флага.

А забавные поделки мурманчанки Елены Мининой вообще ноу-хау - она мастерит из собственноручно изобретенного материала бумаги с "фирменными" добавками.

ЖИВАЯ СИЛА РОДНИКА

Так какой он - фольклор? Необходимо ли его бережно хранить, воссоздавая в первозданном виде, или изменять, приноравливая к современности? Пожалуй, ответ на этот вопрос уже дали сами участники фестиваля. Народное творчество такое, как его творцы. Совсем разное, как море и небо, но порой будто сливающееся воедино, так что и разделяющей их линии не видно. Да и важно ли, где она проходит?

И когда темнокожий норвежец лихо отплясывал с бабушками в цветастой одежде коми, то, казалось, он тоже исполняет свой национальный танец. А на следующий день столь же органично вплетались в русские народные песни звуки его африканских барабанов, которые Бахие Йосеф Даго привез на ярмарку.

Русский и саамский, шведский и коми, финский, карельский и норвежский, старинный и осовремененный фольклор здесь словно сплетался в единое кружево, в котором ни один из затейливых узоров не казался инородным. И становилось понятно, что вне зависимости от цвета кожи и национальности, мы все, живущие на этой планете - единый народ. А народное творчество - это тот родник, припав к которому, мы очищаемся душой. Родник, который надо бережно хранить, но живой, а потому изменяющийся.

Наталья ГРЕЧИНА